Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (145)
  2. Гнев дракона (107)
  3. Умножающий печаль (97)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (93)
  5. Начало всех начал (91)
  6. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Свирепый черт Лялечка (56)
  12. Омон Ра (54)
  13. Имя потерпевшего - никто (54)
  14. Покер с акулой (32)
  15. Аквариум (25)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (22)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Киммерийское лето (22)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  20. Париж на три часа (19)
  21. Колдун из клана Смерти (18)
  22. Роксолана (18)
  23. Тимур и его команда (16)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. Ледокол (13)
  26. К "последнему" морю (12)
  27. Брудершафт с Терминатором (12)
  28. Яфет (11)
  29. По тонкому льду (11)
  30. Истребивший магию (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Шидловский Дмитрий — > читать бесплатно "Великий перелом"


Дмитрий Шидловский


Великий перелом



Начало двадцатого века. Революции и войны, падение империй, хаос и кровь. И в этой круговерти — три человека из будущего, каждый из которых хочет развернуть колесо Истории в свою сторону. Но законы истории сильнее желаний человека, даже если он знает, откуда обрушится следующий удар.



ПРОЛОГ

Полицейские микроавтобусы выскочили из-за поворота и перегородили улицу. Толпа подалась чуть назад, встала плотнее. Оказавшийся в первом ряду Янек поднял повыше плакат с красно-белой надписью «Солидарность» и что есть силы закричал:
— Убирайтесь прочь, коммунистические свиньи!
— Граждане, приказываю вам немедленно разойтись, — раздался жесткий скрежещущий голос из динамика, установленного на одном из микроавтобусов. — Демонстрация запрещена администрацией Варшавского воеводства. Лица, не подчинившиеся приказу, будут арестованы, и на них будет наложено взыскание.
Демонстранты ответили незримому оратору шквалом проклятий. И тогда полиция пошла в атаку. Ловко орудуя дубинками, полицейские пробили бреши в толпе и принялись вырывать из нее отдельных демонстрантов и тащить их к автобусам с металлической сеткой на окнах.
К Янеку подскочил один из полицейских, вырвал у него из рук плакат и бросил на землю. Озверевший Янек тут же нанес нападающему мощный удар ногой в живот и со всей силы ударил рукой по пластиковому щитку, закрывавшему лицо. Бронежилет и шлем выдержали, но не ожидавший такого отпора полицейский повалился на спину.
Драчуна заметили. Мгновенно трое полицейских из отряда специального назначения окружили парня. Он еще успел достать одного из нападающих боковым ударом ноги, когда удар дубинки заставил его колени подогнуться.
Янек упал на мостовую. Полицейские тут же подхватили его, заломили руки за спину. На запястьях щелкнули наручники. Кто-то несильно ударил парня в солнечное сплетение: мол, остынь.
— Этого в третий автобус, — распорядился оказавшийся рядом капитан.
— Ты, московский прихвостень! — задыхаясь, крикнул ему Янек. — На коммунистов работаешь, песья кровь.
— Что?! — Капитан со всей силы влепил Янеку оплеуху, так что у парня зазвенело в голове. — Этого, белобрысого, ко мне в кабинет. Я ему объясню, кто московский прихвостень.

Когда его ввели в кабинет капитана, Янек заложил руки за спину и, изображая бойца Армии крайовой на допросе в гестапо, надменно воззрился на сидевшего перед ним офицера.
— Та-а-к, — протянул капитан, заглядывая в лежащий перед ним листок. — Ян Чигинский. Пятнадцать лет. Родители неизвестны. Принят на воспитание семьей Гонсевских, проживающих: Варшава, улица. . ну это не важно. Активный участник акций профсоюза «Солидарность». Неоднократно замечен на запрещенных демонстрациях. Восемь задержаний, в том числе за распространение листовок, содержащих клевету против ПОРП [Польская объединенная рабочая партия.] и правительства Польской Народной Республики. Так это ты меня московским прихвостнем назвал?
— А кто же вы такой? — презрительно усмехнулся Янек. — Вся Польша за независимость от Москвы встала. Только вы с вашим Ярузельским в коммунистическое болото тянете.
Капитан встал и нервно походил по кабинету.
— Ты шестьдесят седьмого года рождения, — произнес он. — Стало быть, шестьдесят восьмого года не помнишь.
— А что шестьдесят восьмой? — усмехнулся Янек. — Мы-то не чехи. Это их австрийцы гнули, как хотели, Гитлер оккупировал без боя. Советы танки ввели, а они лишь утерлись. Польша за свою независимость всегда сражалась.
— Да, черт побери, сражалась! — Капитан рявкнул так, что у Янека зазвенело в ушах. — И теряла своих лучших сынов. Ты думаешь, Советы разрешили бы нам выйти из-под своего контроля? Ты думаешь, они остановились бы перед тем, чтобы ввести сюда танки? Ты думаешь, они побоялись бы залить всю Польшу кровью? Ты думаешь, Запад поможет нам хоть чем-нибудь? Ты думаешь, я хочу, чтобы Польша стала вторым Афганистаном? Может, тем, что генерал Ярузельский ввел военное положение, он как раз и спас польскую независимость. Подумай об этом, мальчик.
Янек стоял потупясь. Что-то в словах капитана смущало его. Нет, Янек точно знал, что во всем прав Лех Валенса, что коммунистов надо гнать из Польши поганой метлой. Но все же червь сомнения зашевелился в его душе. Капитан спецотряда полиции, только что разогнавшего митинг, и не думал читать арестованному лекцию о светлом будущем Польши под руководством ПОРП. Это был такой же патриот, как и Янек, только благо своей страны он понимал несколько иначе. И что было самое удивительное, капитан, кажется, серьезно обиделся на «прихвостня Москвы». Вот это были действительно чудеса!
— Здравствуйте, пан капитан, — раздался голос от входной двери.
Янек вздрогнул и съежился. Этой встречи он никак не ожидал. Как дядя Войтек оказался в полицейском участке в этот злополучный день? Да еще и капитан спецотряда его откуда-то знал.
— А, пан Басовский, рад вас видеть, — откликнулся офицер. — Заходите.
— А что это у вас за подпольщик на допросе? — усмехнувшись, спросил дядя Войтек, остановившись перед Янеком.
Он был по своему обыкновению одет в элегантный костюм и пальто из дорогой материи. На ногах у него красовались начищенные до блеска туфли. Лицо дяди Войтека обрамляла ухоженная эспаньолка.
— Да вот, оказал сопротивление при задержании, — пояснил капитан.
— И что, сильно сопротивлялся?
— Да уж, одного моего повалил. Спасибо, тот хоть в снаряжении был, а то травмы были бы серьезные. Этот, похоже, карате занимается.
— А ты его, значит, правилам применения карате в условиях социалистического общества обучаешь? — снова усмехнулся дядя Войтек.
— Да нет, — скривился капитан, — он меня московским прихвостнем еще обозвал.
— Абсолютно несправедливо, — сочувственно произнес дядя Войтек. — Что же ты такими оскорбительными словами ругаешься, Янек?
— Так вы его знаете, пан полковник?..
Капитан тут же осекся под жестким взглядом Басовского.
— Я друг семьи его приемных родителей, — сухо ответил пан Басовский. — Собственно, я и сюда приехал по их просьбе. Пани Гонсевская крайне обеспокоена пропажей своего пасынка и просила меня найти его. Посмотрев новости, я сразу понял, куда ехать. Вы позволите, я заберу его? Думаю, что внушение в семейном кругу будет эффективнее, чем административные меры.
— Разумеется, пан Басовский. Как прикажете, — засуетился капитан. — Бумагам я хода не дам.
— Это будет благородно с вашей стороны, — улыбнулся Басовский. — Идем, Янек.

— Значит, пан полковник! — произнес Янек, когда они вышли на улицу. — А я думал, что вы в Министерстве внешней торговли работаете, дядя Войтек.
— Да, теперь это внешней торговлей называется, — как-то рассеянно ответил Басовский.
— А пана капитана вы откуда знаете?
— Несколько лет назад я проводил у них семинары по рукопашному бою. Они ведь тоже в системе госбезопасности. — Дядя Войтек распахнул перед Нальчиком пассажирскую дверь своего «мерседеса», — Садись, революционер.
Пан Басовский сел за руль и завел двигатель. Автомобиль медленно поехал по варшавским улицам. Сколько помнил себя Янек, у пана Басовского всегда были великолепные западные машины: чаще всего «мерседесы», но бывали случаи, когда он «отвлекался» на БМВ, а однажды даже приобрел огромный, как корабль, «кадиллак». Рядом с микроскопическими польскими «фиатами» и даже советскими «Ладами» и «Волгами» его автомобили всегда выглядели монстрами, пришедшими из другого мира. Пан Басовский работал за границей, по линии внешней торговли. Так, по крайней мере, до сих пор думал Янек. Дядя Войтек не бывал в Варшаве по году и более и каждый раз приезжал к дому Гонсевских на новом авто и с кучей всевозможных подарков «с Запада».
Впрочем, не высокое положение и шикарные «тачки» привлекали Янека в дяде Войтеке. Мальчику нравился этот сильный, уверенный в себе человек. Он всегда был таким — самым сильным на свете, самым добрым и справедливым. Дядя Войтек увлекался восточными единоборствами, и, чтобы быть похожим на него, Янек в шесть лет пошел заниматься карате. Дядя Войтек увлекался историческим фехтованием — и Янек записался в секцию шпажистов. Дядя Войтек обожал лошадей — и Янек занялся верховой ездой. Дядя Войтек блестяще владел невероятным количеством иностранных языков — и Янек сел за учебники английского, немецкого, французского и даже русского. Хотя изучение последнего он считал абсолютно бесполезным, но уступил настоятельным «рекомендациям» дяди Войтека.
В одном только Янек никак не мог согласиться с паном Басовским. Дядя Войтек был до приторности аполитичным человеком. Он всегда уклонялся даже от обсуждений исторических событий, а уж при попытке заговорить с ним о современной политике просто отшучивался. Впрочем, после сегодняшних событий у Янека появилось подозрение, что такая «аполитичность» связана скорее не со взглядами пана Басовского на жизнь, а с его службой. Да, похоже в этом мире не все так просто, как казалось Янеку еще сегодня утром.
— Мораль будете читать? — насупясь, спросил Янек.
— Зачем? — хладнокровно осведомился дядя Войтек, выкручивая руль.
— Я ведь поступил плохо, — заметил Янек.
— Если ты сам знаешь, что поступил плохо, то какой смысл читать тебе мораль?
— А я не считаю, что поступил плохо, — с вызовом ответил Янек.
— Ну и дурак, — спокойно сказал дядя Войтек.
— А вам нравится, что наша страна — колония русских?
— Мне многое не нравится в нашем не лучшем из миров. Но, во-первых, ты еще не знаешь, что такое настоящая колония. Во-вторых, если у страны проблемы, то в первую очередь в этом виновата она сама, а потом уже внешние факторы. На гнилое дерево всегда порыв ветра найдется.
— Польша ни в чем не виновата! — вскричал Янек.
— Поговорим об этом чуть позже, — мягко улыбнулся пан Басовский. — Чтобы успокоить тебя, скажу, что через семь лет твой любимый Лех Валенса станет президентом Польши. Через двадцать два года Польша будет членом НАТО и Евросоюза. Будешь ты драться с полицейскими или нет, это ничего не изменит. Так что не трать свой пыл понапрасну.
У Янека от удивления отвисла челюсть.
— Откуда вы знаете? — изумленно спросил он.
— Позже, — отрезал дядя Войтек. — Мы еще не закончили с твоим предыдущим спорным утверждением. Так вот, в-третьих, я не имею ничего против русских.
— Оно и понятно, при вашей-то службе, — съязвил Янек.
— Служба здесь ни при чем, — спокойно заметил дядя Войтек. — Просто я знаю многих очень хороших русских. Кроме того, я сам русский. Мое настоящее имя — Игорь Петрович Басов.
— Что?! — От удивления Янек чуть не поперхнулся.
— Сегодня для тебя особый день, — почему-то печально вздохнул пан Басовский. — Тебе сегодня придется узнать очень много необычного. То, что русскими были и твои отец и мать, не самое удивительное из этого.
— Мои родители были русскими?.. То есть я сам русский? — Удивлению Янека не было предела. — Как я здесь оказался тогда?
— Твой отец, как я, странник. Он хотел, чтобы ты вырос в европейской стране и получил западное образование. Сам заботиться о тебе он, по ряду причин, не мог. По его просьбе я пристроил тебя на воспитание в польскую семью.
— Так, значит, мой отец жив?
— Да, и скоро ты его увидишь.
Сердце Янека учащенно забилось.
— А мать?



— К сожалению, она погибла триста восемьдесят лет назад.
— Шутить по поводу моих родителей слишком... жестоко, — обиженно пробормотал Янек и отвернулся, чтобы дядя Войтек не увидел его слез.
— Я сказал то, что сказал, — спокойно ответил Басов. — Твоя мать погибла в тысяча шестьсот втором году. Тогда в Речи Посполитой правил Сигизмунд Третий Август. Кстати, я знавал его. Редкая посредственность и при этом очень амбициозный человек. Но, как я уже сказал, твоя мать была русская и жила в Москве. Правил там тогда Борис Годунов. Сам ты родился двенадцатого октября тысяча шестьсот первого года. Дело в том, что мы с твоим отцом — странники во времени. В один не слишком прекрасный момент обстоятельства закинули нас в ту эпоху.
Басов припарковал автомобиль, вышел и распахнул дверь перед Янеком.
— Пошли, — скомандовал он.
— Куда? — спросил Янек, вылезая из машины.
Басов молча запер автомобиль и зашагал в ближайшую подворотню. Янек последовал за ним. Когда они вошли во двор, мальчик невольно поежился. Стало слишком холодно для второй половины апреля. У дальней стенки двора лежал аккуратно собранный сугроб. «Вроде двор-колодец, но сугроб-то уже должен был растаять», — подумал Янек.
Они прошли через двор, и Янек изумленно разинул рот. По мощенной булыжником мостовой грохотала груженная какими-то ящиками телега. На ней восседал облаченный в костюм начала века извозчик. Мимо пробежал мальчишка лет двенадцати в гимназической форме с кокардой на фуражке и допотопным кожаным рюкзаком за спиной. В отдалении на перекрестке гордо вышагивал городовой в форме русской дореволюционной полиции с шашкой и револьвером на поясе. Но самое главное — дома. Янек помнил эту улицу, но решительно не мог узнать ни одного строения на ней. Это была старая Варшава. Та, которую полностью разрушила Вторая мировая война. Изумленный Янек стоял, кутаясь в свою джинсовую курточку, на пронизывающем зимнем ветру и в смятении хлопал глазами.
— С Рождеством тебя, малыш, — повернулся к нему Басов. — Кстати, к твоему сведению, сейчас тысяча девятьсот двенадцатый год.




Часть 1
БОЖЕ, ЦАРЯ ХРАНИ

ГЛАВА 1
Встреча

Пан Басовский повернулся на каблуках и зашагал к парадной ближайшего дома. Янек поспешил за ним.
Пожилой швейцар с пышными бакенбардами почтительно склонился перед дядей Войтеком и загудел:
— Доброго дня, пан Басовский. Счастливого вам Рождества. А ты куда? Воровать задумал? — впился он железной хваткой в плечо Янека.
— Пропустите его, пан Станислав, — распорядился Басовский. — Мальчик со мной.
— Где же вы оборванца такого нашли? — проворчал швейцар, отпуская парня и брезгливо разглядывая его ультрамодный джинсовый костюм, привезенный из ФРГ. — Ладно, пусть проходит, только смотрите, чтобы ничего не стащил.
Янек, ошалевший в первую секунду при виде ослепительно чистой парадной с медными канделябрами в форме полуобнаженных женщин и ковровой дорожкой на мраморной лестнице, вприпрыжку бросился следом за дядей Войтеком. Нагнав Басовского на лестничном пролете, он тихо прошептал:
— Дядя Войтек, это все правда?
— Нет, я построил дома и нанял актеров специально для тебя, — усмехнулся Басовский.
Они подошли к дверям квартиры на третьем этаже, и дядя Войтек позвонил. Через минуту дверь отворилась, и на пороге возник гигант. Росту в гиганте было не меньше двух метров, и от неожиданности Янек даже отступил на шаг назад. Во всей фигуре великана чувствовалась огромная мощь. Казалось, что стоишь перед несокрушимым утесом.
— Привел?! — спросил гигант по-русски, разглядывая Янека.
— Привел. — Басовский тоже перешел на русский. — Позволь представить тебе, Янек. Мой давнишний друг Вадим Крапивин. Для тебя дядя Вадим. В недалеком прошлом — полковник войска Бориса Годунова. В чуть более отдаленном — подполковник Федеральной службы безопасности России, командир спецотряда.
— Что за служба такая у Советов? — наморщил лоб Янек.
Из вежливости он тоже стал говорить по-русски, хотя и с заметным акцентом.
— Не у Советов, а у русских, — поправил его дядя Войтек. — Она будет создана в России, когда СССР распадется на пятнадцать независимых государств.
— Ну, здравствуй, Янек, — протянул мальчику широкую ладонь Крапивин. — Рад тебя видеть.
Янек автоматически ответил на рукопожатие и, повинуясь жесту пана Басовского, вместе с Крапивиным вошел в квартиру, миновал полутемную прихожую и оказался в большой, ярко освещенной гостиной с мебелью начала двадцатого века. Там, приветствуя их, из мягких кожаных кресел поднялись двое. Один — на вид лет пятидесяти, невысокий, худощавый, седоватый. Второй — лет тридцати двух — тридцати трех, среднего роста, коренастый. Его лицо выдавало интеллигента, но от Янека не укрылись ни жесткость взгляда, более уместная для человека, привыкшего повелевать, ни манера двигаться, характерная для опытного фехтовальщика. При приближении вошедших этот человек странно поклонился, словно был не в обществе людей двадцатого века, а при дворе Людовика Четырнадцатого. Кланяясь, незнакомец прижал левую руку к бедру, словно придерживал несуществующую шпагу, и это придало его жесту еще большую несуразность.
«Странный какой-то, дерганый», — подумал вдруг Янек о молодом незнакомце.
Впрочем, и сам Янек чувствовал смятение. В один и тот же день он оказался сразу и арестованным, и русским, и путешественником во времени, и, мало того, ему предстояло сегодня увидеть отца, которого он много лет считал погибшим. Может быть, один из двух стоявших перед ним мужчин и есть его отец? «Который? — лихорадочно соображал Янек. — Наверное, тот, что постарше. Второй уж больно молодой».
— Позволь тебе представить еще двух моих спутников, — по-русски обратился к нему дядя Войтек. — Это, — Басовский указал на старшего мужчину, — Виталий Петрович Алексеев, изобретатель машины, которая позволяет нам перемещаться по мирам и историческим эпохам. А это, — он указал на молодого, — Сергей Станиславович Чигирев. В прошлом советник короля Речи Посполитой Сигизмунда Третьего. До этого сначала подьячий постельного приказа при Борисе Годунове, а потом личный советник и посланник в Ватикане русского царя Лжедмитрия Первого. А еще раньше, в две тысячи четвертом году, кандидат исторических наук, доцент Московского историко-архивного института. Кроме всего, это твой отец.
Ноги у Янека подкосились, к горлу подступил комок.
— Этого не может быть, — еле шевеля губами, произнес он по-польски, шатаясь, подошел к стоящему у ближайшей стены кожаному дивану, рухнул на него и закрыл голову руками.
Басов подошел к мальчику и положил руку ему на плечо. Янек затих.
— А ты еще спрашивал, почему я прислугу отослал, — сказал Басов, обращаясь к Крапивину. — Представляешь, такое на парня свалилось! Тут и взрослый не всякий выдержит.
— Что делать будем? — нервно покусывая губы, спросил Чигирев.
— Сейчас он спит, — ответил Басов. — Когда проснется, дайте нам поговорить наедине. Он мне доверяет, и я смогу ему все объяснить.
— Но как он уснул? — спросил Чигирев — После всего что услышал!
— Я просто надавил на нужную точку, — пояснил Басов. — Акупунктура.
— Да уж, Игорь, устроили вы встречу, — проворчал Алексеев. — Вывалить такое на пятнадцатилетнего парня — это, знаете ли...
— Я не записывался в няньки, — отрезал Басов. — Я лишь выполнил пожелания Сергея, чтобы его сын рос в Польше и воспитывался как европеец. Вы думаете, если бы он рос в семнадцатом веке и мы вывалили на него всю эту информацию, ему было бы легче? Так у него хотя бы есть определенное представление обо всех доступных нам эпохах. Да и идея о множественности миров и возможности передвижения во времени не вызовет у него шока.
— Но почему ему пятнадцать лет? — спросил Чигирев.
— Я навещал его один-два раза в год, — ответил Басов. — Чаще было нельзя, а обратного хода во времени машина не дает. Если я последний раз навещал его в восемьдесят втором, то и забрать его раньше было нельзя.
— Но ведь можно было сделать так, чтобы я забрал его раньше, — заметил Чигирев.
— Нельзя! — огрызнулся Басов. — Мы пополняли в этом мире запас аккумуляторов, и слишком часто появляться там было просто опасно. И вообще, давайте жить в той реальности, которая сложилась. Рассуждать, «что было бы, если бы», когда ничего не изменишь, — бесполезно.


ГЛАВА 2
Воспоминания

Янек открыл глаза. Он лежал на кровати в незнакомой полутемной спальне. Рядом на стуле сидел пан Басовский. Увидев, что Янек пришел в себя, Басовский мягко улыбнулся и сказал по-русски:
— С возвращением вас, сударь.
— Что со мной было, дядя Войтек? — на том же языке тихо спросил Янек.
— Теперь уже дядя Игорь, привыкай, — поправил его Басов. — Ты упал в обморок от стресса. Ничего удивительного. Я думал, будет хуже.
— Все, что было, — это правда? — чуть помедлив, спросил Янек.
— Да, — почему-то печально вздохнул Басов.
— Как это случилось?
— Мы жили в две тысячи четвертом году и не знали друг друга. Вернее, я был знаком с Крапивиным с восемьдесят второго, он учился у меня рукопашному бою. Но это уже совсем другая история. Так вот, Алексеев работал в засекреченном российском военном институте средств связи. В ходе одного из экспериментов он пробил «окно» в другой мир. Как выяснилось позже, этот мир соответствовал нашему по состоянию на тысяча шестисотый год. Но это не наше прошлое. Были расставлены радиоактивные маячки, которые должны были сохранить след до наших дней. Но в соответствующих местах мы ничего подобного в нашем мире не обнаружили. Наши руководители решили, что руки у них развязаны и никакие эксперименты в том мире не повлияют на наш. Была создана группа разведчиков из элитного отряда спецназа, которым командовал Крапивин. В этот отряд вошли также твой отец, как специалист по истории Средних веков, и я, как эксперт по историческому фехтованию. Однако события сразу пошли... как бы сказать помягче... не по плану. Кое-кто из наших политиков и генералов решил заполучить в обнаруженном мире власть и влияние.
— Русские всегда хотят порабощать других, — фыркнул Янек и покраснел.
— Не забывай, что и я и твой отец русские, — укоризненно заметил Басов. — И, кстати, не собираемся никого порабощать. Просто в любом народе и в любом времени найдется достаточно мерзавцев, дорвавшихся до власти. Так получилось и здесь. Подробнее я расскажу тебе эту историю позже. Тогда мы с Крапивиным решили закрыть это «окно», поскольку оно несло угрозу открытому нами миру. Мы вытащили в него Алексеева и закрыли проходы между мирами. К тому моменту Алексеев открыл уже проходы в десять разных миров. Они находились в диапазоне от тринадцатого века до семидесятого года двадцатого века. И все соответствовали нашему прошлому... или тому, как мы его представляем. Мы могли обосноваться в любом из открытых миров, но вернуться в свой уже не могли. Нас ждала бы там немедленная смерть.
— И что дальше? — с нетерпением спросил Янек.
— Мы расстались.
— Почему?
— Видишь ли, все мы очень разные люди. Мы с Алексеевым исповедуем принцип: живи сам, как нравится, и не вмешивайся в дела других. Я редко отказываю людям, когда они просят меня о помощи, но считаю, что у меня нет права вмешиваться в их жизнь. Каждый сам должен решать, что ему делать, и нести ответственность за свой выбор. А вот твой отец и Крапивин решили вмешаться в историю и улучшить судьбу своей страны. Когда знаешь последующие события на четыреста лет вперед, очень велик соблазн подправить историю.
— Я бы тоже вмешался, — признался Янек.
Басов словно не заметил его реплики.
— К тому моменту твой отец уже обосновался в годуновской Москве. У него была жена и родился сын. Ты, Янек. Вернее, тогда тебя звали Иван. К сожалению, твоя мать погибла, когда тебе было два года. В Московии назревала смута, и твой отец собирался принять участие в грядущих сражениях. Он опасался за тебя и не мог заботиться о тебе сам. Поэтому он просил меня забрать тебя в Польшу.
— Почему?



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
РЕКЛАМА
Никитин Юрий - Сингомэйкеры
Никитин Юрий
Сингомэйкеры


Василенко Иван - Волшебные очки
Василенко Иван
Волшебные очки


Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Никитин Юрий - Истребивший магию
Никитин Юрий
Истребивший магию


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.