Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (30)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (15)
  4. Летучий Голландец (12)
  5. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  6. Начало всех начал (10)
  7. Путь Кейна. Одержимость (9)
  8. Яфет (9)
  9. Мир туманов (8)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (8)
  11. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  12. Странствующий теллуриец (7)
  13. Роксолана (7)
  14. Память льда (7)
  15. Пирамида (6)
  16. Киммерийское лето (6)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  18. Армагеддон (5)
  19. Круг любителей покушать (4)
  20. К "последнему" морю (4)
  21. По тонкому льду (4)
  22. Главбух и полцарства в придачу (4)
  23. Полковнику никто не пишет (4)
  24. Париж на три часа (4)
  25. Демон и Бродяга (4)
  26. Любовница на двоих (4)
  27. Наемный убийца (3)
  28. Золотой воин (3)
  29. Смягчающие обстоятельства (3)
  30. Свет вечный (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

История — > Милорад Павич — > читать бесплатно "Последняя любовь в Константинополе"


Милорад Павич.


Последняя любовь в Константинополе


Пособие по гаданию
Перевод с сербского Л.САВЕЛЬЕВОЙ
Major Arcana (Старшие Арканы, или Большая тайна) -- так
называется колода из 22 карт для гадания. Каждая карта
обозначена цифрой от 0 до 21, и все они вместе с другой,
большей частью (Minor Arcana -- Младшие Арканы) из 56 карт
составляют Таро (Tarok, Tarocchi). Возникновение Таро связывают
с жрецами (иерофантами), которые в Греции руководили
элевсинскими мистериями. Есть также мнение, что Таро восходит к
традиции культа Гермеса. Такими картами часто пользуются для
гадания цыгане, которые, как считается, перенесли этот тайный
"язык" из Халдеи и Египта в Израиль и Грецию, откуда он
распространился по всему Средиземноморскому побережью.
Насколько можно судить, Таро уже почти семь веков известны в
Центральной Европе, Франции и Италии и в наши дни превратились
в одну из популярных карточных игр. Самые старые из дошедших до
нас карт Таро относятся к 1390 и 1445 годам (колода Minhiati из
музея Корер в Венеции).
Major Arcana обычно делится на три группы по семь карт. Во
время гадания смысл каждой отдельной карты и сочетаний карт
обычно истолковывает гадающий, которому известны уже их
устоявшиеся значения (ключи), однако он может иметь и
собственный набор ключей, то есть значений, который держит в
тайне. Смысл карты Таро меняется в зависимости от того, легла
ли она обычно или вверх ногами -- во втором случае ее значение
противоположно основному. В наше время картам Таро и ключам к
ним уделяется большое внимание в многочисленных пособиях и
справочниках о картах, причем часто между ними существуют
большие разночтения. Корни Таро уходят к глубинам
символического языка, общего для человеческого сознания.
Символика и ключи Таро связаны с Древней Грецией, с каббалой, с
астрологией, с учением о числах и т.д. Мистическую силу и
эзотерическую мудрость Таро достигает через свою двадцать
первую инициацию (таинственное превращение) Шут -- карту,
которая символическим образом является одновременно нулевой,
центральной и последней картой Большой тайны Таро.
Из одной энциклопедии

---------------------------------------------------------------------------
* Ключи Большой тайны
для дам одного и другого пола *
Особый ключ. Шут
Кроме своего родного языка, он говорил по-гречески,
по-французски, по-итальянски и по-турецки, на свет появился в
Триесте, в семье богатых сербских купцов и меценатов Опуичей,
владевших на Адриатике кораблями, а на берегах Дуная полями
пшеницы и виноградниками, с детства служил в воинской части
своего отца, кавалерийского офицера французской армии Харлампия
Опуича, знал, что и в атаке, и в любви выдох важнее вдоха,
носил роскошный кавалерийский мундир, даже в самые сильные
холода спал на снегу под повозкой, чтобы не тревожить свою
русскую борзую, находившуюся внутри с целым выводком щенков, в
разгар боя мог расплакаться из-за испорченных желтых
кавалерийских сапог, самовольно оставил однажды службу в
пехотном отряде, чтобы не расставаться со своим кавалерийским
обмундированием, страстно любил хороших лошадей, хвосты которых
заплетал в косы, заказывал себе в Вене серебряную посуду,
обожал балы, маскарады, фейерверки и как рыба в воде чувствовал
себя в салонах и гостиных среди музыки и женщин.
Отец говорил о нем, что он неуправляем, как ураган, и
постоянно идет по краю пропасти, он же попеременно походил то
на мать, то на деда, то на еще не родившегося сына или внучку.
Был он человеком очень видным, выше среднего роста, белолицым,
с ямкой на подбородке, похожей на пупок, и волосами длинными,
густыми и черными, как уголь. Брови он искусно закручивал, как
это обычно делают с усами, а усы его были заплетены, как две
плетки. На бесконечных дорогах войны, протянувшихся по Баварии,



Силезии и Италии, он вызывал восхищение женщин своей фигурой,
манерой держаться в седле и длинными, всегда хорошо
расчесанными волосами, когда, утомленный долгими переходами и
тяготами военной жизни, сушил их, сидя возле огня в
какой-нибудь придорожной корчме. Иногда его поклонницы шутки
ради переодевали его в женскую одежду, втыкали в волосы белую
розу, вытряхивали из него последний грош на танцульках,
уступали ему, больному и усталому, свои постели и со слезами на
глазах прощались с кавалеристами, когда те покидали зимние
квартиры. А он говорил, что все его воспоминания помещаются в
походном ранце.
С чужой, женской, улыбкой на лице, через которую у него
проросла борода, молодой Опуич вместе с отцом проскакал, еще
подростком, а позже уже сам, как офицер французской кавалерии,
по всей той части Европы, которая протянулась от Триеста и
Венеции до Дуная и оттуда до Ваграма и Лейпцига, и вырос на
французских биваках, отмечая каждое свое новое десятилетие
новой войной. Госпожа Параскева Опуич, его мать, напрасно
посылала ему "пирожные с грустными грецкими орехами". Молодой
Софроний стал отцом своего дьявола раньше, чем ребенка. Одним
глазом он был в бабку по матери, которая прежде всего была
гречанкой, а вторым -- в отца, который в конечном счете был
сербом, поэтому молодой Опуич из Триеста видел мир косыми
глазами. Он шептал:
-- Бог -- это Тот, Который Есть, а я тот, которого нет.
Он носил в себе с самого детства хорошо запрятанную
большую тайну. Он будто чувствовал, что что-то с ним как с
существом, принадлежащим к человеческому роду, не совсем так,
как надо. И естественно было его желание измениться. Желал он
этого тайно и сильно, немного стыдясь такого желания, как
какого-то неприличного визита. Все это походило на легкий
голод, который, как боль, сворачивается под сердцем, или на
легкую боль, которая пробуждается в душе, подобно голоду. Он,
пожалуй, и не помнил, когда именно проклюнулось это скрытое
томление по перемене, принявшее вид маленькой, бесплотной силы.
Словно он лежал, соединив кончики среднего и большого пальцев,
и в тот момент, когда на него навалился сон, уронил руку с
кровати и пальцы разъединились. И тогда он встрепенулся, будто
выпустив что-то из рук. На самом деле он выпустил из рук себя.
Тут появилось желание. Страшное, неумолимое, тяжелое настолько,
что под его грузом он начал хромать на правую ногу... Или, как
ему иногда казалось, это произошло в другой раз, давно, когда
он в тарелке, полной тушеной капусты, обнаружил чью-то душу и
съел ее.
Как бы то ни было, но в нем зародилось загадочное и
сильное движение. Трудно сказать, что же это было -- возможно,
какие-то головокружительные амбиции, связанные с его
собственным и отцовским призванием военного, какое-то
непостижимое томление по новому, истинному врагу и разумным
союзникам, стремление поменяться местами в отношениях с отцом,
возможно, не давала покоя тяга к югу, где его, императорского
кавалериста, манили к себе когда-то простиравшиеся здесь до
самого Пелопоннеса погибшие балканские царства, и в нем
говорила кровь его бабки, гречанки, чей род создавал свое
огромное богатство на торговле между Европой и Азией. А
возможно, дело было в каком-то третьем счастье и желании, из
тех, мутных и сильных, которые заставляют лицо человека
постоянно меняться. Оно то выглядит таким, каким будет в
старости, то таким, каким было в те дни, когда его хозяин еще
прислушивался к мнениям окружающих. Потому что лицо человека
дышит, оно постоянно вдыхает и выдыхает время.
С тех пор он постоянно и много работал над тем, чтобы
что-то существенным образом изменить в своей жизни, чтобы
мечта, томившая его, стала реальностью, но все это приходилось
делать как можно более скрытно, поэтому его поступки часто
оставались непонятными окружающим.
Теперь молодой Опуич, скрывая ото всех, носил под языком
камень как тайну, или, говоря точнее, -- тайну как камень, а
его тело претерпело одно изменение, которое трудно было
скрывать и которое постепенно стало известно всем как легенда.
Сначала это заметили женщины, но они ничего не сказали; потом,
уже вслух, на эту тему начали шутить офицеры в его полку, после
чего о нем заговорили по всему театру военных действий.
-- Он прямо как женщина. Всегда может! -- смеясь говорили
служившие вместе с ним офицеры. Молодой Опуич с того самого,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой
Шилова Юлия
Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой


Василенко Иван - В неосвещенной школе
Василенко Иван
В неосвещенной школе


Конюшевский Владислав - По эту сторону фронта
Конюшевский Владислав
По эту сторону фронта


Шилова Юлия - Заблудившаяся половинка, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Заблудившаяся половинка, или Танцующая в одиночестве


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.