Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Свирепый черт Лялечка (16)
  6. Гнев дракона (16)
  7. Аквариум (15)
  8. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (13)
  10. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  11. Поводыри на распутье (11)
  12. Цифровая крепость (8)
  13. Чудовище без красавицы (8)
  14. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  15. Бубен верхнего мира (8)
  16. Гиперион (7)
  17. Вещий Олег (7)
  18. Брудершафт с Терминатором (6)
  19. Покер с акулой (6)
  20. Роксолана (6)
  21. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  22. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  24. К "последнему" морю (4)
  25. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)
  26. По тонкому льду (4)
  27. Путь Кейна. Одержимость (4)
  28. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  29. Журналист для Брежнева (4)
  30. Мадам одиночка, или Укротительница мужчин (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Драйзер Теодор — > читать бесплатно "Сестра Керри"


Теодор Драйзер


Сестра Керри


-----------------------------------------------------------------------
М., "Правда", 1986. Пер. - М.Волосов.
OCR & spellcheck by HarryFan, 11 September 2000
-----------------------------------------------------------------------


1. ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ СИЛА МАГНИТА. ВО ВЛАСТИ СТИХИЙ
Когда Каролина Мибер садилась в поезд, уходивший днем в Чикаго, все ее
имущество заключалось в маленьком сундучке, дешевеньком чемодане из
поддельной крокодиловой кожи, коробочке с завтраком и желтом кожаном
кошельке, где лежали железнодорожный билет, клочок бумаги с адресом
сестры, жившей на Ван-Бьюрен-стрит, и четыре доллара.
Это было в 1889 году. Каролине только что исполнилось восемнадцать лет.
Девушка она была смышленая, но застенчивая, преисполненная иллюзий,
свойственных неведению и молодости. Если, расставаясь с родными, она о
чем-нибудь и жалела, то уж во всяком случае не о преимуществах той жизни,
от которой она теперь отказывалась.
Слезы брызнули у нее из глаз, когда мать в последний раз поцеловала ее,
в горле защекотало, когда поезд прогрохотал мимо мельницы, где поденно
работал отец, глубокий вздох вырвался из груди, когда промелькнули
знакомые зеленые окрестности города и навек были порваны узы, которые не
слишком крепко привязывали ее к родному дому.
Конечно, она могла сойти на ближайшей станции и вернуться домой.
Впереди лежал большой город, который связан со всей страной ежедневно
прибывающими туда поездами. И не так уж далеко находится городок
Колумбия-сити, чтобы нельзя было поехать в родные края даже из Чикаго. Что
значит несколько сот миль или несколько часов?
Каролина взглянула на бумажку с адресом сестры и невольно задумалась.
Она долго следила глазами за зеленым ландшафтом, быстро мелькавшим перед
нею; потом первые дорожные впечатления отошли на задний план, и мысли
девушки, обгоняя поезд, перенесли ее в незнакомый город, она пыталась
представить - какой он, Чикаго?
Когда девушка восемнадцати лет покидает родной кров, то она либо
попадает в хорошие руки и тогда становится лучше, либо быстро усваивает
столичные взгляды на вопросы морали, и становится хуже. Середины здесь
быть не может.
Большой город с помощью своих коварных ухищрений обольщает не хуже иных
соблазнителей, самый опытный из которых микроскопически мал по сравнению с
этим гигантом и принесет человеку гораздо меньше разочарований. В городе
действуют могучие силы, которые обладают такими способами проникнуть в
душу своей жертвы, какие доступны лишь умному и тонкому человеку. Мерцание
тысяч огней действует не менее сильно, чем выразительный блеск влюбленных
глаз. Моральному распаду бесхитростной, наивной души способствуют главным
образом силы, неподвластные человеку. Море оглушающих звуков, бурное
кипение жизни, гигантское скопление человеческих ульев - все это смутно
влечет к себе ошеломленные чувства. Какой только лжи не нашепчет город на
ушко неискушенному существу, если не случится рядом советчика, который
сумеет вовремя предостеречь. И ложь эта, пока не раскрытая,
обольстительна, - зачастую она незаметно, как музыка, сначала размягчает,
потом делает слабым, потом развращает неокрепшее человеческое сознание.
Каролина, или сестра Керри, как ее с оттенком ласковости называли в
семье, обладала умом, в котором были еще совершенно не развиты способности
к наблюдениям и анализу. Она была поглощена собой, и этот эгоизм, хотя и
не слишком явный, был тем не менее основной чертой ее характера. Она была
мила пресноватой миловидностью переходного возраста, сложение ее обещало в
будущем приятную округлость форм, а глаза светились природной
сметливостью, к тому же она была полна пылких мечтаний юности, - словом,
перед нами прекрасный образец американки среднего класса, которую лишь два
поколения отделяют от прадедов - эмигрантов из Европы.
Чтение ничуть не увлекало Керри - мир знаний был для нее за семью
замками. Она пока совсем еще не знала, что такое интуитивное кокетство.
Она не умела игриво откидывать назад головку, часто не знала, куда девать
руки, и хоть ножки у нее были маленькие, ступала она тяжело. Однако ей
хотелось пленять, она быстро усваивала, в чем заключаются радости жизни, и
стремилась к материальным благам.
Сестра Керри была плохо вооруженным маленьким рыцарем, который отважно
ринулся на огромный, загадочный город, чтобы попытать счастья, лелея
безумную мечту о неясной, далекой победе, когда этот город - добыча и раб
завоевателя - будет лежать распростертый под женской туфелькой.
- Это, - проговорил над ее ухом чей-то голос, - один из красивейших
маленьких курортов штата Висконсин.


- Вот как? - чуть нервно отозвалась Керри.
Поезд уже миновал станцию Вокиша. Керри еще раньше заметила, что позади
сидит какой-то мужчина, и чувствовала, что он смотрит на ее пышные волосы.
Он не мог спокойно сидеть на месте, и Керри инстинктивно догадывалась, что
она вызывает в нем интерес. Девичья скромность и чувство приличия
подсказывали ей, что нельзя допускать с его стороны ни малейшей
фамильярности и следует держать его на расстоянии, но смелость и
притягательная сила ее соседа, выработанные богатым опытом и прошлыми
успехами, взяли верх, и Керри откликнулась.
Слегка наклонившись вперед, он положил локти на спинку ее сиденья и
заговорил, желая показать себя приятным спутником:
- Да, прекрасный уголок, отличные отели. Здесь отдыхают чикагцы. Вы,
по-видимому, не знакомы с этими местами?
- Нет, знакома, - ответила Керри. - Вернее, я живу в Колумбия-сити, а
здесь мне еще не приходилось бывать.
- Итак, это ваша первая поездка в Чикаго, - заметил он.
Во время этого разговора Керри видела своего собеседника лишь краешком
глаза. Яркие, румяные щеки, светлые усы, на голове серая фетровая шляпа.
Теперь она повернулась и посмотрела ему прямо в лицо; кокетливость
боролась в ней сейчас с инстинктом самозащиты.
- Я не говорила вам, что это моя первая поездка, - сказала Керри.
- О! - приятно улыбнулся он, как бы изумляясь своей ошибке. - Очевидно,
я ослышался.
Это был типичный коммивояжер крупного торгового дома, принадлежавший к
категории людей, которых на жаргоне того времени называли "барабанщиками".
К нему вполне подходило также и более позднее название, широко
распространившееся в Америке восьмидесятых годов и определявшее людей,
одежда и манеры которых рассчитаны на то, чтобы вызывать восхищение
впечатлительных молодых женщин. Таких называли "мастак".
Его коричневый шерстяной костюм в клетку был в то время еще новинкой, -
потом он стал обычным костюмом делового человека. В глубоком вырезе жилета
видна была накрахмаленная грудь сорочки в белую и розовую полоску. Из
рукавов пиджака выглядывали полотняные манжеты в такую же полоску,
застегнутые крупными позолоченными запонками с обыкновенными желтыми
агатами, известными под названием "кошачий глаз". На пальцах блестело
несколько колец (среди них, конечно, неизменный перстень с печаткой), из
карманчика жилета свисала золотая цепочка от часов, на которой болтался
жетон тайного ордена Лосей. Костюм сидел почти в обтяжку. Наряд дополняли
ярко начищенные коричневые ботинки на толстой подошве и мягкая серая
шляпа.
Человеку, стоящему на уровне развития Керри, незнакомец мог показаться
интересным, и ей достаточно было одного беглого взгляда, чтобы заметить
все, что говорило в его пользу.
На случай, если люди подобного типа переведутся на земле, я позволю
себе обрисовать здесь те приемы и уловки, к которым они прибегали не без
успеха. Хорошее платье являлось, разумеется, главным козырем коммивояжера,
без него он - ничто. Затем он должен был обладать физически крепкой
натурой, главная особенность которой - острое влечение к женщине. И
разумом, которому чужды какие-либо размышления о проблемах и силах,
управляющих миром; поступками же его руководили не алчность, а ненасытная
любовь к разнообразным удовольствиям.
Его приемы обычно были очень просты. Прежде всего - смелость,
основанная, конечно, на сильном чувственном желании и восхищении
прекрасным полом.
При встрече с молодой женщиной он начинал ухаживать за нею с
добродушной фамильярностью, не лишенной, однако, оттенка мольбы, и в
большинстве случаев его ухаживания принимались снисходительно.
Если женщина обнаруживала склонность к кокетству, он позволял себе
поправить на ней бантик, а заметив, что "клюнуло", тотчас начинал называть
ее просто по имени.
Зайдя, к примеру, в универсальный магазин, коммивояжер непринужденно
облокачивался на прилавок и задавал продавщице несколько наводящих
вопросов. В более изысканных кругах, а также в поезде или в зале ожидания
он вел себя осторожнее. Но как только на его горизонте появлялся
податливый, по его мнению, объект, он становился воплощенным вниманием и
любезностью, заводил речь о погоде, галантно открывал дверь вагона,
помогал нести чемодан, если же это не удавалось, старался сесть рядом,
надеясь до прибытия поезда к месту назначения найти возможность
поухаживать. Положить под голову подушечку, предложить книгу, скамеечку
под ноги, опустить штору - он успевал подумать обо всем. И, доехав до
места, он лишь в том случае не сходил вслед за спутницей, чтобы принять на
себя заботу о ее багаже, если считал дело безнадежным.
Кому-нибудь из женщин следовало бы написать философский трактат об
одежде. Как бы женщина ни была молода, она знает толк в платье. Оценивая
мужской костюм, женщина проводит при этом некую едва заметную грань,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106
РЕКЛАМА
Флинт Эрик - Путь империи
Флинт Эрик
Путь империи


Суворов Виктор - Очищение
Суворов Виктор
Очищение


Шилова Юлия - Замуж за иностранца, или Русские жены за рубежом
Шилова Юлия
Замуж за иностранца, или Русские жены за рубежом


Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.