Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (53)
  2. Путь Кейна. Одержимость (51)
  3. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (31)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Цифровая крепость (29)
  6. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (28)
  7. Свирепый черт Лялечка (24)
  8. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  9. Гнев дракона (23)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  11. Умножающий печаль (20)
  12. Имя потерпевшего - никто (20)
  13. Непредвиденные встречи (19)
  14. По тонкому льду (15)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  16. Аквариум (12)
  17. Начало всех начал (12)
  18. Париж на три часа (11)
  19. Роксолана (10)
  20. Яфет (10)
  21. Замок Броуди (9)
  22. Любовница на двоих (9)
  23. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)
  24. К "последнему" морю (8)
  25. Колдун из клана Смерти (8)
  26. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (8)
  27. Чудовище без красавицы (7)
  28. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  29. Омон Ра (6)
  30. Брудершафт с Терминатором (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Мережковский Дмитрий — > читать бесплатно "Петр и Алексей"


Дмитрий Сергееевич Мережковский.


Петр и Алексей








КНИГА ПЕРВАЯ

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ВЕНЕРА

- АНТИХРИСТ хочет быть. Сам он, последний черт,
не бывал еще, а щенят его народилось - полна поднебесная.
Дети отцу своему подстилают путь. Все на лицо антихристо-
во строят. А как устроят, да вычистят гладко везде, так сам
он в свое время и явится. При дверях уже - скоро будет!

Это говорил старик лет пятидесяти в оборванном подья-
ческом кафтане молодому человеку в китайчатом шлафро-
ке и туфлях на босую ногу, сидевшему за столом.

- И откуда вы все это знаете?- произнес молодой
человек.- Писано: ни Сын, ни ангелы не ведают. А вы
знаете...

Он помолчал, зевнул и спросил:
- Из раскольников, что ли?
- Православный.
- В Петербург зачем приехал?

- С Москвы взят из домишку своего с приходными
и расходными книгами, по доношению фискальному во
взятках.
- Брал?

- Брал. Не из неволи или от какого воровства, а по
любви и по совести, сколько кто даст за труды наши при-
казные.

Он говорил так просто, что, видно было, в самом деле
не считал взятки грехом.

- И ко обличению вины моей он, фискал, ничего не
донес. А только по запискам подрядчиков, которые во мно-
гие годы по-небольшому давали, насчитано оных дач на
меня 215 рублев, а мне платить нечем. Нищ семь, стар,
скорбен, и убог, и увечен, и мизерен, и приказных дел
нести не могу - бью челом об отставке. Ваше премило-
сердное высочество, призри благоутробием щедрот своих,
заступись за старца беззаступного, да освободи от оного


платежа неправедного. Смилуйся, пожалуй, государь
царевич Алексей Петрович!

Царевич Алексей встретил этого старика несколько
месяцев назад в Петербурге, в церкви Симеона Богоприим-
ца и Анны Пророчицы, что близ речки Фонтанной и
Шереметевского двора на Литейной. Заметив его по не-
обычной для приказных, давно не бритой седой бороде
и по истовому чтению Псалтыри на клиросе, царевич
спросил, кто он, откуда и какого чина. Старик назвал себя
подьячим Московского Артиллерийского приказа, Ларио-
ном Докукиным; приехал он из Москвы и остановился
в доме просвирни той же Симеоновской церкви; упомя-
нул о нищете своей, о фискальном доношении; а также,
едва не с первых слов - об Антихристе. Старик показался
царевичу жалким. Он велел ему придти к себе на дом,
чтобы помочь советом и деньгами.

Теперь Докукин стоял перед ним, в своем оборванном
кафтанишке, похожий на нищего. Это был самый обыкно-
венный подьячий из тех, которых зовут чернильными
душами, приказными строками. Жесткие, точно окамене-



лые, морщины, жесткий, холодный взгляд маленьких туск-
лых глаз, жесткая запущенная седая борода, лицо серое,
скучное, как те бумаги, которые он переписывал; корпел,
корпел над ними, должно быть, лет тридцать в своем при-
казе, брал взятки с подрядчиков по любви да по совести,
а может быть, и кляузничал,- и вот до чего вдруг доду-
мался: Антихрист хочет быть.

"Уж не плут ли?"- усумнился царевич, вглядываясь
в него пристальнее. Но ничего плутовского или хитрого,
а скорее что-то простодушное и беспомощное, угрюмое и
упрямое было в этом лице, как у людей, одержимых од-
ною неподвижною мыслью.

- Я еще и по другому делу из Москвы приехал,-
добавил старик и как будто замялся. Неподвижная мысль
с медленным усилием проступала в жестких чертах его.
Он потупил глаза, пошарил рукою за пазухой, вытащил
оттуда завалившиеся за подкладку сквозь карманную про-
реху бумаги и подал их царевичу.

Это были две тоненькие засаленные тетрадки в чет-
вертую долю, исписанные крупно и четко подьяческим
почерком.

Алексей начал их читать рассеянно, но потом все с
большим и большим вниманием.

Сперва шли выписки из святых отцов, пророков и
Апокалипсиса об Антихристе, о кончине мира. Затем -
воззвание к "архипастырям великой России и всей вселен-
ной", с мольбою простить его, Докукина, "дерзость и гру-
бость, что мимо их отеческого благословения написал сие
от многой скорби своей и жалости, и ревности к церкви",
а также заступиться за него перед царем и прилежно упро-
сить, чтоб он его помиловал и выслушал.
Далее следовала, видимо, главная мысль Докукина:
"Поведено человеку от Бога самовластну быть".
И наконец - обличие государя Петра Алексеевича:
"Ныне же все мы от онаго божественного дара-
самовластной и свободной жизни отрезаемы, а также до-
мов и торгов, землевладельства и рукодельства, и всех
своих прежних промыслов и древле установленных зако-
нов, паче же и всякого благочестия христианского лишае-
мы. Из дома в дом, из места в место, из града в град
гонимы, оскорбляемы и озлобляемы. Весь обычай свой и
язык, и платье изменили, головы и бороды обрили, пер-
соны свои ругательски обесчестили. Нет уже в нас ни доб-
роты, ни вида, ни различия с иноверными; но до конца сме-
силися с ними, делам их навыкли, а свои христианские
обеты опровергли и святые церкви опустошили. От
Востока очи смежили: на Запад ноги в бегство обратили,
странным и неведомым путем пошли и в земле забвения
погибли. Чужих установили, всеми благами угобзили, а сво-
их, природных гладом поморили и, бьючи на правежах,
несносными податями до основания разорили. Иное же
и сказать неудобно, удобнее устам своим ограду поло-
жить. Но весьма сердце болит, видя опустошение Нового
Иерусалима и люд в бедах язвлен нестерпимыми язва-
ми!".
"Все же сие,- говорилось в заключение,- творят нам
за имя Господа нашего Иисуса Христа. О, таинственные
мученики, не ужасайтесь и не отчаивайтесь, станьте доб-

ре и оружием Креста вооружитесь на силу антихристо-
ву! Потерпите Господа ради, мало еще потерпите! Не
оставит нас Христос, Ему же слава ныне и прис-
но, и во веки веков. Аминь!".

- Для чего ты это писал?- спросил царевич, дочитав
тетрадки.

- Одно письмо такое же намедни подкинул у Симео-
новской церкви на паперти,- отвечал Докукин.- Да то
письмо, найдя, сожгли и государю не донесли и розыску



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
РЕКЛАМА
Мичурин Артем - Еда и патроны
Мичурин Артем
Еда и патроны


Володихин Дмитрий - Сэр Забияка в Волшебной стране
Володихин Дмитрий
Сэр Забияка в Волшебной стране


Корнев Павел - Повязанный кровью
Корнев Павел
Повязанный кровью


Конан-Дойль Артур - Топор с посеребрянной рукоятью
Конан-Дойль Артур
Топор с посеребрянной рукоятью


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.