Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. (14)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Обряд дома Месгрейвов (11)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. Главный противник (8)
  8. Бремя власти (6)
  9. Последний завет (6)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Любовница на двоих (5)
  12. День проклятия (5)
  13. Принц Каспиан (5)
  14. Пелагия и красный петух (том 1) (5)
  15. Свирепый черт Лялечка (4)
  16. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  17. Горы Судьбы (4)
  18. Круг любителей покушать (4)
  19. Пощады не будет (4)
  20. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  21. Чары старой ведьмы (4)
  22. Кафедра странников (4)
  23. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (4)
  24. Требуется чудо (4)
  25. Чистильщик (4)
  26. По тонкому льду (4)
  27. Московский упырь (3)
  28. Мое прошлое (3)
  29. Посмертный образ (3)
  30. Пиранья: Первый бросок (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

История — > Носов Евгений И. — > читать бесплатно "Усвятские шлемносцы"


Евгений Иванович Носов.


Усвятские шлемоносцы




Повесть
Избранные произведения в 2-х томах, том второй, изд-во "Советская
Россия", Москва, 1983.
OCR и вычитка: Александр Белоусенко (eloueko@yahoo.com)



И по Русской земле тогда
Редко пахари перекликалися,
Но часто граяли враны.

"СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ"

1

В лето, как быть тому, Касьян косил с усвятскими мужиками сено. Солнце
едва только выстоялось по-над лесом, а Касьян уже успел навихлять плечо
щедрой тяжестью. Под переменными дождями в тот год вымахали луга по самую
опояску, рад бы поспешить, да коса не давала шагнуть, захлебывалась травой.
В тридцать шесть годов от роду силенок не занимать, самое спелое, золотое
мужицкое времечко, а вот поди ж ты: как ни тужься, а без остановки, без
роздыху и одну прокошину нынче Касьяну одолеть никак не удавалось - стена, а
не трава! Уже в который раз принимался он монтачить, вострить жало обливным
камушком на деревянной рукоятке. По утренней росе с парным сонным туманцем
ловкая обношенная коса не дюже-то и тупилась, но при народе не было другого
повода перемочь разведенное плечо, кроме как позвякать оселком, туда-сюда
пройтись по звонкому полотну. А заодно оглянуться на чистую свою работу и
еще раз поудивляться: экие нынче непроворотные травы! И колхоз, и мужики с
кормами будут аж по самую новину, а то и на другой год перейдет запасец.
Вышли хотя и всей бригадой, но кусты и облесья не позволяли встать всем
в один ряд, и порешили косить каждый сам по себе, кто сколько наваляет, а
потом уж обмерить в копнах и определить сдельщину. Посчитали, что так даже
спорее и выгоднее.
Радуясь погожему утру, выпавшей удаче и самой косьбе, Касьян в эти
минутные остановки со счастливым прищуром озирал и остальной белый свет:
сызмальства утешную речку Остомлю, помеченную на всем своем несмелом,
увертливом бегу прибрежными лозняками, столешную гладь лугов на той стороне,
свою деревеньку Усвяты на дальнем взгорье, уже затеплившуюся избами под
ранним червонным солнцем, и тоненькую свечечку колокольни, розово и невесомо
сиявшую в стороне над хлебами, в соседнем селе, отсюда не видном,- в Верхних
Ставцах.
Это глядеть о правую руку. А ежели об левую, то виделась сторона
необжитая, не во всяк день хоженая - заливное буйное займище, непролазная
повительная чащоба в сладком дурмане калины, в неуемном птичьем посвисте и
пощелке. Укромные тропы и лазы, обходя затравенелые, кочкарные топи,
выводили к потаенным старицам, никому во всем людском мире неизвестным,
кроме одних только усвятцев, где и сами, чего-то боясь, опасливо озираясь на
вековые дуплистые ветлы в космах сухой куги, с вороватой поспешностью
ставили плетеные кубари на отливавшую бронзой озерную рыбу, промышляли
колодным медом, дикой смородиной и всяким снадобным зельем.
Еще с самой зыбки каждого усвятца стращают уремой, нечистой обителью, а
Касьян и до сих пор помнит обрывки бабкиной присказки:

Как у сгинь-болота жили три змеи:
Как одна змея закликуха,
Как вторая змея заползуха,
Как третья змея веретенка...

Но выбирались пацаны из зыбок, и, вопреки всяким присказкам, никуда не
тянуло их так неудержимо, как в страховитую урему, что делалась для них
неким чистилищем, испытанием крепости духа. А став на ноги, на всю жизнь
сохраняли в себе уважение к дикому чернолесью. И кажется, лиши усвятцев
этого никчемного, бросового закоулка их земли, и многое отпало бы от их
жизни, многое потерялось бы безвозвратно и невосполнимо. Что ни говори, а
даже и теперь, при тракторах и самолетах, любит русский человек, чтобы
поблизости от его жилья непременно было вот такое занятное место, окутанное
побасками, о котором хочется говорить шепотом... Займище окаймлял по
суходолу, по материковому краю сивый от тумана лес, невесть где кончавшийся,
за которым, признаться, Касьян ни разу не был: значилась там другая земля,
иная округа со своими жителями и со своим начальством, ездить туда было не
принято, незачем, да и не с руки. Так что весь мир, вся Касьянова вселенная,



где он обитал и никогда не испытывал тесноты и скуки, почитай, описывалась
горизонтом с полдюжиной деревень в этом круге. Лишь изредка, в межсезонье,
выбирался он за привычную черту, наведывался в районный городок приглядеть
то ли новую косу, то ли бутылку дегтя на сапоги, лампового стекла, или
сменить поизносившийся картуз.
Куда текла-бежала Остомля-река, далеко ли от края России стояли его
Усвяты и досягаем ли вообще предел русской земли, толком он не знал, да,
поди, и сам Прошка-председатель тоже того не ведал. Усвятский колхоз по
теперешним отмерам невелик был, кроме плугов да телег, никакой прочей
техники не имел, так что Прошка-председатель, сам местный мужик, не ахти
какой прыщ, чтобы все знать.
Правда, знал Касьян, что ежели поехать лесом и миновать его, то сперва
будут Ливны, а за Ливнами через столько-то ден объявится и сама Москва. А по
тому вон полевому шляху должен стоять Козлов-город, по-за которым невесть
что еще. А ежели поехать мимо церкви да потом прямки, прямки, никуда не
сворачивая, то на третьем или четвертом дне покажется Воронеж, а уж за ним,
сказывали, начинаются хохлы...
Была, однако, у Касьяна в году одна тысяча девятьсот двадцать седьмом
большая отлучка из дому: призывался он на действительную службу. Трое суток
волокся состав, и все по неоглядной желтеющей поздним жнивьем земле, пока не
привезли его к месту назначения. Попал он в кавалерийскую часть, выдали
шашку с винтовкой, но за все время службы ему не часто доводилось палить из
нее и махать шашкой, поскольку определили его в полковые фуражиры, где
ничего этого не требовалось. А было его обязанностью раздавать поэскадронно
прессованные тюки, мерять ведрами пыльный овес, а в летнее время вместе с
выделенными нарядами косить и скирдовать военхозовское сено. За тем делом и
прошла вся его служба, ничего такого особенного не успел повидать, даже
самого Мурома, через который и туда, и обратно проехали ночью. И хотя в
Муроме и останавливались оба раза, но эшелон был затиснут между другими
составами, так что, когда Касьян высунулся было из узкого теплушечного
оконца, то ничего не увидел, кроме вагонов и станционных фонарей, застивших
собой все остальное.
Больше всего запомнилась ему дорога, особенно обратная, когда не
терпелось поскорее попасть домой, а поезд все не спешил, подолгу стоял на
каких-то полустанках, потом опять принимался постукивать колесами, и окрест,
в обе стороны от полотна, простирались пашни и деревеньки, бродил по лугам
скот, ехали куда-то мужики на подводах, кричали и махали поезду такие же,
как и везде, босые, в неладной обношенной одежде белоголовые ребятишки...
Тогда-то и запало Касьяну, что нет ей конца и краю, русской земле.
Случалось, на старых бревнах говаривали бывалые старики про разные
земли, кому где довелось побывать или про то слышать, и вот в такие вечера
Касьян, отрешаясь от своих дел и забот, вспоминал, что кроме русской земли
есть еще где-то и иные народы, о которых на другой день при солнечном свете
сразу же и забывалось и больше не помнилось. И если бы теперь оторвать
Касьяна от косьбы и спросить, в какой стороне должны быть, к примеру,
китайцы и в какой турки,- Касьян досадливо б отмахнулся: "Делать, что ли,
окромя нечего, как думать про это". И опять с размашистой звенью принялся бы
ходить косой.
За три года солдатчины Касьян попривык к сапогам и, вернувшись, больше
не носил лаптей, но всегда плел свежую пару к петрову дню, к покосам. И
теперь, обутый в новые невесомые лапотки, обшорканные о травяную стерню до
восковой желтизны и глянцевитости, с легкой радостью в ногах притопывал за
косой, выпростав из штанов свежую выстиранную косоворотку. Да и все его
крепкое и ладное тело, взбодренное утренней колкой свежестью, ощущением
воли, лугового простора, неспешным возгоранием долгого погожего дня, азартно
возбужденное праздничной работой, коей всегда считалась исконно желанная
сенокосная пора, ожидаемая пуще самых хлебных зажинков,- каждый мускул,
каждая жилка, даже поднывающее натруженное плечо сочились этой радостью и
нетерпеливым желанием черт знает чего перевернуть и наворочать.
Солнце тем временем вон как оторвалось от леса, кругов этак на
пятнадцать, поменело, налилось белой каленой ярью. Глядит Касьян: забродили
мужички, один за другим потянулись к припасенным кувшинам, кто к лесным
бочажкам. Касьян и сам все еще задирал подол рубахи, чтобы обтереть пот,
сочившийся сквозь брови, едуче заливавший глаза. И вот уже и он не выдержал,
торчком занозил косье в землю и, на ходу стаскивая мокрую липучую рубаху,
побрел к недалекой горушке, из-под которой, таясь в лопушистом копытнике,
бил светлый бормотун-ключик. Разгорнув лопушье и припав на четвереньки,
Касьян то принимался хватать обжигающую струйку, упруго хлеставшую из
травяной дудочки, из обрезка борщевня, то подставлял под нее шершавое, в
рыжеватой поросли лицо и даже пытался подсунуть под дудку макушку, а утолив
жажду, пригоршнями наплескал себе на спину и, замерев, невольно перестав
дышать, перемогая остуду, остро прорезавшую тело между сдвинутых вместе
лопаток, мученически стонал, гудел всем напряженным нутром, стоя, как зверь,
на четвереньках у подножия горушки. И было потом радостно и обновление
сидеть нагишом на теплом бугре, неспешно ладить самокрутку и так же неспешно



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Утомленные счастьем, или Моя случайная любовь
Шилова Юлия
Утомленные счастьем, или Моя случайная любовь


Березин Федор - Пожар Метрополии
Березин Федор
Пожар Метрополии


Максимов Альберт - Нашествие. Хазарское безумие
Максимов Альберт
Нашествие. Хазарское безумие


Куликов Роман - Дело чести
Куликов Роман
Дело чести


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.