Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (145)
  2. К "последнему" морю (129)
  3. Париж на три часа (60)
  4. Начало всех начал (60)
  5. Гнев дракона (54)
  6. Шпион, или повесть о нейтральной территории (52)
  7. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (49)
  8. Тимур и его команда (44)
  9. Омон Ра (34)
  10. Свирепый черт Лялечка (33)
  11. Пелагия и красный петух (том 2) (29)
  12. Любовница на двоих (25)
  13. Покер с акулой (24)
  14. Ричард Длинные Руки - 1 (23)
  15. Киммерийское лето (22)
  16. Ледокол (22)
  17. Чародей звездолета "Агуди" (21)
  18. Имя потерпевшего - никто (20)
  19. Цифровая крепость (20)
  20. Аквариум (17)
  21. Брудершафт с Терминатором (16)
  22. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  23. По тонкому льду (14)
  24. Колдун из клана Смерти (14)
  25. Ричард Длинные Руки - воин Господа (13)
  26. Роксолана (12)
  27. Непредвиденные встречи (11)
  28. Бубен верхнего мира (9)
  29. Путь Кейна. Одержимость (9)
  30. Умножающий печаль (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Казанов Борис — > читать бесплатно "Осень на Шантарских островах"


Борис Казанов


Осень на Шантарских островах





СЧАСТЛИВЧИК
(Рассказ матроса)


1
-- Винтовка лежала вот так, -- рассказывал Счастливчик. -- А шептало мы
у нее подтираем, чтоб курок был легкий при стрельбе... Видно, она зацепилась
курком за тросы, когда научник* потянул ее... Пуля вошла вот сюда, он даже
не шевельнулся. Жара в тот день стояла страшная, мы тело льдом обложили.
Сапоги на нем были казенные, боцман их снял, потому что боцман за каждый
сапог отвечает, а научнику они теперь были, сам понимаешь, ни к чему. И тут
я посмотрел на него: лежит он -- может, первый ученый в мире! -- лежит без
сапог, и море от этого не перевернулось... Тоска меня взяла: сиганул я с
бота прямо в воду и поплыл к берегу, а берега от пены не видать -- такой был
накат... -- Счастливчик, не выпуская винтовки, достал спичечный коробок и
прикурил. -- Башку проломил, а выбрался, -- продолжал он. -- Наглотался у
берега воды с песком, всю дорогу рвало, пока дополз к поселку... Сперва
прыгал, чтоб разбиться, а потом полз, чтоб выжить, -- такой я человек! -- Он
засмеялся и посмотрел на меня.
* Ученый (разг.)
-- Чего ты скалишься? -- не выдержал я. -- Человек убился, а ты
скалишься...
-- Когда ты убьешься, мне еще веселей будет, -- ответил Счастливчик.
Я инстинктивно сунул руку в карман ватных штанов и потрогал свой
талисманчик. Это был маленький слоненок, выточенный из моржового клыка. Мне
дал его один чукча в Эгвэкыноте в обмен на банку китайской тушенки.
Талисманчик был при мне, и, значит, я не мог утонуть, и я сразу успокоился и
снова был готов слушать болтовню Счастливчика.
-- Вот такой был человек! -- говорил он. -- Не за деньги работал.
Только погиб глупо, не повезло ему...
-- Зато тебе везет, Счастливчик, -- сказал Бульбутенко, старшина бота.
-- Уж так везет, что дальше некуда... -- Бульбутенко стоял на корме и, зажав
румпальник между колен, смотрел на часы.
-- Никто нашей смерти не заберет: ни моей, ни твоей, ни его, -- вяло
ответил Счастливчик. Он сразу раскис от слов Бульбутенко, и было видно, что
он хотел поскорей закончить этот разговор. -- Вот пошли, а может, и не
вернемся назад...
Бульбутенко смотрел на часы, а Счастливчик -- себе под ноги, а я глянул
на море, но не увидел там ни черта: один только лед плавал, точно куски
застывшего жира в борще... А на горизонте был город -- будто из светящихся
кристаллов, я такой красивый город сроду не видел, но я в него не поверил,
потому что знал: это и не город вовсе, а рефракция, преломление солнечных
лучей, то есть обман зрения и так дальше. Но, подумав о городе, я вспомнил
Владивосток и свой домик в Косом переулке, огородик, ребятишек и Шурку,
жинку мою. Как она огород мотыгой долбает, запарилась -- аж платье к спине
прилипло, и какая она сейчас загорелая, потная, веселая от работы. А на
меже, среди зеленых кустов окученного картофеля, я видел розовые мордашки
ребятишек, а на веревке под грушами просыхает выстиранное белье,
распространяя приятный холодок... Эта картинка до того понравилась мне, что
я чуть не прослезился и с трудом пересилил себя: ребятишки все-таки были не
мои, а от Витьки, ее бывшего мужа, и хоть я не терял дома время даром, своих
детей у меня не было -- так было обидно, что она не хочет рожать от меня...
Я эту Шурку и Витькиных ребятишек очень крепко любил, я им трехпроцентных
облигаций на четыреста рублей дал и получку на них перевел, только самую
малость себе оставил...
-- Бросай якорь, -- приказал мне Бульбутенко. -- Пора на капитанский
час* выходить...
* Время радиосвязи между дрейфующей шхуной и ботами, находящимися на
промысле.
Мы пристали к одинокой маленькой льдинке, и старшина бота выключил
двигатель. Раньше я боялся таких маленьких льдинок, они казались мне
ненадежными. Но потом я понял, что величина льдины не имеет значения,
главное -- чтоб у нее не было подсова. Подсов -- подводная часть льдины.
Летом она отрывается и висит самостоятельно, подпирает верхнюю льдину, но



может от пустякового толчка вылететь наверх, словно снаряд из пушки... Если
нарвешься на нее, то будет конец и тебе, и боту. А такая вот маленькая --
она целого мамонта выдержит...
Бульбутенко расположился на капоте. Он достал рацию, собрал антенну,
подсоединил в наушники, потом подключил питание и стал ожидать вызова с
судна. У нас была телефонная радиостанция "Недра-п", величиной с транзистор.
Кроме нее, на боте еще был установлен "Шлюп" -- аварийная радиостанция
большого диапазона. При помощи "Шлюпа" можно было выйти на 500 килогерц --
на этой волне прослушиваются сигналы бедствия, и нас могли засечь
спасательные или любые другие суда, а также побережные сахалинские
радиостанции. "Шлюпом" мы еще ни разу не пользовались, поскольку в аварии не
попадали...
Счастливчик выпрыгнул на льдину с винтовкой, а я сиганул следом.
Счастливчик ходил на боте мотористом, но рулевым он не был, как другие
мотористы на ботах, только смотрел за двигуном да еще стрелял из винтовки.
Вернее, стреляли они вдвоем с Бульбутенко. А я зверя в бинокль выслеживал.
Они редко давали мне стрелять: зрение у меня было -- будь здоров, но я никак
не мог освоить оптическое приспособление для стрельбы и часто мазал. А еще
они не доверяли мне потому, что я пришел сюда с торгового судна.
"Торгашей" зверобои считали трусами и дармоедами.
-- "Воямполка", я -- "Единица". Нахожусь на норд-весте. Норд-весте.
Зверя нет. Зверя нет. Как поняли меня? Прием! -- кричал Бульбутенко.
Счастливчик расстелил на снегу ватник, стащил с себя свитер и сел,
повернувшись голой спиной к солнцу. Я тоже сбросил ватник, по снять рубаху
постеснялся: чирьи у меня...
Тут Счастливчик вскинул винтовку и выстрелил в чайку -- их кружило над
нами видимо-невидимо. Птица упала возле льдины, тело у нее содрогалось, а
крылья неподвижно распластались на воде. Счастливчик подтянул ее прикладом.
Это был помор -- серая длинная чайка со здоровенным клювом.
-- Зачем ты стрельнул ее? -- спросил я.
-- Чучело сделаю... -- Счастливчик бросил птицу в бот.
-- Чайку нельзя стрелять, -- сказал я. -- Душа у нее человеческая.
-- Воронья у нее душа, -- ответил Счастливчик. -- Разве не видел, как
она туши жрет? Не успеешь зверя разделать, как она ему уже глаза
выклевала...
Я невольно залюбовался им -- такой он был сильный и ладный с виду. Он
был, наверное, нерусский: черный, и глаза косые, но тело у него было белое,
твердое, а в глазах у него лед плавал...
"От такого б Шурка с радостью рожала! -- подумал я. -- Она у меня
хорошего мужика за версту чует..."
Счастливчик, видно, рассердился, что я попрекнул его за убитую чайку, и
сейчас обдумывал, как мне отомстить. Я видел это по его лицу. Я уже
присмотрелся к нему за время работы, но не всегда можно было угадать, что он
выкинет. На этот раз он ничего нового не придумал.
-- Вы, торгаши, и моря настоящего не видели, -- начал он. -- А без
лоцмана даже развернуться не сумеете... И грузят ваши лайнеры без вас и
разгружают, а рулевые у вас перед компасом на стульчике сидят, "трудовой
мозоль" зарабатывают... -- Он закурил и бросил в меня спичкой. -- Ты вот,
старикашка, зачем к нам пожаловал?
-- Мне деньги нужны, чтоб на Черное море попасть, чирьи вывести, --
ответил я.
-- Деньги! Деньги! -- закипятился Счастливчик. -- Ты б еще жинку с
собой взял, здесь бы она больше твоего заработала...
Он не успел договорить, потому что я изо всей силы пнул его сапогом. Он
охнул и повалился на лед, он даже в лице изменился -- так ему стало не по
себе... Это только с виду я такой худой и неразвитый, а вообще я верткий,
как вьюн, и в драке поднаторел -- Шурка знает, как я ее ухажеров отваживал.
Меня обычно недооценивают, а мне это только на руку.
-- Ладно... -- сказал Счастливчик, вставая. Он взял винтовку,
передернул затвором и прицелился в меня.
Я снова потрогал талисманчик, хотя в общем был спокоен: знал, что не
стрельнет в меня, видели мы таких!
Бульбутенко аккуратно, палочку к палочке, сложил в мешочек антенну,
захлопнул рацию и спрятал ее под капот, а Счастливчик все целился в меня, а
я лежал себе на льдине и даже не смотрел в его сторону.
-- Поедим? -- предложил Бульбутенко. -- Все равно ничего не возьмем
сегодня.
Счастливчик, услышав про еду, опустил винтовку и, ругаясь, направился к
боту. Я двинулся следом за ним.
Бульбутенко достал термос и полбуханки хлеба.
-- Давай тушенку, -- потребовал у него Счастливчик, -- не жадничай.
Бульбутенко, не слушая его, вытащил из чехла нож и стал аккуратно
резать хлеб. Хлеб был черствый, аж скрипел под ножом. Бульбутенко отвинтил
крышку термоса, вытащил зубами пробку и налил в крышку кипятку. Кусок хлеба
он густо посыпал солью. Он пил чай, громко прихлебывая, а мы сидели и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
РЕКЛАМА
Прозоров Александр - Темный лорд
Прозоров Александр
Темный лорд


Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


Якубенко Николай - Игра на выживание
Якубенко Николай
Игра на выживание


Лукьяненко Сергей - Конкуренты
Лукьяненко Сергей
Конкуренты


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.