Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ
Атравматическая мазевая повязка voscopran.ru/parapran-pokazaniya-k-primeneniyu.html.

ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Гнев дракона (16)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Аквариум (15)
  8. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  9. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (13)
  11. Поводыри на распутье (11)
  12. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  13. Бубен верхнего мира (8)
  14. Цифровая крепость (8)
  15. Чудовище без красавицы (8)
  16. Вещий Олег (7)
  17. Гиперион (7)
  18. Брудершафт с Терминатором (6)
  19. Покер с акулой (6)
  20. Роксолана (6)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  23. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  24. По тонкому льду (4)
  25. Путь Кейна. Одержимость (4)
  26. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  27. Журналист для Брежнева (4)
  28. К "последнему" морю (4)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)
  30. Заначка Пандоры (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Кассиль Лев — > читать бесплатно "Улица младшего сына"


Лев Кассиль. Макс Поляновский


Улица младшего сына


Повесть

Для среднего школьного возраста
Минск, 1984. Издательство "Юнацтва"
Художник В.А.Тарасов
Печатается по изданию:
Кассиль Л., Поляновский М. Улица младшего сына.
М.: Дет. лит. - 1977. - 480 с.
Пионерский галстук имеет три конца в знак нерушимой дружбы трех поколений
-- коммунистов, комсомольцев и пионеров.
(Из "Книги вожатого")
Улица в Керчи
Не так уж много на свете мальчиков, по имени которых названы целые улицы. И
потому мы оба разом остановились на перекрестке, когда случайно прочли то,
что написано на табличке, прибитой к стене углового дома...
В Керчь мы приехали накануне.
Крымский город, с улиц которого видны два моря - Черное и Азовское, имеет
длинную и затейливую историю. Прах всевозможных древних легенд курится над
горой Митридат, высящейся над Керчью. Но уютный южный город, стоящий на
слиянии двух морей, успел снискать совсем иную славу в бурные годы первых
пятилеток и двух войн - гражданской и Великой Отечественной. За годы
предвоенных пятилеток Керчь превратилась из небольшого рыбацкого городка в
крупный индустриальный центр, в город руды, металла, судостроения. Огромные
заводы выросли вокруг Керчи. Миллионы тонн чугуна, стали, проката давала
ежегодно стране керченская металлургия. Руда из Камыш-Буруна шла на
построенные в Приазовье огромные металлургические заводы.
Осматривая город, мы вышли на центральную улицу. Прямая и тенистая, она
носит имя Ленина. Под сенью акаций белеют невысокие, но красиво построенные
из камня-ракушечника дома, многие из которых были изуродованы фашистскими
бомбами во время войны.
Дул теплый ветер с пролива, и в этом ветре чувствовалось дыхание двух
морей.
Неожиданно издали донеслось громкое пение птиц; над головами прохожих мы
заметили несколько клеток, которые висели на белой каменной стене. В трех
из них прыгали юркие чижи, а в одной совался толстым клювом в прутья
крупный дубонос.
Под клетками, покуривая, сидел на стуле, должно быть, сам хозяин, вынесший
в воскресное утро своих птиц погреться на солнышке. На нем была выгоревшая
от солнца, но опрятная военная гимнастерка с расстегнутым воротом и медалью
Отечественной войны на ленте, аккуратно обернутой в прозрачный целлофан.
Под гимнастеркой виднелась чистенькая, хотя и полинявшая тельняшка. По
какому-то знаку хозяина все примолкшие было птицы засвистели, залились,
защелкали на всю улицу, на одном из домов которой была прибита табличка:
УЛИЦА ВОЛОДИ ДУБИНИНА
Крымское солнце и ветры двух морей почти обесцветили буквы на жестяной
табличке, и не было уверенности в том, что мы верно прочли название.
- Простите, как называется эта улица?
Человек в гимнастерке поднял свое загорелое лицо, сделал опять какой-то
знак птицам - и в клетках мигом затихло.
- Зовется бывшая Крестьянская, а в настоящее время и во веки веков - улица
Володи Дубинина, - глухим, но внятным голосом произнес он.
- А кто это - Володя Дубинин? Чем он заслужил такую честь?
- Заслужил, - строго сказал птицелов. - Уж он-то заслужил. Я могу вам как
местный житель разъяснить, кто такой Володя Дубинин, керченский наш
сынок...
Пели, заливались чижи, сыпались сверху из клеток семечки, тихо стояли
собравшиеся вокруг керченские мальчишки, слушая, видно, хорошо уже знакомый
им рассказ о своем славном земляке.
Потом мы направились по их совету в городской музей. В большом зале среди
портретов людей, прославивших Керчь, мы увидели на отдельном алом бархатном
щите уже знакомое имя Володи Дубинина. С портрета на нас глянуло лицо
мальчугана, большелобого, с веселым, упрямо выпяченным ртом, с огромными
глазами, полными ясного света и смотрящими на мир с таким пытливым задором,
с такой прямой, открытой отвагой, будто перед ними все на свете должно
немедленно раскрыться настежь.
А вечером у такого же портрета, висевшего на стене в чистенькой горенке,
мать Володи Дубинина, Евдокия Тимофеевна, тихо рассказывала нам про своего
сына. И Володина сестра, Валя Дубинина, вставляла словечко, чтобы дополнить
рассказ матери, если та что-нибудь не могла припомнить.
На другой день в школе No 13, которая называется "Школа имени Володи
Дубинина", мы разговаривали с учителями и товарищами Володи, и все, что
узнали, так глубоко взволновало и захватило нас, что мы надолго еще
задержались в Керчи. История недавних дней, правдивая, во сто крат более



прекрасная, чем все, что могли рассказать нам мертвые камни раскопок,
раскрывалась перед нами слово за словом, день за днем, шаг за шагом.
Мы уехали из города, успев завязать много новых чудесных знакомств, собрав
самые разнообразные сведения о мальчике, именем которого названа улица в
Керчи.
Впоследствии нам удалось списаться со многими людьми, которые ныне живут
уже в других городах, но хорошо помнят Володю. Люди, знавшие Володю, охотно
откликались на наши письма. Они присылали свои дневники, заметки о днях
Великой Отечественной войны, записи о делах и подвигах Володи. Потом
пришлось еще не раз побывать в Керчи, чтобы походить по всем местам,
которые связаны с именем Володи Дубинина, с его короткой, но доблестной
жизнью, еще и еще расспросить всех родных и друзей, сверстников и старших
боевых товарищей Володи о делах, которыми прославился керченский пионер.
Так страничка за страничкой писалась эта книга. В ней почти нет вымысла.
Все, о чем рассказывается здесь, - правда, столь прекрасная, строгая и
чистая, что не было нужды приукрашивать ее. Едва ли не каждая страница в
этой книге может быть подтверждена документами и фотографиями,
свидетельствами и записями - их прислали и продолжают присылать нам хорошие
советские люди, знавшие мальчика, в честь которого названа улица в Керчи.
Часть первая. РАСТИ, МАЛЬЧУГАН!
[Image]
Глава I. НАДПИСЬ В ПОДЗЕМЕЛЬЕ
В этот день, который Володя запомнил навсегда, мать взяла его и сестру Валю
в Старый Карантин. Каждую весну они приезжали сюда из Керчи к дяде
Гриценко. Здесь у Евдокии Тимофеевны был небольшой огород. А с Ваней
Гриценко, своим троюродным братом, Володя давно сдружился. Мальчики считали
себя давнишними приятелями.
- Мы с Гриценко Ваней старинные товарищи, - любил говорить Володя.
- Кто старинные, а кто и не очень, - неизменно возражал при этом Ваня
Гриценко. - Еще носом не дорос до старинного.
- Ну, а ты сам?
- Я - другой вопрос. Ты себя со мной не равняй, - отвечал Ваня.
Он был на целый год старше Володи. Ему уже минуло девять лет.
Володя любил поездки в Старый Карантин. Здесь он с матерью и сестрой Валей
обычно проводил лето. Целые дни дети бегали по холмам, заросшим колючим
татарником с большими розоватыми цветами, мохнатыми и похожими на толстый
помазок для бритья. Они бегали к рыбакам-забродчикам Камыш-Буруна и сами
ловили бычков и барабулек, а потом возвращались в беленький домик дяди
Гриценко, сложенный из камня-ракушечника, и требовали, чтобы их добыча
непременно шла в общий котел. И, когда был хороший улов, все ели да
похваливали удачливых рыболовов, а дядя Гриценко, сам бывший рыбак,
говорил:
- Ну, ну, рыбаки, питатели семейства!.. Языком не болтай, жуй на оба бока,
костями не давись! - и легонько стукал ложкой по носам рыболовов.
Да, это было распрекраснейшее место на свете - Старый Карантин. Здесь можно
было купаться в море, где у берега совсем неглубоко, пускать корабли,
помогать рыбакам смолить их лодки, растягивать сети на просушку. А сколько
уголков для игры в прятки таилось на холмах за поселком, где торчала
пирамидальная, похожая на форму для творожной пасхи вышка над стволом
шахты, лежали сложенные стенами, аккуратно нарезанные, как сахар-рафинад,
белые камни ракушечника, слепящего глаза на солнце, а дальше, среди
заросших холмов, открывались порой незаметные входы в шурфы и штольни
каменоломен.
Правда, мать и особенно сам дядя Гриценко строго-настрого запрещали
прятаться в этих полуобвалившихся тоннелях. На эти места здешними
мальчиками был наложен запрет, и считалось "чур, не игра", если кто-нибудь
прятался там. Но все же было очень соблазнительно заползти в такую дыру и
прятаться там, пока тот, кто куликал, сбившись с ног рыскал по поверхности,
а потом неожиданно выскочить у него за спиной, прямо из-под ног, и что есть
духу нестись наперегонки к большому камню, возле которого брошена
"палочка-застукалочка".
И все это можно было снова испытать сегодня!
День был воскресный. Мать надела черную кружевную шаль, нарядила Валентину
в новое платье, прошитое широкой тесьмой, а Володя по случаю поездки в
Старый Карантин надел матросскую курточку. Конечно, она была не совсем
матросская. Непонятно, например, зачем понадобилось привешивать под вырезом
воротника что-то вроде галстучка. Неправильно это было. Не носят таких штук
настоящие матросы. И, надо признаться, Володя один раз оторвал этот
совершенно девчачий бантик, когда с матерью ходил в гости. Но сестра
Валентина специально, чтобы доказать, что она старше и главнее, нашла за
сундуком этот хвостик от курточки. И матросский вид Володи был снова
испорчен.
Вани Гриценко не оказалось дома. Он был во дворе за домом и занимался в
уединении делом, о котором всякий иной мальчик мог лишь мечтать.
Утром он выменял у одного из соседских мальчишек, отец которого работал в



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
РЕКЛАМА
Афанасьев Роман - Стервятники звездных дорог
Афанасьев Роман
Стервятники звездных дорог


Шилова Юлия - Женские игры, или Мое бурное прошлое
Шилова Юлия
Женские игры, или Мое бурное прошлое


Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Соломатина Татьяна - Приемный покой
Соломатина Татьяна
Приемный покой


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.