Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (105)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (95)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  6. Цифровая крепость (79)
  7. Начало всех начал (73)
  8. Омон Ра (60)
  9. Путь Кейна. Одержимость (60)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (57)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (38)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  16. Аквариум (25)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Киммерийское лето (22)
  19. Роксолана (21)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  21. Колдун из клана Смерти (20)
  22. Тимур и его команда (19)
  23. Париж на три часа (18)
  24. По тонкому льду (17)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Ледокол (13)
  27. Один на миллион (12)
  28. Брудершафт с Терминатором (12)
  29. К "последнему" морю (12)
  30. Любовница на двоих (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Приключения — > Казанов Борис — > читать бесплатно "Полынья"


Борис Казанов


Полынья



* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОЛЫНЬЯ *

1
Ночью они пересекли неширокий Болваний пролив, идя в русле попутного
течения на север, к берегам Полыньи. Море было ясное, со звездным потолком,
и рулевой морского спасательного водолазного бота "Кристалл" отчетливо видел
ориентиры порта Маресале, от которого они отошли. По-видимому, где-то
недалеко плавал лед, так как рефракция придавала этим жалким огням
неправдоподобную яркость. А сам поселок Маресале (десятка полтора деревянныx
домов, поднимавшихся террасой над гаванью) так сверкал в звездном свете,
словно его застеклили цветными стеклами. Но за проливом, в шхерах Минина,
эти огни пропали.
Покка выбирались из лабиринта скал, совсем рассвело, и в первых лучах
холодного солнца они увидели несколько рыбацких шхун, которые лежали в
дрейфе, наклонившись в ту сторону, куда были спущены сети. Эти маленькие
суденышки были почти растворены в черноте воздуха, лишь изумрудно сверкали
на мачтах стеклянные фонари. А поселок Маресале, до которого было не менее
сотни миль, как ни в чем не бывало стоял позади, словно от него и не
отходили. Правда, виделся он немного не в той стороне, где ему следовало
быть. И чем дальше они уходили, тем выше поднимался над морем поселок. В
воздухе проступили телефонные столбы и набережная угольной дороги с
памятником Тессему. А потом, чудовищно расширившись, всплыли барометры,
висевшие на столовой. Все это были миражи, хотя виделись так ясно, что по
барометрам можно было узнать, какую погоду они показывают, - зрелище дикое,
какое увидишь только в Арктике.
Внезапно прямо перед "Кристаллом" из воды поднялась великанья фигура
женщины. В руке у нее что-то блеснуло... Рулевой Трощилов резко выверинул
колесо и с перепугу присел, ошалело тараща глаза. Видение женщины,
продержавшись несколько секунд, исчезло, и матрос, успокоившись, завертел
штурвал обратно.
- Кто бы это мог быть, Михайлыч? - поинтересовался он насчет женщины у
старшего помощника.
- Фамилию тебе назвать?..
- Скажешь - по фамилии? - удивился матрос.
- Видно, по фамилии не скажу... - Старпом Кокорин, мужчина лет тридцати
пяти, с телом тяжелым и громоздким, на котором, как на пьедестале из
неотесанного камня и как бы совершенно отдельно, стояла голова благородной
формы с чеканным профилем, переступил в сторону двери и выглянул. -
Наверное, какая-то баба мусор выкинула, - предположил он.
- Где?
- Наверное, в поселке... - Кокорин, возвратившись, застыл на месте. - А
большая тетка показалась! - заметил он, испытывая сожаление, что таких
женщин не бывает в природе: Кокорин обожал могучих женщин, притом
некрасивых, так как маленьких и красивых он боялся. - Жен-шчы-на! -
проговорил он с одобрением, теплея глазами. - Знаешь, какие они вырастают
тут в лунную ночь? Если ляжет, то на целое море.
- Я слыхал, попадаются на них. Ну, путешественники эти... Представит
чего - и пошел искать. А где тут найдешь? Вот и пропадают.
- Почему же, находят, - возразил старпом. - Эту Полынью, например,
нашли. А если б не было таких людей? Целое море потеряли б...
- А что в нем?
- Сейчас я тебе объясню...- Кокорин, предвкушая удовольствие от
разговора, достал коробку с фотографией гаванского Капитолия и принялся
набивать трубку табаком. - В этом море, внутри, магнитная вода течет. От нее
при луне в море возникают дыры. Положим, идет пароход, все спят. Потом
ныряет в дыру - и с концами... Пры-ро-да! - произнес он торжественно, с
расстановкой, как до этого сказал о женщине.
- Из-за природы, что ль?
- Ну да.
Трощилов промолчал.
Это был довольно глупый матрос, но со своими мыслями. И сейчас, скрыто
размышляя над словами старпома, понял, что с ним не согласен. Хотя бы насчет
луны и дыры... Какая тут может быть связь? Или про то, что море течет.
Трощилов был убежден, что море неподвижно и никакой воды внутри него нет. А
есть нечто незыблемое, как суша. Просто Кокорин такой человек: ему лишь бы
сказать. В другой раз матрос не обратил бы внимания на его слова, если б не
сегодняшний рейс... Они пришли в Полынью не за углем или металлоломом. А
пришли найти пароход, который здесь исчез без звука и без привета. Рейс был
такой, что Трощилов боялся о нем думать.
- А могут быть в "Шторме", - назвал он пароход, который исчез, - люди?
- В "Шторме" зачем? А в Полынье люди живут.


- Как - живут?
- Каждый имеет квартиру, кто утонул, - объяснил ему Кокорин. - Пузырь
такой, вроде жилья. Природа засаживает в него человека, и он там сидит.
- И не вылезает?
- А как вылезешь, если дверей нет?
- Страшновато говоришь, Михайлыч, - поежился рулевой. - А что, если
сами попадем в него?
- Нам только б попасть! А чтоб выбраться, головы есть... Знаешь, какой
у морских спасателей закон? -Кокорин шумно вдохнул дым. - Спаси другого, а
потом спасайся сам! - сказал он наставительно.
- Какой еще закон, Михайлыч? - заволновался матрос. - Ты мне квартирку
дай! А ты - пузырь... Зачем он мне? Ни два, ни полтора...- И Трощилов,
цыркнув слюной, захохотал,
Кокорин посмотрел на него.
Этот Трощилов был в самом деле "ни два, ни полтора". Ростом мал,
косоглаз, с челочкой поперек низкого лба. Характерное лицо преступника. А в
действительности преступление как раз совершили против него. В
действительности он умирал - был мертв почти целые сутки. И мог же, зайдя за
тот предел, где исчезает жизнь, открыть для себя по-новому этот мир. Тем
более, как моряк, имел возможность смотреть на природу широко. Однако
разговор о пузырях, затеянный неспроста, подтвердил прежнее мнение: Трощилов
в Полынье представлял абсолютный нуль, как и в Маресале.
Какой смысл представляло для такого море? И о чем он может вспомнить в
наркотическую лунную ночь, если она их застигнет в Полынье? И в то же время
примитивность служила ему защитой. А для людей тонких, с просветленной
душой, для разных несчастливцев, которых отсылали на "Кристалл", поиск
"Шторма" в случае неудачи мог обернуться трагедией.
Открыв рулевую, он вышел на крыло.
Сейчас море было пустым, и на утренней воде, наливавшей его, оставляли
мгновенные следы лишь ветровые струи. Однако, приглядевшись, Кокорин увидел
лодку, скрытую зыбью. В семикратном приближении бинокля был виден и рыбак:
он закладывал патрон в ружейный ствол... Обводя биноклем горизонт, Кокорин
заметил еще что-то: большой пароход. Казалось, он стоял на месте, но это
была обманчивая неподвижность глубокой перспективы. Прикидывая, откуда он
мог идти, старпом понял, что он возвращался с угольных копей Земли Верн. Эта
земля с трудом различалась в завесе птиц, круживших над
семидесятипятимильной песчаной косой. Омертвелая, без кустика травы,
исполосованная снегом, похожая на скелет огромного животного, она еще
недавно была вся в залежах теплых яиц, на которых высиживалось целое птичье
человечество. Теперь птицы, обретя крылья, кружили над своей суровой
родиной, готовясь ее покинуть. Немало птиц летало и над островом Рудольфа,
похожим на гранитный черный камень, и над островом Хейса, где птицы жили в
соседстве с людьми.
Освещение изменилось, и эти островки, Рудольфа и Хейса, а также
Неупокоевы острова, к которым они сворачивали, ясно виделись на своих
местах. Низкие, еле выступающие над водой, они являлись пиками высоченных
подводных гор, извергавших пламя и дым, кипевших под водой, как гигантские
самовары. Но еще невероятней было видеть просто воду, открытую в столь
высоких широтах, где мог быть только лед. Однако издавна до ней пролегал
кратчайший Северный морской путь, освоенный на деревянных судах и
заброшенный с тех пор, как появились мощные ледоколы. Теперь караваны шли
намного ниже, южными арктическими проливами. Там, на осевой линии
Севморпути, сейчас упирались атомные богатыри, летали самолеты ледовой
разведки. А дорога, которую они с таким трудом пробивали, лежала вот,
совершенно пустая и бесполезная: из-за жестокости своих вод Полынья была
закрыта для регулярного плавания. Лищь из года в год работали деревянные
шхуны, зафрахтованные наукой, составляя гидрометеорологические и
рыбопромысловые прогнозы, полагаясь не столько на карту или локатор, сколько
на удачу, на простое везение. И немало их пропало здесь странно,
удивительно: порой просто раздавленных воздухом, сжимавшимся среди глубоких
волн, или сгорев от прямых попаданий молний. Но особенно жаль было тех, что
гибли без следов,- провалившихся в пустоты Полыньи, имеющие свойства
гигантских магнитов, и там поглощенных заживо какими-то чудовищными
пузырями, а потом всплывавших при полной луне - раскрытые настежь, с мертвой
кoмандой, замученной лунным светом.
Возможно, "Шторм" именно такой корабль.
Он потерялся вчера возле Неупокоевых островов, имея на борту ценный
научный материал, и если посчастливится eгo найти, то заказ гидробазы будет
выполнен. А потом последует еще один заказ -произвести подъем затонувшего
парохода. Поднять "Шторм", чудо деревянной архитектуры, - это благодарность
министра флота. В каком море, на каком корабле можно достичь такого за один
сезон? Даже "Агат", флагман экспедиционного отряда, лидер-спасатель
международного класса, на такое не способен. Потому что не имеет таких
водолазов, как "Кристалл". Только у них была глубоководная станция,
единственная в Арктике. Кокорин не сомневался, что водолазы "Кристалла"



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81
РЕКЛАМА
Прозоров Александр - Смертельный удар
Прозоров Александр
Смертельный удар


Прозоров Александр - Цитадель
Прозоров Александр
Цитадель


Белов Вольф - Чистильщик
Белов Вольф
Чистильщик


Каргалов Вадим - Меч Довмонта
Каргалов Вадим
Меч Довмонта


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.