Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (145)
  2. Гнев дракона (107)
  3. Умножающий печаль (97)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (93)
  5. Начало всех начал (91)
  6. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Свирепый черт Лялечка (56)
  12. Омон Ра (54)
  13. Имя потерпевшего - никто (54)
  14. Покер с акулой (32)
  15. Аквариум (25)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (22)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Киммерийское лето (22)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  20. Париж на три часа (19)
  21. Колдун из клана Смерти (18)
  22. Роксолана (18)
  23. Тимур и его команда (17)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. Ледокол (13)
  26. К "последнему" морю (12)
  27. Брудершафт с Терминатором (12)
  28. Яфет (11)
  29. По тонкому льду (11)
  30. Истребивший магию (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

История — > Загребельный Павел — > читать бесплатно "Разгон"


Павло Загребельный


Разгон


Роман

---------------------------------------------------------------------
Книга: П.Загребельный. "Разгон"
Авторизованный перевод с украинского Изиды Новосельцевой
Издательство "Советский писатель", Москва, 1982
OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 3 июня 2002 года
---------------------------------------------------------------------

Павло Загребельный - один из ведущих современных украинских писателей,
автор многочисленных романов, вышедших на родном языке и в переводе на
русский язык.
Многогранный талант Павла Загребельного позволяет ему масштабно решать
в своем творчестве и большие темы исторического прошлого, и актуальные
проблемы нашей современности.
Роман "Разгон" - художественное исследование истории того поколения, к
которому принадлежит и автор. Это произведение о нашем сложном, прекрасном и
героическом времени, в котором живут и трудятся, творят и мечтают, любят и
побеждают герои книги - ученые, рабочие, колхозники.

Постановлением Центрального
Комитета КПСС и Совета Министров
СССР писателю Загребельному Павлу
Архиповичу за роман "Разгон"
присуждена Государственная премия
СССР 1980 года.

Содержание
Книга первая. АЙГЮЛЬ
Книга вторая. В НАПРАВЛЕНИИ ЗАЛИВА
Книга третья. "ОЙ, КРИКНУЛИ СIРI ГУСИ..."
Книга четвертая. ПЕРСОНОСФЕРА

Доганя†м ...x доганя†м
Як коня що вiтрами переня
Ти й бачиш сам ростем щодня
Ростем ми туго так як жолудь
а все ж дерзотний смiх
Та хiба ж не завше молодь
молодица од усiх.
П.Тичина, "Чернiгiв"

Книга первая
АЙГЮЛЬ

1
Женщины чувствуют заурядность мужчин даже на расстоянии. Как, впрочем,
и одаренность. До сих пор Анастасия была уверена, что тоже щедро наделена
этой удивительной способностью, которая поднимала ее над миром мужчин,
давала право относиться к его представителям если и не пренебрежительно, то
по крайней мере снисходительно. Анастасия называла это сведением
исторических счетов. Вот вы угнетали нас, закабаляли, топтали, сталкивали на
самое дно, надеялись, что никогда женщине не будет дано сбросить с себя
ограничения природы, взлететь в высокие сферы свободы и духовности, а между
тем мы знали о вас все, видели скрытое для вас, знали вам цену, судили вас
всегда и везде, были, собственно, арбитрами в судейской ложе, сидели на
удобных местах в амфитеатре, а вы - целые тысячелетия - на арене, перед
нашими глазами, в поединке, в игре, в запальчивости, в гонах и перегонах...
И так и этак ловила она в объективе очередного оратора. Вспыхивали
импульсные лампы, вокруг Анастасии коллеги из других редакций делали то же,
что и она, на всякий случай хватали в объективы всех, кто сегодня выступает,



хотя знали наверняка, что фотографиям их суждено было лежать там же, где
лежат, скажем, тысячи снимков футбольных матчей. Всякий раз возле обоих
ворот целые толпы фотографов на протяжении девяноста минут игры щелкают
затворами аппаратов, а видел ли кто-нибудь хотя бы один их снимок? Все
залегает в черных конвертах в редакторских столах. Недостаточно было
изобрести фотографию: нужны были еще и черные конверты, которые не
пропускают света и не выпускают наружу человеческую мысль. Ведь в
фотографиях так же конденсируется человеческая мысль, как и во всем, к чему
прикасается человек. Иногда появляется искушение сравнить редакторские
головы с теми черными конвертами, но то в минуты, как говорится,
безответственного досуга, а когда выполняешь задание редакции, в тебе
говорит долг, профессиональная честь, гордость, и ты делаешь свое дело так,
как только умеешь, но в то же время не забываешь ни на миг и о том, что ты
женщина, молодая, красивая, умная, чувствительная, порой даже слишком,
чрезмерно, прямо-таки противоестественно.
Тот, кого она ловила в объектив своего маленького "Петри", был усталый
и, кажется, совсем некрасивый. Невыразительный голос. Какие-то смешные
жесты. Абсолютно лишен возраста, точно обкорнанное, ошкуренное дерево. Ни
высокий, ни низкий, ни полный, ни худощавый, большая голова и широкие плечи,
а шея точно мальчишечья. И лицо несерьезное, какое-то тоже мальчишечье,
слегка дерзкое, чуточку словно бы даже ехидное. Совершенное неумение
приспособиться к аудитории. Человек пытается провозгласить какие-то
сентенции, в то время как от него требуется только несколько общих фраз. Кто
же напечатает твои сентенции в газетах? Газетчики обречены выслушивать то,
что давно уже знают. Чтобы спастись (а может, желая отомстить), они
вынуждают к этому и своих читателей. Эпидемия стертых слов. Во что вылилось
то или иное событие? В яркую демонстрацию. Как мы смотрим, к примеру, на
наших ученых? С гордостью и надеждами. Задача состоит в том... Можно с
уверенностью сказать, что...
А этот чудак: "Люди любят лишь те перемены, которые они совершают
сами". Перемены, которые они признают, это новые моды, так же, как
пенсионеры - новые таблетки. А он опять: "В поведении человека роль
сознательного познания - максимальная, инстинктов - минимальная".
А она-то жила инстинктами, как птица или пчела! Анастасия разочарованно
опустила свой "Петри". Наивность еще может украшать женщину, хотя в наше
время это не такое уж достоинство, но наивный мужчина - да еще среди ученых?
Первый кандидат для черного конверта.
- Анестезия, ты что? - щелкая всеми своими шестью аппаратами,
перепуганно зашептал Яша Лебензон. - Почему не снимаешь? Это же Карналь!
"Анестезией" прозвал ее именно Яша, но она не обижалась на него.
Лебензону все прощалось, ибо он - бог репортажа.
- Карналь? - спросила равнодушно. - А кто это?
- Бог кибернетики!
- Для тебя все боги, раз ты сам затесался к ним.
Лебензону уже сто, а может, тысяча лет, он фотографировал Александра
Македонского, Наполеона и летчика Уточкина, министров, президентов,
маршалов, генералиссимусов, но и доныне не потерял способности восторгаться
как ребенок.
- Говорю тебе: бог кибернетики! Чтоб я так жил!
- А кто же тогда Глушков?
- Глушков - верховный бог.
- Рядовые боги меня не интересуют. Я атеистка-монотеистка. Если уж
вешаться, так на высоком дереве!
- Ты сошла с ума!
- Уже давно! А ты и не заметил?
Она достала зеркальце, поправила прическу, понравилась сама себе,
хотела припудрить нос - передумала, хотела уйти отсюда, не дожидаясь конца
встречи ученых с представителями прессы, но что-то ее удержало. Может, этот
настырный шепот Яши Лебензона, который изо всех сил старался просветить
Анастасию, выдвинув как окончательный аргумент своей заинтересованности
Карналем тот факт, что:
- Он же академик!
- Ну и что?
- Авторитет.
- Только то и делаю, что встречаюсь с авторитетами.
- Голова!
- Скучно, Яша.
Лебензон должен бы поглядеть на нее как на сумасшедшую: он не знал, что
такое скука, и не верил в существование скучающих людей. Но бог репортажа не
мог даже взглянуть на Анастасию: не имел времени; щелкал своими аппаратами,
каждый из которых "нацелен" был уже загодя на какую-то редакцию, - в заказах
у Яши недостатка никогда не было.
Анастасия смотрела на Карналя. Серый костюм, кажется, модный, но без
нарочитости. Галстук даже слишком дорогой - единственная вещь, которая может
привлечь внимание. Только галстук? А что же еще? Она думала о Карнале как бы



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151
РЕКЛАМА
Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Никитин Юрий - 2024-й
Никитин Юрий
2024-й


Круз Андрей - Исход
Круз Андрей
Исход


Конан-Дойль Артур - Англо-Бурская война (1899-1902)
Конан-Дойль Артур
Англо-Бурская война (1899-1902)


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.