Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Свирепый черт Лялечка (16)
  6. Гнев дракона (16)
  7. Аквариум (15)
  8. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (13)
  10. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  11. Поводыри на распутье (11)
  12. Бубен верхнего мира (8)
  13. Цифровая крепость (8)
  14. Чудовище без красавицы (8)
  15. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  16. Гиперион (7)
  17. Вещий Олег (7)
  18. Покер с акулой (6)
  19. Роксолана (6)
  20. Брудершафт с Терминатором (6)
  21. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  22. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  24. По тонкому льду (4)
  25. Путь Кейна. Одержимость (4)
  26. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  27. Журналист для Брежнева (4)
  28. К "последнему" морю (4)
  29. Пощады не будет (3)
  30. Омон Ра (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Дюма Александр — > читать бесплатно "Ожерелье королевы"


Александр ДЮМА


ОЖЕРЕЛЬЕ КОРОЛЕВЫ






ПРЕДИСЛОВИЕ
Прежде всего, да будет нам позволено коротко объясниться с нашими
читателями по поводу заглавия, только что нами написанного. Уже двадцать
лет мы беседуем с читателями, и я надеюсь, несколько нижеследующих строк
не ослабят нашу старую дружбу, а укрепят ее.
После того, как мы сказали последние наши слова, у нас совершилась
революция; эту революцию я предсказал уже в 1832 году, я проследил ее
нарастание, я описал ее свершение и более того: шестнадцать лет назад я
рассказал о том, что я сделаю - и что сделал - назад тому восемь
месяцев.
Разрешите мне привести здесь последние строки пророческого эпилога
моей книги "Галлия и Франция":
"Вот бездна, которая поглотит наше нынешнее правительство. Фонарь,
которым мы освещаем его путь, осветит лишь его крушение, ибо даже если
бы оно и захотело повернуть на другой галс, теперь оно этого уже не
смогло бы: его увлекает слишком быстрое течение, его гонит слишком
сильный ветер. Но в час гибели наши воспоминания - воспоминания человека
- возобладают над стоицизмом гражданина, и раздается голос: "ДА ПОГИБНЕТ
КОРОЛЕВСКАЯ ВЛАСТЬ, НО ДА СПАСЕТ БОГ КОРОЛЯ!" И это будет мой голос".
Сдержал ли я свое слово и прозвучал ли единственный во Франции голос,
который в момент падения династии сказал "прощай" дружбе с августейшей
особой, достаточно громко, чтобы его услышали?
Революция, предвиденная и объявленная нами, не застала нас врасплох.
Мы приветствовали ее как явление фатально неизбежное; мы не надеялись,
что она будет прекрасна, мы боялись, что она будет ужасна. За двадцать
лет, в течение которых мы изучали прошлое народов, мы познали, что такое
революция.
Мы не будем говорить о людях, которые ее совершили, и о людях,
которые ею воспользовались. Всякая буря мутит воду. Всякое землетрясение
переворачивает пласты земли. А потом, по естественным законам
равновесия, каждая молекула обретает свое место. Трещины в земле
закрываются, вода очищается, и небо, на короткое время потемневшее,
смотрит на свои золотые звезды в бескрайнем озере.
Наши читатели увидят, что после 24 февраля <24 февраля 1848 года
король Луи-Филипп, в канцелярии которого некоторое время работал Дюма,
подписал отречение от престола.> мы остались такими же, какими были до
него: одной морщиной стало больше на лбу, одним рубцом стало больше на
сердце - вот и все, что произошло с нами за истекшие страшные восемь
месяцев.
Мы по-прежнему любим тех, кого мы любили; мы уже не боимся тех, кого
мы боялись; мы как никогда презираем тех, кого презирали.
И в нашем творчестве, как и в нас самих, не изменилось ничего; быть
может, и в нашем творчестве, как и в нас самих, одной морщиной и одним
рубцом стало больше. Вот и все.
Нами написано уже около четырехсот томов. Мы изучили множество веков,
мы воскресили множество действующих лиц, восхищенных тем, что они
восстали из мертвых в великий день опубликования книги.
И вот, мы заклинаем этот мир, населенный призраками: пусть он скажет,
приносили ли мы когда-нибудь в жертву нашему времени его преступления,
его пороки или же его добродетели; о королях, о вельможах, о народе мы
всегда говорили правду или то, что мы считали правдой; и если мертвые
имеют такие же права, как живые, то как мы не причинили никакого ущерба
живым, так не причинили никакого ущерба и мертвым.
Есть сердца, для которых всякое несчастье священно, всякое крушение
почтенно; уходит человек из жизни или сходит с престола - уважение
заставляет их склониться перед открытой могилой или перед разбитой
короной.
Когда мы написали заглавие вверху первой страницы этой книги, это
отнюдь не был, скажем откровенно, свободный выбор темы, продиктовавший
нам это заглавие: это пробил его час, это пришла его очередь; хронология
нерушима: за 1774 годом неизбежно следует 1784 год за "Джузеппе
Бальзамо" - "Ожерелье королевы".
Но пусть будет спокойна самая чуткая совесть: именно потому, что
сегодня можно говорить все, историк будет цензором поэта. Не будет
сказано ничего дерзкого о королеве-женщине, ничего сомнительного о
королеве-мученице. Мы живописуем человеческие слабости, королевскую
гордость, это правда, но живописуем как художники-идеалисты, которые
умеют добиться сходства, взяв лучшие черты модели, как художник по имени



Ангел, который в любимой женщине обрел Мадонну <Во времена Дюма
считалось, что поздние, так называемы" "идеальные" рисунки Микеланджело
(буквально: Михаил Архангел) представляют собой портреты знатной
римлянки, поэтессы Виттории Колонна (1490 - 1547), воспетой им в
сонетах. В настоящее время их принято воспринимать именно как
"идеальные", не имеющие конкретного прототипа.>; между гнусными
памфлетами и неумеренными восхвалениями мы грустно, беспристрастно и
торжественно пойдем путем поэтической мечты. Та, чью голову с побелевшим
лицом палач показал народу, обрела право не краснеть перед потомством.
Александр Дюма
29 ноября 1848

ПРОЛОГ

Глава 1

СТАРЫЙ ДВОРЯНИН И СТАРЫЙ МЕТРДОТЕЛЬ
В один из первых дней апреля 1784 года, приблизительно в четверть
четвертого пополудня, старый маршал Ришелье, наш давнишний знакомый,
подкрасив брови душистой краской, отстранил зеркало, которое держал
перед ним его камердинер, сменивший, но не заменивший верного Рафте, и,
тряхнув головой так, как умел только он один, сказал:
- Ну, вот я и готов.
С этими словами он встал с кресла, совершенно по-юношески стряхивая
пальцем крупинки белой пудры, слетевшие с его парика на бархатные штаны
небесно-голубого цвета.
Он сделал два-три круга по своей туалетной комнате, вытягивая носки и
полколенки.
- Моего метрдотеля! - сказал он.
Через пять минут появился метрдотель в парадном костюме.
Маршал, как того требовали обстоятельства, принял серьезный вид.
- Надеюсь, вы приготовили мне хороший обед? - спросил он.
- Разумеется, ваша светлость.
- Я ведь передал вам список моих гостей, не так ли?
- Я точно запомнил их число, ваша светлость. Девять приборов, так
ведь?
- Прибор прибору рознь!
- Да, ваша светлость, но...
Маршал прервал метрдотеля легким движением, нетерпеливость которого
умерялась величественностью.
- "Но"... - это не ответ; каждый раз, как я слышал слово "но" - а за
мои восемьдесят восемь лет я слышал его многократно! - так вот, каждый
раз, как я слышал слово "но", - я в отчаянии, что вынужден сказать вам
это, - за ним следовала какая-нибудь глупость.
- Ваша светлость!..
- Прежде всего: в котором часу вы подадите обед?
- Ваша светлость! Буржуа обедают в два часа, судейские обедают в три,
дворяне обедают в четыре.
- А я?
- Ваша светлость пообедает сегодня в пять.
- Ого! В пять!
- Да, ваша светлость, как и король.
- Почему как король?
- Потому что в списке гостей, который я имел честь получить от вашей
светлости, значится имя короля.
- Отнюдь нет, вы ошибаетесь: мои сегодняшние гости - простые дворяне.
- Ваша светлость, несомненно, изволит шутить со своим покорным
слугой, и я благодарю вас за честь, которую вы мне оказываете. Но граф
Гаагский, один из гостей вашей светлости...
- И что же?
- Да то, что граф Гаагский - король.
- Я не знаю короля, который носит это имя.
- В таком случае пусть ваша светлость простит меня, - с поклоном
сказал метрдотель, - но я думал.., я предполагал...
- Размышления не входят в круг ваших обязанностей. Предположения - не
ваш долг! Ваш долг - читать мои приказы без всяких комментариев! Когда я
хочу, чтобы люди о чем-то узнали, я говорю об этом: раз я не говорю,
значит, я не хочу, чтобы это стало известно.
Метрдотель еще раз поклонился, и на этот раз так почтительно, как
если бы разговаривал с королем.
- Итак, - продолжал старый маршал, - поелику у меня сегодня обедают
только дворяне, соизвольте подать обед в обычное время, то есть в четыре
часа.
При этих словах лицо метрдотеля потемнело так, как если бы ему



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85
РЕКЛАМА
Прозоров Александр - Смертельный удар
Прозоров Александр
Смертельный удар


Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Шилова Юлия - Мой грех, или История любви и ненависти
Шилова Юлия
Мой грех, или История любви и ненависти


Бажанов Олег - Герой нашего времени.ru
Бажанов Олег
Герой нашего времени.ru


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.