Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (106)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (92)
  5. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  6. Начало всех начал (73)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Омон Ра (60)
  10. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  11. Битва за Царьград (57)
  12. Свирепый черт Лялечка (55)
  13. Имя потерпевшего - никто (54)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Аквариум (25)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (25)
  17. Киммерийское лето (22)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Роксолана (21)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  21. Колдун из клана Смерти (20)
  22. Париж на три часа (19)
  23. Тимур и его команда (16)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. По тонкому льду (14)
  26. Ледокол (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. Брудершафт с Терминатором (12)
  29. Любовница на двоих (11)
  30. Яфет (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Рассел Эрик Френк — > читать бесплатно "Космический марафон"


Эрик Фрэнк Рассел


Космический марафон





ПРОЛОГ
Разумеется, все, что ни делается, делается с самыми лучшими
намерениями. Хотя непосвященным некоторые из маленьких трюков астронавтов
и значительная часть правил обычно кажутся довольно своеобразными. Но тут
уж ничего не поделаешь: бороздить космические просторы - это вам не
плавание на старом тазу в деревенском пруду!
Так, например, если вдуматься, то использование совместных экипажей -
совсем не плохая идея. В дальних рейсах - на Марс, в Пояс Астероидов или
еще куда подальше - бледнолицые земляне обычно возятся с двигателями, коль
скоро это именно они довели их когда-то до ума и никто лучше не
разбирается, что там к чему. Все врачи - обязательно негры: хоть покуда
никто и не догадался, почему они почти не страдают от перегрузок и отлично
чувствуют себя в невесомости. А что касается ремонтных работ в открытом
космосе - здесь просто ну никак не обойтись без марсиан, которые
довольствуются малым количеством воздуха, способны выполнять любые самые
тонкие работы по металлу и к тому же практически невосприимчивы к
космической радиации.
На внутренних рейсах, скажем на Венеру, экипажи формируются почти на
таких же основаниях; вот только аварийные пилоты там всегда здоровенные
мужики вроде нашего Эла Стора. И тому есть довольно веские причины. Именно
благодаря ему мы и спаслись. Я этого парня, на всю жизнь запомнил! Так и
стоит этот верзила у меня перед глазами. Ну и тип!
В первый раз я его увидел, когда волею судеб оказался на верхней
ступеньке трапа нашего корабля "Калабаска-Сити", новенькой, с иголочки,
грузовой посудины с весьма ограниченным количеством мест для пассажиров,
приписанной как раз к тому венерианскому космопорту, в честь которого и
получила свое имя. Нет нужды говорить о том, что астронавты - народ
веселый и сразу окрестили ее "Колбаской".
Мы тогда как раз лежали на стартовой площадке Колорадского космодрома к
северу от Денвера. Нас битком набили всяческими станками для производства
часов, сельхозтехникой, авиационным оборудованием и приборами, которые
требовалось доставить в Калабаску, а заодно впихнули целый контейнер
радиевых игл для Венерианского научно-исследовательского института рака. А
еще у нас на борту находилось восемь пассажиров - все эмигранты-фермеры,
которым просто приспичило заготовлять сено обязательно на тридцать
миллионов миль ближе к Солнцу. Мы уже лежали на старте и через сорок минут
должна была прозвучать прощальная сирена, как вдруг откуда ни возьмись
появляется этот самый Эл Стор.
Росту в нем было шесть футов девять дюймов, а весу - по меньшей мере
три сотни фунтов, и тем не менее всю свою массу он нес прямо-таки с
грацией танцовщика. Да, на такого бугая, который двигался легко, как
балерун, стоило посмотреть! Он поднялся по дюралевому тралу с беспечностью
туриста, садящегося в автобус загородного рейса. В правой руке, размерами
с приличный окорок, покачивался баул из сыромятной кожи, в котором
свободно могли бы уместиться и кровать, и парочка шкафов в придачу.
Поднявшись по трапу, он остановился напротив меня и несколько мгновений
стоял, уставившись на скрещенные мечи у меня на кокарде. Затем произнес:
- Доброе утро, сержант. Я - новый второй пилот и должен представиться
капитану Макналти.
Я знал, что нам должны прислать другого пилота вместо Джеффа Деркина -
его переманили на паршивый марсианский флакон для духов, "Прометей". Итак,
передо мной его преемник - безусловно, землянин, - ни белый, ни негр. По
его маловыразительному, хотя и энергичному лицу трудно было сказать,
какого цвета у него кожа: создавалось впечатление, что она такая же
сыромятная, как кожа, из которой сделан его баул. Особенно привлекали
внимание его глаза, которые как будто слегка фосфоресцировали... Что-то в
нем чувствовалось такое особенное, с чем я столкнулся впервые в жизни.
- Добро пожаловать. Малыш. - Глядя на него, я чуть не свернул себе шею.
Руки ему подавать не стал, она еще могла пригодиться. - Открывай саквояж и
оставь его в стерилизационной камере. А что до капитана, так он сейчас
где-то на носу.
- Спасибо. - На лице его не мелькнуло даже тени улыбки. Он ступил в
шлюз, волоча за собой сыромятный амбар.
- Мы стартуем через сорок минут! - крикнул я вдогонку.

В следующий раз я увидел Эла Стора, когда мы уже преодолели двести
тысяч миль и Земля зеленоватым кружочком болталась где-то в конце нашего
инверсионного следа. Я вдруг услышал, что он интересуется у кого-то в



коридоре, как найти корабельного оружейника. Ему указали на дверь моей
каюты.
- Сержант, - сказал он, протягивая мне требование на официальном
бланке. - Я пришел получить то, что полагается. - И облокотился на барьер.
Вся конструкция заскрипела, а верхний поручень прогнулся.
- Эй! Полегче! - возопил я.
- Прошу прощения! - Он выпрямился. Поручень, едва с него убралась эта
туша, явно почувствовал себя лучше.
Поставив печать на заявку, я отправился в оружейную комнату, взял
игольный излучатель и коробку зарядов к нему. Самые большие венерианские
болотные лыжи, которые у меня нашлись, оказалась на одиннадцать размеров
меньше и на ярд короче, чем нужно. Но других у меня не было. А еще
пришлось выдать ему канистру лучшего универсального масла, банку графитной
смазки, блок питания для его коротковолнового радиофона и, наконец, пачку
ореховых ароматизированных пастилок с надписью: "С наилучшими пожеланиями
от Компании Ароматических Трав - "Планета Невест".
Но эту пачку он сразу вернул, заявив, что от таких запахов у него
голова идет кругом. Всю же остальную дребедень засунул в сумку и даже
бровью не повел. С такой физиономией ему бы в покер играть! И все-таки на
ней появилось несколько задумчивое выражение, когда он стал рассматривать
развешанные по стенам тридцать скафандров для землян, напоминающие
содранные шкуры. Там же висели шесть дыхательных аппаратов для марсиан,
предпочитающих давление три фунта на квадратный фут. Но ему ни те ни
другие не годились. Хоть убей, но предложить ему было просто нечего. С
таким же успехом я бы попытался засунуть слона в консервную банку.
Короче, уходил он от меня своей танцующей походкой - ну, вы понимаете,
что я имею в виду. То, как он легко и непринужденно перемещался, сразу
наводило на мысль, что под горячую руку ему лучше не попадаться. И не то
чтобы он казался очень вспыльчивым - нет, вид у него был вполне
добродушный, хотя, пожалуй, и чересчур невозмутимый. Больше всего поражала
исходящая от него спокойная уверенность в себе и то, как он двигался, -
поразительно быстро и бесшумно, возможно, благодаря своим огромным
башмакам на подошве толщиной в дюйм, из губчатой резины.
Я с интересом наблюдал за Элом Стором, пока наша "Колбаска" пыхтя
преодолевала бескрайние космические просторы. Да, пожалуй, больше всего он
заинтересовал меня тем, что до тех пор мне не приходилось встречать парней
такого типа, а уж поверьте, я-то на своем веку навидался всяких. Он
по-прежнему не проявлял особого стремления к общению, но всегда был
дружелюбен и даже сердечен. Со своими обязанностями Эл справлялся более
чем успешно. Макналти он сразу пришелся по душе, хотя капитан был не из
тех, кто при первой же встрече кидается обнимать и целовать новичка.

На третий день полета Эл произвел фурор среди марсиан. Любому известно,
что эти ребята со щупальцами вот уже двести лет как удерживают пальму
первенства в чемпионате Солнечной системы по шахматам и в этом деле равных
им за пределами Марса пока не нашлось. Они просто сами не свои до шахмат,
и я не раз наблюдал, как целая шайка марсиан вдруг начинает от волнения
покрываться разноцветными пятнами, стоит одному из них после битого
получаса глубочайших раздумий двинуть пешку.
В один из своих выходных Эл пробыл в марсианском отсеке по правому
борту при давлении в три фунта аж восемь часов. Динамики нам передавали,
как замогильную тишину в отсеке то и дело взрывает дикое пронзительное
щебетание - ни дать, ни взять прямой репортаж из дурдома. К концу восьмого
часа мы узнали, что наши десятирукие космические ремонтники совершенно
выдохлись. Как оказалось, Эл согласился сыграть с Кли Янгом и свел партию
к ничьей. А ведь Кли на последнем межпланетном чемпионате занял шестое
место - он проиграл только десять раз, и, разумеется, своим же
братцам-марсианам.
После вышеназванного события эта банда с Красной Планеты буквально
вцепилась в Эла руками и ногами, то есть щупальцами. Марсиане
подкарауливали его после каждой вахты и тащили в свой отсек. На
одиннадцатый день полета Эл играл уже с шестью из них одновременно: две
партии проиграл, три свел к ничьей, а одну выиграл. Марсиане решили, что
он - уникум по сравнению с другими землянами. Зная их способности к
шахматам, я не мог с ними не согласиться. То же самое можно было сказать и
о Макналти, причем тот пошел еще дальше - занес результаты чемпионата
корабля в бортовой журнал.

Вы, может быть, помните, как в 2270 году пресса подняла адский шум по
поводу так называемого "чудесного рывка Макналти"? В сущности, кэп стал
живой космической легендой. После нашего благополучного возвращения домой
Макналти прямо-таки рвал на груди рубашку, доказывая, что он тут
практически ни при чем, и повсюду рассказывал, как было дело. Но



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
РЕКЛАМА
Лукьяненко Сергей - Ночь накануне
Лукьяненко Сергей
Ночь накануне


Шилова Юлия - Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи
Шилова Юлия
Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи


Херберт Фрэнк - Муравейник Хеллстрома
Херберт Фрэнк
Муравейник Хеллстрома


Лукьяненко Сергей - Кредо
Лукьяненко Сергей
Кредо


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.