Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (133)
  2. Гнев дракона (124)
  3. Начало всех начал (93)
  4. Умножающий печаль (83)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (83)
  6. Шпион, или повесть о нейтральной территории (77)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (73)
  8. Цифровая крепость (72)
  9. Битва за Царьград (58)
  10. Имя потерпевшего - никто (55)
  11. Омон Ра (55)
  12. Путь Кейна. Одержимость (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (48)
  14. Ледокол (33)
  15. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (32)
  16. Тимур и его команда (29)
  17. Покер с акулой (29)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (23)
  19. Журналист для Брежнева (22)
  20. Аквариум (20)
  21. Париж на три часа (20)
  22. Колдун из клана Смерти (18)
  23. Киммерийское лето (17)
  24. Роксолана (15)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Брудершафт с Терминатором (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. По тонкому льду (11)
  29. Истребивший магию (10)
  30. Один на миллион (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Проханов Александр — > читать бесплатно "Господин Гексоген"


Александр ПРОХАНОВ


ГОСПОДИН ГЕКСОГЕН




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ОПЕРАЦИЯ ?ПРОКУРОР?

ГЛАВА ПЕРВАЯ
Генерал разведки в отставке Виктор Андреевич Белосельцев чувствовал
приближение осени по тончайшей желтизне, текущей в бледном воздухе
московского утра, словно где-то уронили невидимую капельку йода и она
растворялась среди фасадов и крыш, просачивалась струйками в форточку,
плавала в пятне водянистого солнца, создавая ощущение незримой болезни,
поразившей город. Туман на стекле был золотисто-зеленый, такой же, как
Тверской бульвар, где под липами, у черных стволов, начинали скапливаться
озерки опавшей листвы. Горьковатый цвет увядания присутствовал в иконе, с
которой осыпалась блеклая позолота нимбов. В коробках с бабочками, терявшими
желтую сухую пыльцу. В стакане бледного чая, где преломлялась серебряная
ложечка с полустертой монограммой. Он недвижно сидел, чувствуя, как горькие
яды осени втекают в его кровь и дыхание, порождая легкое головокружение,
словно от надкушенного черенка осинового листа, желтого, с капелькой бледной
лазури. Начинающийся день не сулил встреч и событий, был похож на бледное
световое пятно, медленно плывущее над головой. "О тебе, моя Африка, шепотом
в небесах говорят серафимы?" - повторял он стихотворную строчку, случайно
залетевшую в память, трепетавшую там, не в силах улететь, словно бабочка,
попавшая в паутину.
Телефонный звонок из гостиной прилетел в кабинет и произвел впечатление
царапины, нанесенной стеклорезом:
- Виктор Андреевич, прости, что рано потревожил? Это Гречишников? Здесь
такое печальное обстоятельство? Умер генерал Авдеев, которому, кажется,
именно ты дал прозвище "Суахили"? Сегодня отпевают? Приходи, простимся с
командиром? Панихида в одиннадцать? Хочу тебя повидать?
Еще несколько слов знакомого голоса, слабо дребезжащего, словно стакан в
подстаканнике на столике идущего поезда. Царапина, оставленная телефонным
звонком. И болезненное изумление - стихотворная строчка об Африке и небесных
серафимах, случайно залетевшая в память, превратилась в известие о кончине
старого генерала разведки, отправлявшего его, Белосельцева, в Мозамбик и
Анголу, а теперь лежащего в русской церкви под блеклой фреской с шестикрылым
небесным духом.
Суахили был первоклассный разведчик, энтомолог, этнограф. Напоминал своей
эрудицией офицеров царского Генерального штаба, которые наносили на карты
речные броды, горные тропы, колодцы в пустынях, предвосхищая прохождение
войск. Одновременно описывали нравы туземных племен, собирали гербарии,
коллекционировали минералы, оставляя после себя изыскания, украшавшие
библиотеки университетов и академий.
Суахили ловил бабочек в Бельгийском Конго вблизи ракетодрома в джунглях,
откуда запускались французские ракеты средней дальности. Захватывал в
прозрачную кисею сачка редкие экземпляры африканских нимфалид и сатиров, при
этом снимая баллистические характеристики ракет, беря пробы грунта, засекая
время отсечки двигателей. Он был обстрелян, попал в контрразведку французов,
наполовину потерял рассудок от пыток, и через пять лет тюрьмы был обменен на
французского агента, внедренного в военно-морской флот Югославии. Он,
Суахили, отправлял Белосельцева в африканский вояж, управлял его действиями
в пустыне Намиб и в устье реки Лимпопо. Оставил разведку в проклятые дни
поражения, когда в свете голубых прожекторов краны снимали с постамента
бронзовую скульптуру Дзержинского и она покачивалась в ночном небе перед
горящими окнами Лубянки как огромный висельник.
С тех пор они не виделись, как и многие из былых сослуживцев, ушедших из
помпезного здания госбезопасности, где угнездились предатели и агенты чужих
разведок, вскрыли секретные сейфы и досье агентуры, овладели секретами
государства, остановили биение сердца Красной Империи. Говорили, что Суахили
организовал какой-то фонд, помогает ветеранам разведки. Что он унес с собой
списки заграничной агентуры в странах Африки и Латинской Америки. Что он
пишет эзотерические стихи. Что его коллекция бабочек таит в себе коды
агентурных сетей. Что он крестился. Что его видели в патриаршей резиденции.
Что к нему за советом приезжают руководители банков и крупнейших нефтяных
компаний. Белосельцев не проверял эти слухи. Удар, полученный в дни августа,
оглушил его на многие годы. Он жил как контуженый, попавший под фугасный
взрыв. Конечности оставались целы, внутренние органы продолжали служить, но
в психике оказались разорванными тончайшие волокна и нити, связывающие его с
бытием. Сторонясь сослуживцев, он жил как отшельник в дупле, в постоянной
дремоте.
Звонок Гречишникова, былого товарища, с кем вместе получали генеральские
погоны и о ком почти не вспоминал эти годы, его дребезжащий, как стекло в



подстаканнике, голос застигли врасплох. Мысль витала над Африкой, и весть о
кончине Суахили свидетельствовала о движении таинственных, как облака,
явлений, в которые Белосельцев был неявно включен. На него прохладно дохнуло
опасностью. Он озирался, стараясь понять, откуда, с какой вершины сорвался
холодный порыв. Но лес доступных для обозрения явлений стоял недвижный, в
предосенней желтизне, и ни одна из золотых, вплетенных в березы гирлянд не
шевельнулась от ветра. Он поднялся, готовясь извлечь из гардероба черный
костюм, чтобы идти на отпевание в храм.
Снова раздался звонок. Еще не снимая трубку, Белосельцев почувствовал,
что предстоящий разговор продолжит череду совпадений.
Говорил Прокурор мягким грассирующим голосом, словно в горле у него
дрожала горошина, порождая целлулоидную вибрацию:
- Простите, Виктор Андреевич, за ранний звонок? Мы, кажется, сегодня
собирались увидеться, но, увы, у меня безумный день? С утра иду в Кремль, на
встречу с Президентом? А потом коллегия? Хотел извиниться и перенести нашу
встречу на другое время? - Горошина нежно рокотала в горле Прокурора.
Белосельцев, слушая его, испытывал удовлетворение, похожее на тепло, которое
разливается по телу от глотка горячего чая. Прокурор, собиратель бабочек,
знавший о его уникальной коллекции, предлагал обмен - бабочку Южной Африки,
пойманную Белосельцевым на границе с Намибией, на бабочку с Филиппин,
купленную Прокурором на рынке Манилы. - Может быть, встретимся в выходные
дни?.. У меня на даче?.. Я пришлю за вами машину?
Смерть Суахили, посылавшего его в Анголу, в зону боев. Звонок
Гречишникова, приглашавшего проститься с Авдеевым. Звонок Прокурора,
мечтавшего получить в коллекцию бабочку из Кунене. Серафимы, шестикрылые
духи, над гробом старика-генерала. Стихотворная строка Гумилева, трепещущая,
как синяя бабочка. Все было связано. Было драгоценными чешуйками смальты,
упавшими из огромной, недоступной глазу мозаики. По мерцающим кусочкам
стекла не угадать всей мозаики, укрытой в черноте высокого купола. Надо
ждать, когда сядет солнце и последний луч, снизу вверх, на мгновение осветит
купол храма. И тогда откроется лик.
- Такие выматывающие дни!.. Такая нервотрепка!.. У людей не остается
времени на любимые занятия!.. - жаловался Прокурор доверительно, как
близкому человеку. Белосельцев слушал интеллигентный, мягко грассирующий
голос, представлял лысоватую голову, осторожный вкрадчивый взгляд, губы,
аккуратно выбиравшие слова. Белесое, невыразительное лицо Прокурора часто
появлялось на телеэкране, где он многословно и невнятно рассказывал о
коррупции власти, намекая на самых высоких персон. Из его многословья
невозможно было понять, о каких персонах идет речь, какова сущность их
прегрешений. Газеты трескуче и бесстрашно писали о "кремлевских ворах",
называли имена Президента, его плотоядных и деятельных дочерей, известных и
нелюбимых в публике чиновников и банкиров. Все это вызывало мучительное,
гадливое чувство. Словно в кремлевских палатах, среди малахита и мрамора,
стоял бак нечистот и оттуда, из-за дворцовых фасадов, белокаменных
наличников и лепных карнизов, по ржавым трубам сочилась зловонная жижа.
- Я наслышан о вашей коллекции, - продолжал Прокурор. - Если мы, простые
смертные, покупаем бабочек в зоомагазинах Сан-Паулу или Лагоса, то вы, как я
слышал, собрали коллекцию на полях сражений, держа в одной руке сачок, а в
другой автомат? Мечтаю взглянуть на ваши трофеи!
- Буду рад вас принять у себя. - Белосельцев осмотрел неприбранную
гостиную, прикидывая, сколько времени потребуется на то, чтобы распихать по
полкам скопившиеся на столе и тумбочке книги, кинуть в гардероб
задержавшиеся на стульях пиджаки и галстуки, загнать в совок легкие катышки
пыли, свернувшиеся по углам. - Назначайте день, и мы непременно встретимся.
- Позвоню вам чуть позже, Виктор Андреевич, когда поутихнет нервотрепка?
Бабочки - единственная отрада!.. Слово-то какое - бабочки!.. - Он нежно и
весело засмеялся, и в этом смехе почудилось утонченное сладострастие,
искусно скрываемое под благопристойным выражением лица, сине-серебряными
позументами прокурорского мундира, невыразительным рисунком тщательно
подобранных фраз.
Положив телефонную трубку, он вернулся в кабинет и рассматривал коробку
ангольских бабочек, среди которых большие, пепельно-красные с жемчужными
пятнами нимфалиды были пойманы им на дороге, где горела и дымилась броня,
лежали обгорелые трупы и на теплое зловонье воронок, ядовитые газы взрывов
летели бабочки. Опускались на опаленные вмятины, и он брал руками их
мохнатые тельца, страстно стиснутые перепонки. Хватал за красные кончики
крыльев.
Закон совпадений был необъясним с точки зрения классической логики
причинно-следственных связей. Тут требовалось знание иных измерений, где в
огромных, многомерных объемах случались события, наподобие вселенских
взрывов, от которых в земную жизнь падала лишь легкая тень. Вдруг засыхал
цветок. Меняла русло река. Старику снилась его молодая мать. Белосельцев
чувствовал, как его захватило прозрачное дуновение осени, источавшей перед
бурями и ночными дождями мучительную красоту увядания. И нужно замереть, не
противиться ветру, а лететь, как легкое пернатое семечко, - из сухого



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
РЕКЛАМА
Посняков Андрей - Тайный путь
Посняков Андрей
Тайный путь


Орлов Алекс - Золотой пленник
Орлов Алекс
Золотой пленник


Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Шилова Юлия - Золушка из глубинки, или Хозяйка большого города
Шилова Юлия
Золушка из глубинки, или Хозяйка большого города


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.