Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (25)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (16)
  4. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  5. Начало всех начал (10)
  6. Яфет (9)
  7. Путь Кейна. Одержимость (9)
  8. Летучий Голландец (8)
  9. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (8)
  11. Роксолана (7)
  12. Киммерийское лето (7)
  13. Память льда (7)
  14. Странствующий теллуриец (7)
  15. К "последнему" морю (5)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  17. Круг любителей покушать (5)
  18. Пирамида (5)
  19. Армагеддон (5)
  20. По тонкому льду (4)
  21. Полковнику никто не пишет (4)
  22. Париж на три часа (4)
  23. Любовница на двоих (4)
  24. Демон и Бродяга (4)
  25. Дикарка (4)
  26. Свет вечный (4)
  27. Обратись к Бешенному (4)
  28. Машина времени (3)
  29. Ричард Длинные Руки - воин Господа (3)
  30. Пелагия и красный петух (том 2) (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Дюма Александр — > читать бесплатно "Сорок пять"


Александр ДЮМА


СОРОК ПЯТЬ





ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

СЕНТ-АНТУАНСКИЕ ВОРОТА
26 октября 1585 года цепи у Сент-Антуанских ворот, вопреки обыкновению,
были еще натянуты в половине одиннадцатого утра.
Без четверти одиннадцать отряд стражи, состоявший из двадцати швейцарцев,
по обмундированию которых видно было, что это швейцарцы из малых кантонов,
то есть лучшие друзья царствовавшего тогда короля Генриха III, - показался в
конце улицы Мортельри и подошел к Сент-Антуанским воротам, которые тотчас же
отворились и, пропустив его, захлопнулись. За воротами швейцарцы выстроились
вдоль изгородей, окаймлявших пригородные участки. Одним своим появлением они
заставили откатиться назад толпу крестьян и небогатых горожан из Монтрея,
Венсена или Сен-Мора, которые хотели проникнуть в город еще до полудня, но
не смогли этого сделать, ибо, как мы уже сказали, ворота оказались
запертыми.
Если правда, что само скопление людей естественно вызывает беспорядок,
можно было бы подумать, что, выслав сюда отряд швейцарцев, господин
начальник городской стражи решил предупредить беспорядок, который мог
возникнуть у Сент-Антуанских ворот.
В самом деле, толпа собралась большая. По трем сходящимся у ворот дорогам
ежесекундно прибывали монахи из пригородных монастырей, женщины верхом на
ослах, сидевшие по-дамски, спустив обе ноги по одну сторону вьючного седла,
крестьяне в повозках, еще увеличивавших и без того значительное скопление
народа, застрявшего у заставы из-за того, что ворота были, против
обыкновения, заперты. Все нетерпеливо задавали друг другу вопросы, отчего
возникал своеобразный гул на манер генерал-баса: порой из него вырывались
отдельные голоса, поднимающиеся до октавы, угрожающей или жалобной.
Кроме стекавшегося со всех сторон народа, который стремился попасть в
город, можно было заметить отдельные группы людей, по всей видимости,
вышедших из города. Вместо того чтобы устремлять свои взоры внутрь Парижа
через отверстия в заставах, эти люди пожирали глазами горизонт, где
возвышались башни монастыря св. Иакова и венсенской обители и Фобенский
крест, как будто по одной из трех веерообразно расходящихся дорог к ним
должен был сойти некий Мессия.
Эти кучки людей в немалой степени напоминали и спокойные островки,
поднимающиеся из вод Сены, в то время как бурлящие и играющие вокруг них
волны отрывают от берега то кусок дерна, то старый ивовый ствол, который
сперва болтается некоторое время в водовороте, а под конец уносится
течением.
Эти группы, - мы так настойчиво упоминаем о них, ибо они заслуживают
нашего пристального внимания, - состояли в большинстве своем из парижских
горожан, одетых в плотно прилегающие к телу короткие штаны и теплые куртки,
ибо - мы забыли об этом сказать - погода стояла холодная, дул резкий ветер и
тяжелые, низкие тучи словно стремились сорвать с деревьев последние желтые
листья, печально дрожащие на ветвях.
Трое из этих горожан беседовали, или, вернее, беседовали двое, а третий
слушал. Выразим нашу мысль точнее и скажем, что третий, казалось, даже и не
слушал: все внимание его было поглощено другим - он, не отрываясь, смотрел в
сторону Венсена.
Займемся же в первую очередь им.
Стоя, он, вероятно, казался бы человеком высокого роста. Но в данный
момент его длинные ноги, с которыми он, по-видимому, не знал что делать,
когда они не проявляли положенной им активности, были подогнуты, а руки,
тоже соответствующей длины, скрещены на груди. Прислонившись к изгороди, где
гибкие ветви кустарника служили ему хорошей опорой, он тщательно закрывал
широкой ладонью свое лицо, стараясь, видимо, быть сугубо осторожным, как
человек, не желающий, чтобы его узнали. Открытым оставался лишь один глаз
между средним и указательным пальцами: из узкой щели между ними вырывалась
острая стрела его взгляда.
Рядом с этой странной личностью находился какой-то маленький человечек,
который, вскарабкавшись на пригорок, разговаривал с неким толстяком, еле
сохранявшим равновесие на склоне того же пригорка; чтобы не упасть, толстяк
то и дело хватался за пуговицу на куртке своего собеседника.
Это были два горожанина, которые вместе с сидящим на корточках человеком
составляли кабалистическую троицу, упомянутую нами в одном из предыдущих
абзацев.
- Да, мэтр Митон, - говорил низенький толстому, - говорю вам и повторяю,



что сегодня у эшафота Сальседа будет - самое меньшее - сто тысяч человек
народу. Смотрите: не считая тех, кто уже находится на Гревской площади или
кто направляется туда из различных кварталов Парижа, смотрите, сколько
народу собралось здесь, а ведь это всего лишь одни из ворот! Судите сами:
всех-то ворот, если их хорошо сосчитать, - шестнадцать.
- Сто тысяч - эка загнули, кум Фриар, - ответил толстяк. - Ведь многие,
поверьте, сделают, как я, и, опасаясь давки, не пойдут смотреть на
четвертование этого несчастного Сальседа; и они будут правы.
- Мэтр Митон, мэтр Митон, поберегитесь! - ответил низенький. - Вы
говорите, как политик. Ничего, решительно ничего не случится, ручаюсь вам.
И, видя, что собеседник с сомнением покачивает головой, он обратился к
человеку с длинными руками и ногами.
- Не правда ли, сударь?
Тот, уже не глядя в сторону Венсена, но по-прежнему не отнимая ладони от
лица, переменил прицел и избрал теперь предметом своего внимания заставу.
- Простите? - спросил он, словно расслышав только обращенные к нему
слова, а не то, что предшествовало обращению и предназначалось второму
горожанину.
- Я говорю, что на Гревской площади сегодня ничего не произойдет.
- Думаю, что вы ошибаетесь и произойдет четвертование Садьседа, -
спокойно ответил длиннорукий.
- Да, разумеется, но, повторяю, из-за этого четвертования никакого шума
не будет.
- Будут слышны удары кнута, хлещущего по лошадям.
- Вы меня не уразумели. Говоря о шуме, я имею в виду бунт. Так вот, я
утверждаю, что на Гревской площади дело обойдется без бунта. Если бы
предполагался бунт, король не велел бы разукрасить одну из лоджий ратуши,
чтобы смотреть из нее на казнь вместе с обеими королевами и частью
придворных.
- Разве короли когда-либо знают заранее, что будет бунт? - сказал
длиннорукий и длинноногий, пожимая плечами с выражением снисходительнейшей
жалости.
- Ого! - шепнул мэтр Митон на ухо своему собеседнику. - Этот человек
весьма странно разговаривает. Вы его знаете, куманек?
- Нет, - ответил низенький.
- Так зачем же вы завели с ним разговор?
- Да просто чтобы поговорить.
- Напрасно: вы же видите, что он не разговорчив.
- Мне все же представляется, - продолжал кум Фриар достаточно громко,
чтобы его слышал длиннорукий, - что одна из приятнейших вещей на свете - это
обмен мыслями.
- С теми, кого знаешь, - это верно, - ответил мэтр Митон, - но не с теми,
кто тебе незнаком.
- Разве люди не братья, как говорит священник из церкви Сен-Лэ? -
проникновенным тоном добавил кум Фриар.
- То есть так было в начале времен. Но в такое время, как наше,
родственные связи что-то ослабли, куманек Фриар. Если уж вам так хочется
разговаривать, беседуйте со мной и оставьте в покое этого чужака, - пусть
размышляет о своих делах.
- Но ведь вас-то, как вы сами сказали, я уже давно знаю, и мне заранее
известно все, что вы мне ответите. А этот незнакомец, может быть, сказал бы
мне что-нибудь новенькое!
- Tсc! - он вас слушает.
- Тем лучше. Может быть, он ответит. Так, значит, сударь, - продолжал кум
Фриар, оборачиваясь к незнакомцу, - вы думаете, что на Гревской площади
будет заваруха?
- Я ничего подобного не говорил.
- Да я и не утверждаю, что вы говорили, - продолжал Фриар тоном человека,
считающего себя весьма проницательным, - я полагаю, что вы так думаете, вот
и все.
- А на чем основана эта ваша уверенность? Уж не колдун ли вы, господин
Фриар?
- Смотрите-ка! Он меня знает! - вскричал до крайности изумленный
горожанин. - Откуда же?
- Да ведь я назвал вас раза два или три, куманек! - сказал Митон, пожимая
плечами, как человек, которому стыдно перед посторонним за глупость своего
собеседника.
- Ах, правда ведь, - сказал Фриар, сделав усилие, чтобы понять, и
благодаря этому усилию уразумев, в чем дело. - Честное слово, правда. Ну,
раз он меня знает, так уж ответит.
- Так вот, сударь мой, - продолжал он, снова оборачиваясь к незнакомцу, -
я думаю, что вы думаете, что на Гревской площади поднимется шум, ибо если бы
вы так не думали, то находились бы там, а вы, напротив, находитесь здесь..,
ах ты!
Это "ах ты" доказывало, что кум Фриар достиг в своих умозаключениях



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166
РЕКЛАМА
Никитин Юрий - Проходящий сквозь стены
Никитин Юрий
Проходящий сквозь стены


Суворов Виктор - Самоубийство
Суворов Виктор
Самоубийство


Посняков Андрей - Перстень Тамерлана
Посняков Андрей
Перстень Тамерлана


Орлов Алекс - Его сиятельство Каспар Фрай
Орлов Алекс
Его сиятельство Каспар Фрай


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.