Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (106)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (80)
  6. Начало всех начал (73)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Омон Ра (60)
  10. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  11. Битва за Царьград (57)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Покер с акулой (35)
  14. Свирепый черт Лялечка (33)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (25)
  16. Аквариум (25)
  17. Киммерийское лето (22)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  20. Роксолана (21)
  21. Колдун из клана Смерти (20)
  22. Париж на три часа (19)
  23. Тимур и его команда (16)
  24. По тонкому льду (14)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Ледокол (13)
  27. Брудершафт с Терминатором (12)
  28. К "последнему" морю (12)
  29. Яфет (11)
  30. Любовница на двоих (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Роббинс Гарольд — > читать бесплатно "Одинокая леди"


Гарольд Роббинс


Одинокая леди


Мечтам и надеждам молодой актрисы и писательницы, утратившей гордость и чувство собственного достоинства на тернистых дорогах искусства, не суждено было сбыться: на вершине успеха Джери-Ли ждало разочарование.

Гарольд Роббинс
Одинокая леди
ЧАСТЬ I
МАЛЕНЬКИЙ ГОРОД 
Глава 1
Она сидела на верхней ступеньке лестницы и плакала...
Такой она видела себя тысячи раз в тот краткий миг пробуждения, который отделяет обычно сон от бодрствования. Это началось со дня смерти отца.
Вот и сейчас, выбираясь из глубокого наркоза, она видела маленькую девочку. Та плакала, закрыв лицо руками, а на лоб ее ниспадала густая масса золотистых вьющихся волос-Видение расплылось, исчезло...
Постепенно к ней возвращалось нормальное зрение, и наконец она различила лицо доктора, склоненное над ней.
— Все хорошо, Джери-Ли, — сказал он и улыбнулся. Она обвела взглядом комнату. Рядом, на кроватях-каталках, лежали несколько женщин.
Доктор ответил на ее вопрос раньше, чем она успела его задать:
— Вы в послеоперационной палате.
— Кто у меня был — мальчик или девочка? — спросила она.
— Какое теперь это имеет значение?
— Для меня имеет.
— Слишком маленький срок, чтобы говорить с уверенностью.
Уголки ее глаз заблестели. Это был явный намек на приближающиеся слезы.
— Вынести столько мучений, переживаний и даже не знать, кто бы мог у тебя родиться...
— Поверьте, так лучше, — убежденно сказал доктор. — А теперь попытайтесь вздремнуть и отдохнуть.
— Когда я смогу уйти отсюда?
— После полудня. Как только я получу результаты анализов.
— Каких анализов?
— Обычных, — сказал доктор. — Мы вначале не знали, что у вас отрицательный резус-фактор. Когда мы будем знать это наверняка, вам сделают укол...
— Укол? Но зачем?
— Это необходимо для того, чтобы во время следующей беременности не возникло никаких осложнений.
— Значит, если бы я оставила... то есть я хочу сказать, в том смысле... что и на этот раз могли бы возникнуть осложнения?
— Вполне вероятно.
— Выходит, даже хорошо, что я сделала аборт?
— Возможно. Но теперь вам следует быть более осторожной.
— Другого аборта не будет, — сказала она твердо. — В следующий раз я оставлю ребенка. Мне наплевать, что станут говорить. И если папаше это не понравится, он может трахать сам себя.
— Вы решили завести ребенка? — спросил доктор с некоторым удивлением.
— Нет. Но вы же не советуете мне принимать таблетки из-за моей склонности к тромбозам, а я не выношу все эти кольца, колпачки — как их там... Когда я ношу в сумочке маточный колпачок или тюбик контрацептива, я чувствую себя идиоткой.
— Нет никакой необходимости ложиться в постель с каждым мужиком, который вам встретится, Джери-Ли, — сказал доктор. — Тем более, что этим вы никому ничего не докажете.
— А я и не ложусь с каждым, кто мне встретится, — раздраженно ответила она. — Я ложусь только с теми, кто мне нравится.
Доктор покачал головой.
— Не понимаю я вас, Джери-Ли? Вы, такая умная, такая блестящая женщина, — как вы можете допускать все это?
Она улыбнулась.
— В этом заключается одна из опасностей быть женщиной. Мужчина может трахать всех, кого ему вздумается, я ничего с ним не случится. А женщина — она, как минимум, может залететь. Вот и получается, что именно она и должна соблюдать осторожность. Я всегда думала, что таблетки уравнивают женщину с мужчиной. Ну а мне просто не повезло, потому что я не могу ими пользоваться.
Доктор подозвал сестру.
— Во всяком случае, одна таблетка вам не повредит, — сказал он, выписывая назначение. — Чтобы немного отоспаться.
— Я смогу завтра начать работать? — спросила она.
— Я бы рекомендовал подождать несколько дней, — ответил он. — Вам не повредит, если вы отдохнете подольше. Кроме того, вполне вероятно, что усилится кровотечение. А сейчас сестра отвезет вас в вашу палату. Я зайду попозже и перед выпиской осмотрю вас еще раз.
Сестра взяла листок назначения н покатила кровать в коридор.
— Минутку, — попросила Джери-Ли. Сестра остановилась.
— Сэм!

— Да? — отозвался доктор.
— Спасибо! — сказала Джери-Ли.
Он кивнул, и сестра покатила кровать дальше, по длинному коридору к лифту. У двери она нажала кнопку вызова и спросила Джери-Ли с профессиональной приторной улыбкой:
— Все обошлось хорошо, не так ли, дорогая моя?
— Джери-Ли уставилась на сестру.
— Какого черта хорошо — и ее глаза налились слезами. — Я только что угробила своего ребенка...
— Почему ты плачешь, Джери-Ли? — спросила ее тетушка, выходя из комнаты матери Джери-Ли и обнаружив девочку плачущей на ступенях внутренней лестницы.
— Папа умер... Правда, он умер? — девочка подняла заплаканное лицо.
Тетушка ничего не ответила.
— Он не будет больше приходить к нам? Мама сказала, что будет...
Тетушка наклонилась к нем и взяла на руки, прижав к себе.
— Нет, — сказала она мягко, — он "Не придет никогда.
Слезы перестали течь из глаз девочки.
— Значит мама солгала мне! — вскричала она, и в голосе ее прозвучали обвинение и упрек.
— Мама хотела как лучше, боялась расстроить, огорчить тебя, хотела поберечь тебя, деточка. Она вовсе не собиралась причинять тебе боль, — мягко сказала женщина.
— Но она обычно говорит мне совсем другое. Она говорит, что я всегда должна говорить только правду, независимо ни от чего!
— Пойдем-ка и умоемся холодной водой, — сказала тетушка. — Тебе станет легче.
Джери-Ли послушно пошла за тетушкой в ванную комнату.
— А мама скажет Боби? — спросила она, когда тетушка вытерла ей лицо.
— Твоему братику всего только четыре года. Я не думаю, что он достаточно взрослый, чтобы понять.
— Может, я сама ему скажу?
— А ты считаешь, что должна это сделать, Джери-Ли?
В глазах тетушки светились участие и забота.
— Пожалуй, не следует ему говорить, — сказала девочка задумчиво. — Наверное, он и вправду слишком маленький для этого.
Тетушка улыбнулась и поцеловала ее в щечку. — Ты умная девочка, — сказала она. — Для восьмилетнего человека ты приняла очень важное решение, взрослое решение!



Джери-Ли было приятно, что тетушка одобрила ее. Правда, через несколько лет, когда девочка подросла, она, как ни странно, стала сожалеть о своем решении, потому что ее первый взрослый поступок оказался компромиссом.
А той ночью она допоздна лежала, не смыкая глаз и прислушиваясь.
Наконец она услышала, как поднимается в спальню мама, и с замиранием сердца все ждала, что вот-вот раздадутся шаги отца. Обычно он гасил свет и шел вслед за мамой. Но никаких шагов она не услышала. И только тут окончательно поняла, что никогда уже не услышит их больше. Она уткнулась в подушку и разрыдалась. Она оплакивала его и себя...
Ей было немногим больше трех лет, когда мать, тщательно причесав ее золотистые вьющиеся крупными локонами волосы, нарядила ее в белое полотняное платье с пышными рукавами.
— Будь осторожна, не запачкай платье! Сегодня ты должна выглядеть красивой! — сказала она. — Мы идем на станцию встречать твоего папу. Он возвращается домой!
— Война закончилась, ма?
— Нет. Папа больше не служит в армии — его уволили.
— Почему, ма? Его ранили?
— Да, немного... Ничего серьезного, — ответила мать. — У него повреждена нога, и он ходит, чуть прихрамывая. Но ты не должна говорить ему об этом. Сделай вид, что не замечаешь.
— Хорошо! — Джери-Ли отвернулась и стала рассматривать себя в зеркале. — Как ты думаешь, папа узнает меня? Я ведь теперь совсем взрослая!
— Я уверена, что он узнает тебя, — ответила со смехом мать.
В таком городе, как Порт-Клер, приезд первого уволенного по ранению солдата не может остаться незамеченным.
Мэр города, городской совет и оркестр колледжа — все собрались по этому случаю на железнодорожной станции. Поперек пути висел плакат с надписью, сделанной красными и голубыми буквами: «Добро пожаловать домой, Бобби!»
Но Роберт Джерарти поступил типично для себя: спрыгнул из вагона не на стороне станции, а на противоположной, прямо на пути. Потому что так ему было ближе к дому.
Тем временем его искали. Люди возбужденно суетились на платформе в поисках пропавшего героя.
— Вы уверены, что он должен приехать именно этим поездом? — с нарастающим раздражением добивался мэр у матери Джери-Ли.
Мать еле сдерживала слезы.
— Он в письме назвал именно этот поезд, — говорила она.
Наконец поезд медленно отошел от платформы.
И в тот же момент раздался крик: «Да вон он?» Роберт был уже на противоположной стороне путей. Он услышал крик, остановился, снял армейскую фуражку, почесал в затылке. Оркестр колледжа грянул марш «Привет герою-победителю'». Мэр, позабыв о своем достоинстве, соскочил с платформы и стал перепрыгивать через рельсы.
Толпа бросилась за ним. Началась суматоха. Мэр, отказавшись от заранее разработанной церемонии встречи, произнес приветственную речь тут же, на пыльной улице, рядом с железнодорожными путями:
— Мы собрались здесь, чтобы приветствовать первого героя Порт-Клера, настоящего героя, получившего ранение в бою за родину, — рядового первого класса Роберта Эф Джерарти...
Но тут к толпе присоединился оркестр, медленно шествовавший через пути, и заглушил остальные слова приветствия. Мэру пришлось умолкнуть.
Отец одной рукой подхватил Джери-Ли, другой обнял мать за плечи.
Джери-Ли подергала его за рукав. Он обернулся к ней, улыбаясь.
— Ты что-то хочешь спросить, Джери-Ли?
— Тебя застрелили в ногу? — прошептала она. Отец рассмеялся, — Нет, лапочка.
— А ма сказала, что ты ранен и теперь будешь хромать.
— Вот это правда, — кивнул отец. — Но меня ранили не в бою.
На лице девочки появилось удивленное выражение.
— Как бы тебе сказать... Боюсь, что твой папка оказался достаточно глупым, чтобы умудриться попасть под машину на войне.
— Но ведь тогда ты не герой, — сказала Джери-Ли с разочарованием.
Он прижался щекой к ее щечке и, улыбаясь, приложил палец к губам.
— Я никому не скажу, если ты не проболтаешься. Она начала смеяться.
— Я тоже — никому, никому... — пообещала она, потом задумалась и спросила:
— А маме можно?
Он ухмыльнулся и поцеловал ее в щечку.
— Подозреваю, что мама уже знает. — Он отстранился немного и вгляделся в ее лицо. — Скажи, тебе кто-нибудь уже говорил, что ты как две капли воды похожа на Ширли Темпл?
Она широко улыбнулась, так, чтобы на щеки выпрыгнули две ямочки.
— Все это говорят, папка! — сказала она гордо. — А ма говорит, что я пою и танцую даже лучше, чем она.
— А мне ты станцуешь и споешь, когда мы придем домой?
Она обхватила ручонками его шею и прижала к себе.
— Да, папка!
— Оставайтесь так! — закричал фотокорреспондент. Для газеты!
Отличный снимок!
Джери-Ли застыла с одной из самых великолепных улыбок — под Ширли Темпл — на губах, но в этот момент мэр каким-то образом всунул свою физиономию между девочкой и фотографом, и когда снимок появился в газете «Еженедельный бюллетень», все, что осталось на нем от Джери-Ли, были руки, обнимающие шею отца.
Джери-Ли дремала, когда сестра принесла ленч. На мгновение она испугалась: прошлое вспомнилось таким живым в полудреме, что настоящее показалось ей вторжением.
Ее отец был удивительным, особенным человеком. Он смеялся над всем окружающим его миром, над городом Порт-Клер и над лицемерием его обитателей.
— Отныне ничто уже не имеет смысла, Джери-Ли, — как-то сказал он дочери. — Однажды они обнаружат, что война действительно изменила мир.
Свобода для нации — нечто большее, чем просто слова. Это очень личная штука.
Тогда она не поняла, что он имел в виду.
В то время она знала только, что мама часто сердилась на отца и почти всегда находилась в состоянии раздражения. Все, что делал отец, а вернее, не желал делать, становилось причиной этого раздражения, и оно частенько выплескивалось на нее, Джери-Ли.
Ее брат, родившийся через год после возвращения отца, не испытал на себе вспышек дурного настроения матери. Он был еще слишком мал. А характер девочки с годами становился все больше и больше похожим на отцовский, о чем мать не уставала повторять ей. Именно это и вызывало гнев матери...
Сестра подала ей меню.
— Доктор сказал, что вы можете взять все, что захотите, при условии, что не будете есть много.
— Я не голодна, — сказала Джери-Ли.
— Но вам нужно хоть что-то съесть, — стала настаивать сестра. — Доктор так сказал.
Джери-Ли бросила беглый взгляд на меню.
— Тогда сандвич с горячим ростбифом. Без подливки. Желе «Джеллиоу» и кофе.
Сестра кивнула.
— Чудесно. Теперь повернитесь на бок, и мы сделаем укол.
Джери-Ли поглядела на шприц.
— Что еще за укол? — — Разве доктор не сказал вам? Это связано с резус-фактором. Если вы еще раз забеременеете, у вас не будет осложнений с ребенком.
Джери-Ли повернулась на бок. Сестра сделала укол быстро и умело.
Джери-Ли даже не почувствовала, как иголка вошла в тело.
— Я не собираюсь еще раз влипнуть, — сердито буркнула она.
Сестра рассмеялась и сказала назидательно:
— Все так говорят, дорогуша. И все возвращаются к нам.
Джери-Ли проследила взглядом, как сестра вышла из комнаты.
«Высокомерная сучка! Стоит им надеть белый халат, и они думают, что все на свете знают».
— Она откинулась на подушки. Слабость сказывалась, но вовсе не такая сильная, как она ожидала. Все говорят об абортах, мол, сегодня это не страшнее, чем обычный насморк. Может быть, они правы, подумалось ей.
Она взглянула в окно. Утренний смог над Лос-Анджелесом уже поднялся.
День обещал быть ясным и солнечным. Она пожалела, что не догадалась заказать телефон в палату. Но они же сказали ей, что все займет только несколько часов. А в результате этот чертов резус-фактор задержит ее здесь на целый день.
Интересно, как проходит встреча? Ее литературный агент должен сейчас уже встретиться с продюсером. С самого начала ей страшно хотелось самой написать сценарий по своей книге. Сценарист, к которому обратились в первый раз, напортачил, как ленивый поденщик. И в конце концов им ничего не оставалось делать, как обратиться к ней.
Джери-Ли казалось, что ее литературный агент несколько зарывается. Он утверждал, что продюсер приперт к стене, и потому стремился выжать из него все, что можно. Он собирался запросить целую сотню тысяч долларов! Она считала, что он сошел с ума. Сто тысяч — это больше, чем заплатил ей за книгу издатель! А она с радостью написала бы сценарий бесплатно...



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
РЕКЛАМА
Березин Федор - Создатель черного корабля
Березин Федор
Создатель черного корабля


Каменистый Артем - Запретный мир
Каменистый Артем
Запретный мир


Белоусов Валерий - Горсть песка - 12
Белоусов Валерий
Горсть песка - 12


Роллинс Джеймс - Последний оракул
Роллинс Джеймс
Последний оракул


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.