Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (59)
  2. Путь Кейна. Одержимость (40)
  3. Пелагия и красный петух (том 2) (32)
  4. Гнев дракона (31)
  5. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (28)
  6. Свирепый черт Лялечка (24)
  7. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  8. Битва за Царьград (23)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  10. Любовница на двоих (21)
  11. Цифровая крепость (19)
  12. Умножающий печаль (19)
  13. Имя потерпевшего - никто (17)
  14. По тонкому льду (17)
  15. Роксолана (16)
  16. Начало всех начал (12)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (11)
  18. Париж на три часа (11)
  19. Замок Броуди (9)
  20. Аквариум (9)
  21. Яфет (9)
  22. Непредвиденные встречи (9)
  23. Странствующий теллуриец (8)
  24. Омон Ра (8)
  25. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  26. Колдун из клана Смерти (7)
  27. Брудершафт с Терминатором (7)
  28. Киммерийское лето (6)
  29. Шпион, или повесть о нейтральной территории (6)
  30. Заклятие предков (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Головачев Василий — > читать бесплатно "Соло на оборванной струне"


Василий Головачев


Приключения Дениса Молодцова



Новелла четвертая. СОЛО НА ОБОРВАННОЙ СТРУНЕ
1
Первый китайский космонавт — во всем мире их стали называть тайконавтами — совершил свой героический полет в две тысячи третьем году. После чего китайцы заявили, что к две тысячи десятому году они создадут свою собственную орбитальную станцию и запустят к Луне исследовательский модуль, а затем построят на спутнице Земли жилой комплекс.
Поначалу программа китайского Космического агентства вызывала у журналистов и ученых лишь скептические усмешки и порождала массу колких анекдотов, смысл которых сводился к известной украинской поговорке: нашему теляти вовка б зъисты. Однако вскоре китайцы запустили еще один «Волшебный корабль» (так назывались их ракеты —«Шэнь Чжоу» — «волшебный корабль» или «священная ладья») уже с тремя тайконавтами на борту, потом еще и еще, и в две тысячи одиннадцатом году действительно полетели на Луну.
К две тысячи пятнадцатому году Китай стал третьей державой мира, после России и США, имевшей собственные космические станции и поселение на Луне. А их корабли летали и на Марс, и на Венеру, и даже к Юпитеру, для изучения его спутников. Мало того, китайцы даже смогли послать экспедицию к объекту Окурок, оказавшемуся своеобразной горловиной связи с иной Вселенной, и попытались отогнать от него российских и американских космонавтов, желая объявить Окурок собственностью Китая.
Какими усилиями достигались позитивные результаты тайконавтики, знали только спецслужбы ведущих государств мира, для обывателей же был важен сам факт небывалогоуспеха Китая в освоении космоса, поставившего целью завоевать в скором времени всю Солнечную систему.
Третьего января две тысячи шестнадцатого года космический корабль «Шэнь Чжоу-105» с пятью тайконавтами на борту, запущенный в пояс астероидов между орбитами Марса и Юпитера для поиска астероидов из чистого золота (существовала и такая китайская программа), внезапно обнаружил гравитационную аномалию, сбившую его с курса.
Командир корабля Ло Вейянь тотчас же включил двигатели маневра, пытаясь исправить возникшее расхождение между расчетной траекторией и реальным вектором движения, но это не помогло. Космолет неудержимо влекло в сторону от курса, хотя на экранах не было видно ничего кроме звёзд. Впечатление создавалось такое, будто наперерез Двигалась невидимая протяженная масса, обладающая гигантским гравитационным полем.
Ло Вейянь включил компьютер бортового исследовательского комплекса, но тот лишь констатировал факт появления гравитационной аномалии да нарисовал примерную конфигурацию поля, которая привела в состояние ступора весь экипаж китайского корабля. Космолет сбила с курса прямая, колоссальной длины, но тонкая стена или лента, притягивающая к себе объекты как массивная планета!
— Этого не может быть! — проговорил с дрожью в голосе тайконавт-исследователь Цзянь Ко Мынь. — Это же настоящая Китайская С гена!
— К дьяволу твои восторги! — рявкнул Ло Вейянь. — Что делать?! Нас сносит прямо на эту стену!
— Я не специалист по темным силам. Запроси рекомендации у Кормчего.
Кормчим тайконавты называли главный компьютер корабля.
— Он дает только одну рекомендацию — развернуться и включить двигатель на полную тягу.
— Значит, это единственный правильный выход.
— Кормчий, твой совет принимается. Разворачивай ладью и врубай форсаж! Цзянь, попытайся определить, что это такое. Зря мы что ли тащили с собой телескоп и всякую исследовательскую хрень. Лю Чен — радио на базу, пусть там поломают головы, как обойти эту чертову стенку.
«Шэнь Чжоу» ощутимо уперся в пространство максимальным выхлопом двигателя, по-прежнему не видя впереди ничего, что бы соответствовало представлениям экипажа о массивных объектах. На планету или рой астероидов эта странная тонкая «лента» или «стена» не походила аж никак. Но притягивала к себе корабль не слабее достаточно крупной планеты.
Тайконавтов вдавила в кресла сила инерции, равная пяти «g». Однако терпели, понимая, что ничего хорошею встреча с «китайской стеной» не сулит.
Скорость космолета упала почти до нуля. Некоторое время длилось зыбкое равновесие в положении корабля. Двигатель остановил падение на «стену», однако его мощности не хватало, чтобы отвести корабль от необычного «гравитационного волновода».
— Двигатели маневра! — прохрипел штурман. — Почти тонна тяги!
— Нас раздавит как слизней!
— Есть другой выход?
Ло Вейянь думал ровно три секунды, дыша как вытянутая на берег рыба.
— Кормчий, маневровые на ось!
— Не рекомендую, здоровью экипажа может быть причинён…
— Запускай!
Но компьютер не успел включить двигатели маневра.
«Шэнь Чжоу» уже давно двигался в поясе астероидов. И хотя плотность небесных камней в поясе была невелика, — можно пролететь его насквозь и ни разу не наткнуться на булыжник, — все же камни эти имелись, иногда сбиваясь в струи и стаи, и один из них, размером с автомобиль, притянутый «китайской стеной», именно в этот момент и налетел на корабль, уже начавший удаляться от опасной аномалии.
Удар потряс космолет!
Астероид свернул носовой обтекатель с антенной локатора, повредил следящие системы, сделал вмятину в корпусе, сломал верньеры маневровых ракет и разорвал лонжероны тангаж-крыла.
Двигатель отключился. Медленно кувыркаясь в пространстве, корабль устремился к невидимому, пролетающему мимо объекту, действительно имеющему сходство с тонкой и плоской стеной, но огромной длины — более четырех тысяч километров, судя по оценке бортового вычислителя.
Странная сила начала скручивать космолет и всё, что находилось внутри: приборные панели, кресла, экраны, стены, тела людей. Тайконавты закричали.
— Кормчий… радио… на базу… — с трудом выговорил Ло Вейянь. — СОС…
— Выполняю, — отозвался компьютер.
В центре единственного работающего экрана обзора показалось какое-то мутно-белое пятно. Через несколько секунд оно заполнило весь экран, превращаясь в снежно-ледяную гору. «Шэнь Чжоу» крутанулся вокруг оси и врезался в гору кормой…2
Собирались как по тревоге при объявлении войны.
Ровно в семь утра четвертого января в Центре экстремального космического оперирования, располагавшемся на космодроме в Плесецке, началось совещание, на котором присутствовали шесть человек: начальник ЦЭОК генерал Зайцев, глава службы безопасности Российских войск космического назначения генерал Матвейкин, замминистра обороны Рагозин, командующий РВКН генерал-полковник Степчук, эксперт по космическим исследованиям, главный технический специалист профессор Черников и советник президента по науке Ферсман. Открыл совещание Матвейкин:
— Коллеги, мы только что получили оперативную информацию из Китая секретного характера.
— По закрытым каналам, я полагаю? — рассеянно заметил Ферсман, могучий, бородатый, с шапкой черных вьющихся волос. — Насколько мне известно, СМИ и открытые китайские каналы молчат.
Матвейкин пожевал губами, он не любил, когда его перебивали, но высказывать недовольство советнику не стал.
— Месяц назад китайцы запустили в пояс астероидов свой новый «Волшебный корабль» — для поисков астероидов из чистого золота.
— Они что, идиоты?
— Ну почему? — поморщился лысый, с огромными очками на поллица, профессор Черников. — Если в пространстве встречаются чисто железные метеориты и даже глыбы из дейтериевого и тритиевого льда, то почему бы в поясе астероидов не летать золотым метеоритам? Другое дело, что вероятность встречи с таким объектом чрезвычайно мала.
— Зато китайцы судя по всему встретили не менее интересный объект, — продолжил речь Матвейкин. — Четыре часа назад «Шэнь Чжоу-105» передал две радиограммы в китайский Центр управления полетами на Луне. В первой сообщается, что тайконавты наткнулись на невидимый массивный объект малого диаметра, но длиной более четырех тысячкилометров, из-за чего они и назвали его «второй Китайской стеной»note 7.В последней радиограмме компьютер корабля доложил о столкновении с ледяной горой, возникшей на пути. После этого китайцы замолчали и молчат до сих пор.
Находящиеся в кабинете начальника ЦЭОК ответственные лица российского Космического агентства переглянулись.
— Вы считаете, что они разбились? — поинтересовался Рагозин.
— Возможно.
— Тогда зачем вы собрали нас здесь?
— Во-первых, в любом случае требуется спасательная экспедиция, и только мы можем её организовать.
— А американцы?
— И американцы. — Матвейкин усмехнулся. — Именно по этой причине надо отреагировать быстро, иначе они нас снова опередят.
— Китайцы просили о помощи?
— Нет.
Командующий РВКН исподлобья посмотрел на замминистра.
— Мы не имеем права…
— Есть и другой аспект проблемы, Геннадий Сергеевич, — перебил его Матвейкин. — Объект, на который напоролись тайконавты, настолько необычен, что нашим специалистам не мешало бы посмотреть на него вблизи. Представляете, длина четыре тысячи километров, и при этом он тонкий и совершенно прямой!
— Я бы все же запросил китайцев…
— Вообще интересная штука получается, — вмешался в разговор Черников. — Мы все чаще сталкиваемся с удивительными явлениями в космосе, налицо статистическая концентрация артефактов. Сначала это был астероид Ирод, упавший на Венеру. Потом Окурок, занявший позицию между Меркурием и Солнцем. Наконец, Плутон с его таинственно пробудившейся жизнью. И теперь вот… гм, гм, «китайская стена»… которая скорее всего представляет собой искусственное сооружение. Напрашивается один неординарный вывод…
— Какой?
Черников помолчал.
— Пока я не могу его огласить, мне надо посоветоваться с коллегами. Да и данных не хватает. Вот почему я за экспедицию к объекту.
— С чего вы взяли, что эта…м-м, «стена», является искусственным сооружением?
— А вы можете представить себе естественный массивный объект протяженностью в четыре тысячи километров и ничтожно малого диаметра? Да еще совершенно прямой? Я лично не могу.
— Как эта «стена» появилась в космосе? И что означает ваша «статистическая концентрация»?
— Этот термин предложил Глинич, летавший вместе с экипажем Молодцова… но опять же не хватает данных. Необходима исследовательская экспедиция.
— Прежде всего нужен спасательный рейд, — проворчал генерал Зайцев. — А уж потом можно будет думать об изучении «стены».
Все посмотрели на него, перевели взгляды на главу службы безопасности.
— Корабль готов — второй наш «Амур», — сказал Матвейкин. — Нужен экипаж.
— Пошлите команду подполковника Молодцова, — пожал плечами замминистра. — По моим сведениям это наш лучший экипаж.
— Молодцов уже полковник.
— Прекрасно.
— Лучший-то он лучший, — почесал темя Зайцев, — но ребята всего десять дней назад вернулись из рейда на Плутон. К тому же у Молодца… у полковника Молодцова жена в больнице, он сейчас с ней.



— Что значит — с ней?
— Его жена — капитан-командор американских ВКС Кэтрин Бьюти-Джонс, он спас её во время рейда на Плутон. А лежит она, разумеется, в клинике НАСА, во Флориде.
— Вызовите его. Все равно лучше Молодцова командира нам не найти. А рисковать нельзя. Объект, обнаруженный китайцами, может иметь огромную научную и практическую ценность для державы.
— Кто бы спорил. Но человек в стрессовом состоянии, еще не отдохнувший как следует, может наделать ошибок.
— Что это вы так защищаете полковника Молодцова, Константин Петрович? — прищурился Рагозин. — Он же профессионал, должен справляться с любыми нервными потрясениями. Да и в команде у него не новички.
— Ему пора заняться другими делами, он мой зам…
— Одно другому не мешает. — Замминистра глянул на помалкивающего командующего РВКН. — Геннадий Сергеевич, не теряйте время, посылайте «Амур» к… э-э, предлагаю назвать объект Космической Китайской стеной. Первый «Амур» показал себя в высшей степени замечательно; думаю, и второй не подкачает.
— Слушаюсь, — буркнул Степчук.3
Денис летел в Москву с тяжелым сердцем.
Несмотря на то что состояние Кэтрин не внушало особых опасений, жена ждала ребенка, — пошел уже четвертый месяц беременности, — и пережитый ею стресс на Плутоне не мог не сказаться на здоровье будущего отпрыска. Однако отказаться от полета к объекту под названием ККС — Космическая Китайская стена он не мог. Как не мог и сообщить жене причину вызова.
Ровно через шесть часов после совещания в Плесецке с Плесецкого космодрома взлетел российский «челнок» «Амур-2» и направился к Ориону, откуда пришел сигнал СОС, посланный китайским космолетом. Экипажу «Амура» не нужно было рассчитывать инерционные фазы полета и считаться с полями тяготения встречающихся планет и астероидов. Его траектория представляла собой луч, да и скорость он набирал почти равную скорости света, благодаря удивительному изобретению академика Леонова, названному эграном, — электрогравитационному генератору, использующему поляризационные свойства вакуума.
Снедаемый нетерпением — хотелось вернуться домой как можно скорее, Денис решил дать эгран-двигателю полную нагрузку, и его надежды оправдались: «Амур» преодолел разделявшее Землю и пояс астероидов расстояние за двадцать восемь часов. Экипаж в составе капитана Славы Абдулова, космонавта-исследователя Феликса Эдуардовича Глинича и бортинженера Миши Жукова не возражал против инициативы командира. Мужчины понимали его состояние и верили, что принимаемые им решения непогрешимы.
Космическую Китайскую стену они обнаружили задолго до прибытия в район ее дрейфа.
Исследовательский комплекс на борту корабля, управляемый компьютером по имени Добрыня, был существенно мощнее того, что стоял на первом «Амуре», и позволял команде в минимальные сроки анализировать состояние среды в радиусе многих тысяч километров. Гравитационное «дыхание» Космической Китайской Стены он уловил с расстояния в два миллиона километров.
Вскоре Добрыня смог оценить и другие параметры Стены, после чего синтезировал ее объёмное изображение в экране обзора.
Китайцы перемудрили с названием открытого ими объекта, ни о какой «стене» речь не шла. Это была колоссальной длины нить или очень тонкая — диаметром в доли сантиметра, если не меньше — трубка, совершенно прямая и очень массивная. Каждый метр ее длины гравитировал как танкер в миллион тонн весом, а вся она притягивала к себе попадавшиеся по пути предметы как планета, равная по массе по крайней мере Земле.
— Ни хрена себе! — проговорил Слава Абдулов, оглядываясь на Глинича. — Феликс, я сплю или нет?
— Тогда мы спим все, — флегматично отозвался планетолог.
— Никакая это не стена!
— Абсолютно согласен.
— Тогда что это?!
— Струна.
— Что?!
— Ты знаком с космологическими теориями?
— В общих чертах, а что?
— По одной из них, считающейся самой адекватной, при фазовых переходах в ранней Вселенной в вакууме возникали топологические «трещины» или «дефекты».
— Точно, их назвали суперструнами!
— Нет, суперструны — это из другой физической епархии, связанной со структурой элементарных частиц и мерностью пространства. Я же имел в виду космологические струны, обладающие рядом ише-реснейших качеств.
— Долго объясняешь.
— Толщина этих струн лежит в интервале от десяти в минус двадцать девятой степени до десяти в минус тридцатой степени сантиметра, а масса…
— Короче, Склифосовский!
— Короче, возможно мы имеем дело с такой гиперструной. Большинство из них по теории свернулось в кольца, мы же видим развернутую струну.
— Откуда она взялась в Солнечной системе?
— Спроси чего-нибудь полегче.
— А что это за узелки на ней?
— Скорее всего притянутые из космоса объекты — астероиды, ядра комет, камни, обломки планет и прочий мусор.
— Командир, мы входим в пояс астероидов, — напомнил компнавигатор корабля по имени Умник. — Необходимо снизить скорость.
— Мы не на прогулке, — мрачно отрезал Денис. — Если китайцы еще живы, мы обязаны их спасти. Курс — на объект! Торможение в форсмажорном режиме!
— Слушаюсь.
«Амур» продолжал мчаться вперед с той же скоростью, догоняя Космическую Китайскую Стену, двигающуюся с приличной скоростью — около двухсот километров в секунду почти точно поперёк плоскости эклиптики.
— Китайцам повезло, — со смешком сказал Миша Жуков, чаще других покидавший рубку для осмотра своего энергетического хозяйства. — Если их Стена будет шпарить с той же скоростью и в том же направлении, она проткнет эклиптику за три дня и выйдет за пределы Системы.
Денис промолчал. Он думал лишь о том, чтобы спасательная экспедиция наконец достигла цели и, не мешкая, взяла обратный курс. Китайская Стена, оказавшаяся по словам Глинича «развернутой гиперструной», не показалась ему достойным для изучения объектом по сравнению с астероидом Ирод и горловиной входа в иной мир под названием Окурок, с которыми он познакомился во время прошлых рейдов.
Через два часа «Амур» приблизился к убегающей Стене на расстояние вдвое меньше, чем расстояние от Земли до Луны. И сразу начали сказываться эффекты нелинейности гравитационного поля сверхтонкой «струны», обладающей чудовищной массой.
«Амур» стал плохо слушаться управления.
Какая-то сила начала скручивать его в «бараний рог», изгибать по длине и одновременно по диаметру (!), из-за чего люди внутри испытывали странные ощущения и стали часто терять ориентацию. Лишь Умник, как машина, избавленная от физиологической информации и проявлений человеческой психики, продолжал контролировать движение корабля и не поддавался на «провокации» тороидального гравитационного поля Китайской Стены.
По мере приближения к ней экипажу удалось с помощью локатора и телескопа обнаружить более сотни разного размера тел, «налипших» на космическую «струну». Среди нихбыли и снежно-ледяные глыбы, и каменные горы, и целые рои камней, а также удивительные структуры, напоминающие кольца наподобие колец Сатурна, только в миниатюре.
— Интересно, из чего состоят эти кольца? — заметил Абдулов, успевая заниматься контролем состояния систем корабля, ориентированием и обзором космических панорам.
— Вероятнее всего из частиц пыли, мелких камней и песчинок, — ответил Глинич.
— Почему же эта пыль не падает на Стену?
— Потому что она вращается вокруг «струны». Таких колец должно быть много. Кстати, возможно, что материал колец захвачен «струной» далеко от Солнечной системы, стоит попытаться взять образцы.
— Почему далеко?
— Потому что она наверняка путешествует в космосе не один миллион лет и нацепляла на себя столько артефактов, что стала бесценной. Вполне может быть, что мы найдемздесь даже обломки сооружений других разумных существ. Если только…
— Если что? Договаривай.
— Если только сама она не является частью искусственного сооружения.
— Ну это ты загнул, теоретик!
Денис тоже посмотрел на планетолога с удивлением. Под таким углом зрения он на Китайскую Стену не смотрел.
— С чего ты взял, Феликс Эдуардович?
— Если верить теории, космологические «струны» должны иметь гораздо большую длину, порядка сотен тысяч и даже миллионы световых лет. А тут всего четыре тысячи километров. Вот и родилась идея.
— М-да, фантазии тебе не занимать. — хмыкнул Абдулов не без уважения. — Не зря тебя на базе прозвали «некремлёвским мечтателем».
«Амур» заметно повело из стороны в сторону. Так он реагировал на очередное гравитационное завихрение.
Абдулов охнул.
— Командир, может, не будем подходить слишком близко? Уж очень тут неуютно, желудок постоянно наружу просится.
— Мы спасатели или где, капитан? Думай лучше, как нам снять с этой Стены китайцев. Умник, сообщение на базу: мы у цели…4
Матвейкин ворвался в кабинет Зайцева как всполошенный охотниками лось.
Начальник ЦЭОК с недоумением взглянул на генерала, обычно сдержанного и порой даже меланхоличного.
— Что случилось, Владимир Федорович? На вас лица нет.
Глава службы безопасности РВКН сделал глубокий вдох, с трудом возвращая хладнокровие.
— Только что стало известно… китайцы направили в пояс астероидов еще один аппарат.
— Ну и что?
— Это их второй космолет с леоновским двигателем.
— Всё равно команда Молодцова стартовала раньше…
— В том-то все и дело, что китайцы стартовали сразу же вслед за «Амуром», с разницей всего в пять часов.
Зайцев нахмурился, погладил гладкий коричневый череп, встал из-за стола.
— Ты полагаешь…
— Ничего я не полагаю. Самое плохое, что китайцы официально не признались в запусках своих «волшебных челноков» за орбиту Марса. А это говорит о том, что цели их далеки от благородных. Если они увидят наших ребят возле своей Китайской стены…



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Прозоров Александр - Пленница
Прозоров Александр
Пленница


Посняков Андрей - Секутор
Посняков Андрей
Секутор


Злотников Роман - Путь князя. Атака на будущее
Злотников Роман
Путь князя. Атака на будущее


Грабб Джеф - Война братьев
Грабб Джеф
Война братьев


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.