Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (67)
  2. Путь Кейна. Одержимость (39)
  3. Гнев дракона (36)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Любовница на двоих (25)
  6. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (25)
  7. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  8. Свирепый черт Лялечка (24)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (19)
  11. Цифровая крепость (19)
  12. Роксолана (18)
  13. Умножающий печаль (18)
  14. По тонкому льду (17)
  15. Имя потерпевшего - никто (17)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  17. Начало всех начал (12)
  18. Аквариум (11)
  19. Париж на три часа (11)
  20. Яфет (10)
  21. Замок Броуди (9)
  22. Непредвиденные встречи (9)
  23. Вставай, Россия! Десант из будущего (7)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  25. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  26. Колдун из клана Смерти (7)
  27. Омон Ра (7)
  28. Брудершафт с Терминатором (6)
  29. Заклятие предков (6)
  30. Тимур и его команда (5)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Ремарк Эрих-Мария — > читать бесплатно "Возлюби ближнего своего"


Эрих Мария Ремарк


Возлюби ближнего своего




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1
Тяжелый кошмарный сон мигом пропал. Керн прислушался. Как и все, кого преследуют, он насторожился, приготовился бежать. Неподвижно сидя на кровати и подавшись вперед, он раздумывал, как удрать, если дом уже оцеплен.
Комната - на четвертом этаже. В ней одно окно, выходит во двор, но ни балкона, ни карниза, откуда можно было бы дотянуться до водосточной трубы. Значит, скрыться через двор нельзя. Оставался один путь: по коридору - на чердак и дальше по крыше - на соседний дом.
Керн посмотрел на светящийся циферблат. Начало шестого. В комнате еще темно. Неотчетливо серела эмаль двух кроватей. Поляк, спавший у стены, храпел.
Керн осторожно соскользнул с кровати и подкрался к двери. В этот момент человек, спавший по соседству, шевельнулся.
- Что случилось? - спросил он.
Керн не ответил, прижался ухом к двери.
Человек поднялся и начал что-то искать в своей одежде, висевшей на спинке стула. Вспыхнул карманный фонарик; тусклый дрожащий луч осветил часть коричневой двери, с которой уже слезла краска, и фигуру Керна, который стоял в нижнем белье, с взлохмаченными волосами, приложив ухо к замочной скважине.
- Черт возьми, что случилось? - зашипел человек на кровати.
Керн выпрямился:
- Не знаю. Какой-то шум...
- Шум? Какой шум, ты, болван?
- Внизу. Какие-то голоса или шаги.
Человек поднялся с кровати и подошел к двери. На нем была рубашка желтоватого оттенка, из-под которой в свете карманного фонарика виднелись мускулистые ноги, густо обросшие волосом. Некоторое время он прислушивался.
- Ты давно здесь живешь? - спросил он.
- Два месяца.
- За это время была облава?
Керн покачал головой.
- А-а! Ну, тогда ты, наверно, ослышался. Во сне иногда и храп звучит, как гром.
Он направил свет на лицо Керна.
- Ну, конечно. Лет двадцать, не больше. Эмигрант?
- Да.
- Иисус Христос! Что с ним? - послышался из угла булькающий голос поляка.
Человек в рубашке перевел луч фонарика. Из темноты вынырнула черная всклокоченная бородка, широко раскрытый рот и вытаращенные глаза под густыми бровями.
- Заткнись ты со своим Иисусом, поляк! - зарычал человек с фонариком. - Его больше нет в живых. Пошел добровольцем и пал в битве на Сомме.
- Что?
- Вот, опять! - Керн подскочил к кровати. - Они поднимаются. Надо выбираться через крышу.
Другой человек резко повернулся. Снизу послышался стук дверей и приглушенные голоса.
- Черт возьми! Смываться! Поляк, смываться! Полиция! - Он сорвал свои вещи с кровати. - Ты знаешь дорогу? - спросил он Керна.
- Направо по коридору. И вверх по лестнице, которая за сточной трубой.
- Живо! - Человек в рубашке бесшумно открыл дверь.
- Матка боска, - прошептал поляк.
- Заткнись!
Человек приоткрыл дверь. Он и Керн крались на цыпочках по узкому грязному коридору. Они бежали так тихо, что слышали, как капает вода из крана над сточной трубой.
- Сюда! - шепнул Керн, завернул за угол и на кого-то наткнулся. Он отшатнулся, увидев полицейского, и хотел броситься обратно. В то же мгновение он получил удар по руке.
- Стоять на месте! Руки вверх! - раздался голос из темноты.
Вещи Керна упали на пол. Его левая рука онемела, удар пришелся по локтю. У человека в рубашке было такое выражение, будто он сейчас бросится на голос из темноты. Но затем он увидел у своей груди дуло револьвера, направленное другим полицейским, и медленно поднял руки.
- Повернуться! - скомандовал тот же голос. - Встать к окну!
Оба повиновались.
- Посмотри, что у них в карманах, - сказал полицейский с револьвером.
Второй полицейский осмотрел одежду, которая валялась на полу.
- Тридцать пять шиллингов, карманный фонарик, свисток, перочинный нож, завшивленная расческа... больше ничего.
- Документов нет?
- Несколько писем или что-то в этом роде.
- Паспортов нет?
- Нет.
- Где ваши паспорта? - спросил полицейский с револьвером.
- У меня нет паспорта, - ответил Керн.
- Конечно! Ну, а у тебя? - Полицейский ткнул человека в рубашке револьвером в спину. - Тебя что, отдельно спрашивать, ты, ублюдок? - закричал он.
Полицейские переглянулись. Тот, что без револьвера, засмеялся. Другой облизал губы.
- Вот, посмотри на этого изящного господина! - сказал он медленно. - Его величество бродяга! Генерал Вонючка! - Он внезапно размахнулся и ударил человека в рубашке кулаком в подбородок. - Вверх руки! - заорал он на человека, потерявшего равновесие.
Человек посмотрел на полицейского. Керн еще никогда в жизни не видел такого взгляда.
- Я тебе говорю, ты, дерьмо! - сказал полицейский. - Ну, скоро? Или мне еще встряхнуть твои мозги?
- У меня нет паспорта, - ответил тот.
- У меня нет паспорта! - передразнил его полицейский. - Конечно, у господина Ублюдка нет паспорта. Об этом легко догадаться! Ну, одевайсь! Живо!
По коридору бежали полицейские. Они распахивали двери. Один из них, в погонах, подошел ближе.
- Ну, что у вас?
- Два птенчика. Собирались улететь через крышу.
Офицер посмотрел на обоих. Он был еще молод, лицо тонкое, бледное, маленькие усики аккуратно подстрижены. От него пахло одеколоном. Керн узнал запах одеколона 4711. У его отца была парфюмерная фабрика, поэтому он немного разбирался в этом.
- За этими двумя следите особенно строго, - сказал офицер. - Наденьте на них наручники.
- Разве венской полиции разрешается бить людей во время ареста? - спросил человек в рубашке.
Офицер взглянул на него.
- Как вас зовут?
- Штайнер. Йозеф Штайнер.
- У него нет паспорта, и он угрожал нам, - объяснил полицейский с револьвером.
- Ей разрешено больше, чем вы думаете, - сказал офицер отрывисто. - Вниз! Быстро!
Оба оделись. Полицейский вытащил наручники.
- Идите сюда, дорогие! Вот, так вы выглядите гораздо лучше! Сделаны, словно по мерке!
Керн почувствовал холодную сталь на запястьях. Такое случилось с ним первый раз в жизни. Стальные обручи не мешали ходьбе, но ему казалось, что у него закованы не только руки.



На улице уже брезжил рассвет. Перед домом стояли две полицейские машины. Штайнер скривил лицо.
- Похороны первого класса. Богато, правда, мальчик?
Керн не ответил. Он спрятал наручники под курткой, насколько это было возможно. Перед домом собралось несколько любопытных молочников. В домах напротив окна были распахнуты настежь. Из темных проемов светились лица. Одна женщина хихикнула.
У полицейских фургонов собралось около тридцати арестованных. Большинство из них сели в машины, не проронив ни слова. Среди них находилась и хозяйка отеля, полная женщина со светлыми волосами, лет около пятидесяти. Она единственная возбужденно протестовала. Несколько месяцев тому назад она превратила два пустовавших этажа своего полуразрушенного дома я нечто похожее на пансион. Это ей обошлось очень дешево. И уже вскоре разнесся слух, что там можно переспать, не извещая об этом полицию. У хозяйки было только четыре постоянных жильца: лотошник, камерегерь и две проститутки. Остальные приходили лишь по вечерам, когда становилось темно. Почти все - эмигранты и беженцы из Германии, Польши, Италии.
- Живо, живо! - сказал офицер, обращаясь к хозяйке. - Объяснитесь в полиции. Там у вас будет время.
- Я протестую! - закричала женщина.
- Протестуйте, сколько хотите. А сейчас отправитесь с нами.
Двое полицейских взяли женщину под руки и подняли в машину. Офицер повернулся к Керну и Штайнеру.
- Ну, а теперь этих двоих. За ними наблюдайте особо.
- Мерси, - сказал Штайнер и поднялся в машину. Керн последовал за ним.
Машины отъехали.
- До свидания! - проскрипел из окна женский голос.
- Расстреливайте этих эмигрантов! - прорычал вслед машине какой-то мужчина. - Сэкономите продовольствие!

Полицейские машины ехали сравнительно быстро, так как улицы были почти пусты. Небо за домами отходило назад, оно светлело, становилось прозрачным и необъятным; арестованные стояли в машине мрачные, словно колосья пшеницы под осенним дождем. Несколько полицейских ели бутерброды и пили кофе из плоских оловянных фляжек.
Недалеко от Аспернбрюке улицу переезжала машина с овощами. Полицейские фургоны затормозили, а затем двинулись дальше. В этот момент один из арестованных прыгнул. Он упал на крыло, запутался в своем пальто, а затем с глухим стуком грохнулся на мостовую.
- Задержать! За ним! - закричал офицер. - Стреляйте, если он не остановится.
Машина резко затормозила. Полицейские спрыгнули. Они бросились к месту, где упал человек. Шофер оглянулся. Заметив, что человек не убежал, он медленно повел машину назад.
Человек, ударившийся затылком о камни, лежал на спине. Он лежал на мостовой в распахнутом пальто, с раскинутыми руками и ногами, точно большая летучая мышь...
- Поднимите его в машину! - крикнул офицер.
Полицейские нагнулись. Затем один из них выпрямился:
- Кажется, он что-то сломал себе. Не может встать.
- Встанет! Поднимите его.
- Дайте ему пинка, сразу повеселеет, - вяло сказал полицейский, который бил Штайнера.
Человек застонал.
- Он действительно не может подняться, - сообщил другой полицейский. - И у него вся голова в крови.
- Черт возьми! - Офицер соскочил с машины. - Не шевелиться! - крикнул он арестованный. - Проклятая банда! Одни неприятности!
Машина уже стояла рядом с несчастным. Керн сверху хорошо все видел. Он знал этого худощавого польского еврея с жидкой седой бородкой. Керн несколько раз спал с ним в одной комнате. Он хорошо помнил, как тот по утрам стоял с молитвенными ремнями у окна и молился, тихо раскачиваясь взад-вперед. Он торговал пряжей, шнурками и нитками, и его уже три раза высылали из Австрии.
- Встать! Живо! - скомандовал офицер. - Зачем вы спрыгнули с машины? Слишком много грехов? Воровали? И кто знает, может, и еще что-нибудь натворили!
Старик пошевелил губами. Его широко раскрытые глаза смотрели на офицера.
- Что? - спросил тот. - Он что-нибудь сказал?
- Он говорит, что боялся, - ответил полицейский, который склонился над стариком.
- Боялся? Конечно, боялся! Наверняка, что-то натворил! Что он говорит?
- Он говорит, что ничего не натворил.
- Это каждый говорит. Но что с ним делать?
- Нужно вызвать врача, - сказал Штайнер с машины.
- Заткнитесь! - закричал офицер. - Где вы найдете врача в такую рань? Он же не может лежа на мостовой ждать врача! А потом нас обвинят, что мы бросили его. Все поедут в полицию!
- Его нужно отвезти в больницу, - сказал Штайнер. - И немедленно.
Офицер стоял в нерешительности. Теперь он видел, что человек тяжело ранен, и поэтому забыл повторить Штайнеру, чтоб тот заткнулся.
- В больницу! Это не так просто. Для этого ему нужно направление. А я не могу все сделать один. Я должен сперва доложить...
- Отвезите его в еврейскую больницу, - сказал Штайнер. - Там его примут без направления и доклада. Даже без денег.
Офицер уставился на него:
- Откуда вы это знаете, а?
- Его нужно отвезти в пункт скорой помощи, - предложил один из полицейских. - Там всегда дежурит санитар или врач. А им видней...
Офицер принял решение.
- Хорошо, поднимите его. Мы будем проезжать мимо пункта скорой помощи. Какое свинство!
Полицейские подняли старика. Он застонал и сильно побледнел. Они положили его в кузов машины. Старик вздрогнул и открыл глаза. Они неестественно блестели на изможденном лице. Офицер закусил губу.
- Сумасшедший! Спрыгнул с машины! А ведь пожилой человек! Ну, поехали! Только не быстро.
Под головой раненого медленно копилась кровавая лужа. Узловатые пальцы скребли по деревянному настилу кузова. Губы постепенно разжались, и обнажились зубы. Казалось, будто за мертвенно-бледной маской боли прячется беззвучный язвительный смех.
- Что он говорит? - спросил офицер.
Один из полицейских сидел, склонившись над стариком, и крепко держал его голову, предохраняя от тряски.
- Он говорит, что хотел вернуться к своим детям. Теперь им придется голодать, - сказал он.
- А, чепуха! Никто не будет голодать! Где они?
Полицейский нагнулся.
- Он не хочет этого сказать. Тогда их вышлют. У них нет разрешения на пребывание в стране.
- Это же ерунда. Ну, а что он сейчас говорит?
- Он говорит, чтобы вы его простили.
- Что? - удивленно переспросил офицер.
- Он говорит, чтоб вы простили его за те неприятности, которые он вам причинил.
- Простил? Что это еще значит? - Покачивая головой, офицер снова уставился на лежащего.
Машина остановилась перед пунктом скорой помощи.
- Внесите его туда! - приказал офицер. - Осторожно! А вы, Родэ, останьтесь с ним.
Полицейские подняли несчастного. Штайнер нагнулся:
- Мы найдем твоих детей. И поможем им, - сказал он. - Ты слышишь, старик?
Старик закрыл глаза и открыл их снова. Затем трое полицейских понесли его в дом. Его руки повисли и безжизненно волочились по мостовой, словно из них уже ушла жизнь. Через некоторое время двое полицейские вернулись и залезли в машину.
- Он еще что-нибудь говорил? - спросил офицер.
- Нет. Лицо у него совсем позеленело. Если поврежден позвоночник, он долго не протянет.
- Ну и что? Одним жидом будет меньше, - сказал полицейский, который бил Штайнера.
- Простить! - пробормотал офицер. - Странно! Смешной народ!
- Особенно в наше время, - сказал Штайнер.
Офицер выпрямился.
- Заткнитесь, вы, большевик! - закричал он. - Из вас-то мы выбьем вашу наглость.

Их привезли в полицейское управление на Элизабетпроменаде. Со Штайнера и Керна сняли наручники и отвели к другим арестованным, в большую полутемную комнату. Большинство из них сидели молча. Они привыкли ждать. Только полная блондинка, хозяйка гостиницы, продолжала кричать, не обращая ни на что внимания.
Около девяти часов арестованных стали вызывать одного за другим. Керна провели в комнату, где находились двое полицейских, писарь в штатском, офицер и пожилой обер-комиссар полиции. Обер-комиссар сидел в деревянном кресле и курил сигарету.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
РЕКЛАМА
Куликов Роман - Связанные зоной
Куликов Роман
Связанные зоной


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - фрейграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - фрейграф


Круз Андрей - Москва
Круз Андрей
Москва


Панов Вадим - Половинки
Панов Вадим
Половинки


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.