Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (22)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Следователь по особо важным делам (16)
  4. Чужие зеркала (12)
  5. Посмертный образ (11)
  6. Под солнцем останется победитель (10)
  7. Великий лес (9)
  8. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  9. Шестая книга судьбы (7)
  10. Продам твою мать (7)
  11. На осколках чести (7)
  12. Любовница на двоих (6)
  13. Ученик (6)
  14. Горы Судьбы (6)
  15. Рыцарь из ниоткуда (6)
  16. Леннар. Книга Бездн (6)
  17. Калигула (5)
  18. Главный противник (5)
  19. Огромный черный корабль (5)
  20. Обряд дома Месгрейвов (5)
  21. Анастасия (5)
  22. Бремя власти (5)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Чистильщик (4)
  26. Чары старой ведьмы (4)
  27. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  28. Требуется чудо (3)
  29. Вещий Олег (3)
  30. Москва слезам не верит (сценарий) (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Маршалл Алан — > читать бесплатно "В сердце моем"


Алан Маршалл.


В сердце моем



Перевод О. Кругерской и В. Рубина
М.: Художественная литература, 1969.
OCR Бычков М.Н.


Нет, жизнь - увы! - иною мнилась мне,
Я знал, что в ней есть ненависть, и боль
И нищета. Я встречи ждал со злом,
В ее суровую вступив юдоль.
Я видел в сердце собственном моем,
Как в зеркале, сердца других...
Шелли (Из посмертных фрагментов.
Перевод И. Гуровой)


Тому, кто держал светильник

ГЛАВА 1
Мистер Гарольд Шринк - муж хозяйки пансиона - сказал мне, что в
костылях есть свое преимущество: по крайней мере, я могу быть уверен, что
никогда не женюсь.
Мы стояли в кухне пансиона его жены на Импириэл-стрнт в Брансвике, и
мистер Шринк высказал это соображение после того, как минуту-другую
поразмыслил над сущностью замечания, которое сделала ему жена, выходя из
кухни.
А сказала она, и притом довольно резким тоном, следующее:
- Ты не можешь себе позволить тратить время на болтовню.
Это замечание содержало намек на нечто гораздо более существенное и
важное, чем склонность мистера Шринка поболтать. Оно должно было напомнить
ему, что своих денег у него нет, что находить жильцов для пансиона
становится все трудней и что домовладелец грозится повысить плату. Мистер
Шринк понимал, что если он хочет сохранить чувство собственного достоинства,
вина за все это должна быть незамедлительно снята с его слабых плеч и
переложена на плечи жены.
Слова мистера Шринка о женитьбе, которые, по его мнению, должны были
исчерпывающе объяснить причину всех постигших его неудач, весьма меня
расстроили, так как я поджидал с минуты на минуту одного своего приятеля -
мы собирались пойти в кафе и поухаживать за девицами.
Высказанная мистером Шринком уверенность, что супружеские узы не для
меня, наводила на мысль, что подобные вылазки в кафе излишни, и мое
оживление потухло, уступив место дурным предчувствиям.
Порой у меня возникали сомнения в правильности выводов, которые я
делал, основываясь на собственном опыте. Но сомнения эти быстро рассеивались
- поскольку порождались они обычно бестактными замечаниями людей, чьи
взгляды мало чем отличались от взглядов мистера Шринка. Правда, на какое-то
время подобные уколы самолюбия лишали меня уверенности в себе, но, зная, что
этого не избежать ни одному человеку в мире, я учился не обращать на них
внимания.
Я жил уже два месяца в пансионе на Импириэл-стрит. Двухэтажный
кирпичный дом надменно возвышался посередине земельного участка, размерами
своими явно не соответствовавшего представлению о былом величии, когда дом
этот был резиденцией знатного джентльмена.
Во времена, когда был построен этот дом, Импириэл-стрит была широким
проспектом, по которому местная знать разъезжала в колясках, запряженных
породистыми рысаками, и участок, где стоял дом, простирался ярдов на сто -
до самой Сидней-роуд. Тут Импириэл-стрит примыкала к шумному, оживленному
шоссе, маня прохожих тишиной и спокойствием, свойственными тем городским
кварталам, где трудности борьбы за существование остались позади и где царит
уверенность в завтрашнем дне. Дома, украшавшие улицу, были отделены друг от
друга садами и лужайками, а сама она упиралась в луг, где паслись стада и
росли полевые цветы и где шум и грохот Сидней-роуд слышался, как
приглушенный рокот.
Но Брансвику нужна была железная дорога, и уже много лет назад вереницы
рабочих, вооруженных мотыгами и лопатами, перекопали улицу - сразу за,
двухэтажным кирпичным домом. Была сооружена ограда, отгородившая
железнодорожную линию, и улица, которая стала совсем коротенькой, уткнулась
в тупик. Какое-то время сквозь ограду еще видно было место соприкосновения
усеченной Импириэл-стрит с Сидней-роуд. Но затем поперек улицы построили



вокзал, и барьер опустился; она оказалась наглухо прегражденной.
Теперь Импириэл-стрит упиралась в забор и угрюмое кирпичное здание.
Между вокзалом и забором тянулась полоска земли, покрытая, словно циновкой,
увядшей, слежавшейся прошлогодней травой с торчащими кое-где сте-" бельками;
каждую весну зеленые травинки пробивались сквозь этот плотный покров и гордо
вытягивались рядом с высохшими, качающимися стеблями, которые дали им
некогда жизнь.
На траве валялись пустые пачки из-под сигарет, с которых дождь смыл всю
краску, раскисшие окурки, обрывки бумаги, шоколадные обертки, скомканные
серебряные бумажки, в складках которых скопилась пыль, превратившаяся после
того, как ее обильно смочил дождь, в серые комочки грязи.
Теперь Импириэл-стрит была неподходящим местом для резиденций
джентльменов. Они покинули ее, предпочтя улицы, где сырыми утрами дым от
заводских труб не стлался по земле, где сушившееся на веревках белье никогда
не заносило сажей.
Но благодаря близости вокзала, земля возросла в цене, причем цена
определялась уже не тем, что когда-то этот район был местом расселения людей
состоятельных, а нынешними потребностями бедняков. Владельцы земли
понастроили вдоль улицы деревянные домишки с верандами по фасаду и с крышами
из оцинкованного железа, которые побурели от времени и покрылись ржавыми
пятнами.
В каждом домишке было по три комнатки, все смежные, и квартирная плата
была невысока.
Селилась здесь преимущественно беднота, и вскоре Импириэл-стрит стала
улицей детей. В летние вечера их прыгающие и скачущие силуэты заполняли
мостовую, они смеялись, кричали, гонялись друг за другом, а женщины
наблюдали за ними со своих верандочек.
Дома не были ничем отделены друг от друга, если не считать мощенных
булыжником дорожек, которые вели на заваленные мусором задние дворы.
Земля по обе стороны булыжной дорожки была влажная, выбоины на мостовой
постоянно наполнены водой. Никто не заботился о порядке, и тем не менее все
тут излучало жизненную силу, было пронизано радостью бытия.
Стоявший одиноко в конце улицы красный кирпичный дом, где я снимал
комнату, был единственным звеном, связывавшим Имггариэл-стрит с ее прошлым.
Он постепенно лишился своего обширного сада; на месте деревьев и кустарника
один за другим вырастали маленькие домики, а сам сад съеживался все больше и
больше, пока наконец высокий частокол не оградил его от дальнейших
посягательств. Он остался при одной пальме да нескольких запыленных
кустиках, сохранившихся от лучших времен.
Теперь здесь помещался захудалый пансион, где комнаты сдавались
каждому, кто мог платить за них, и пальма, некогда свидетельствовавшая о
высоком общественном положении владельца дома, казалась сейчас явно
неуместной и производила жалкое впечатление. Жесткая, шелестящая крона чуть
не касалась нарядной чугунной балюстрады верхнего балкона, и жильцы, выходя
на него подышать свежим воздухом, могли заглянуть в ее занесенную пылью
сердцевину.
Это были по преимуществу "люди в белых воротничках" - коммивояжеры,
клерки, служащие, которые предпочитали жить в больших пансионах потому, что
здесь им было свободней и удобней; это было проще, чем содержать собственные
квартиры или ютиться по меблированным комнатам.
В пансионе жило пятнадцать человек - все мужчины, все холостые; они
торопливо проглатывали свой обед, если спешили на свидание, когда же
такового не предвиделось, ели медленно, погрузившись в раздумье.
Я редко оставался в пансионе после обеда, хотя у меня и не было
девушки, встречи с которой я ожидал бы с радостным нетерпением. Но такая
девушка была мне очень нужна, и я ходил по вечерам гулять, чтобы настроить
себя на соответствующий лад.
Я старался избавиться от чувства обособленности, от ощущения своей
немощи. Я сознавал, что общество ставило меня на более низкую ступень, чем
остальных, и делал все, чтобы побороть в себе готовность примириться с этим
жалким положением.
Я должен был доказать, - доказать не другим, а самому себе, - что -
девушки могут благосклонно принимать мои ухаживания. С проблемой такого рода
сталкиваются все мужчины, но для калеки она особенно трудна и мучительна.
Я понял, что уверенность в себе, основанная на одобрении посторонних -
до которого так падки многие сомневающиеся в себе люди, - не может стать
надежным источником силы воли и решимости; напротив, она делает человека
болезненно восприимчивым к любому замечанию по его адресу, к каждому
возражению, к малейшему отпору, ко всякой неудаче.
Черпая у других необходимые им душевные силы, люди лишь создают почву
для новых разочарований. Только внутренняя уверенность никогда не изменит
человеку в нужный момент; она не способствует развитию качеств, которые
могут ее же удушить.
Я мечтал стать писателем. Для этого я должен был сам участвовать в
игре, а не оставаться зрителем. Нормальные отношения между мужчиной и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
РЕКЛАМА
Грабб Джеф - Драконы Войны Душ
Грабб Джеф
Драконы Войны Душ


Посняков Андрей - Грамота самозванца
Посняков Андрей
Грамота самозванца


Эриксон Стивен - Врата Смерти
Эриксон Стивен
Врата Смерти


Сертаков Виталий - Пастухи вечности
Сертаков Виталий
Пастухи вечности


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.