Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (144)
  2. Умножающий печаль (112)
  3. Гнев дракона (104)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (95)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  6. Начало всех начал (73)
  7. Цифровая крепость (63)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Омон Ра (60)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (57)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (38)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  16. Аквариум (25)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Киммерийское лето (22)
  19. Роксолана (21)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  21. Колдун из клана Смерти (20)
  22. Тимур и его команда (19)
  23. Париж на три часа (18)
  24. По тонкому льду (17)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Ледокол (13)
  27. Один на миллион (12)
  28. Брудершафт с Терминатором (12)
  29. К "последнему" морю (12)
  30. Любовница на двоих (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Женский роман — > Шилова Юлия — > читать бесплатно "Женщина в клетке, или так продолжаться не может"


Юлия Шилова


Женщина в клетке, или так продолжаться не может


Анонс
Две умницы, красавицы подружки мечтают о нормальном женском счастье. И чтоб жить в достатке где-нибудь в Майами, и чтоб мужчина был рядом нежный, понимающий и всегда готовый разделить и решить твои проблемы.
Но у судьбы свое мнение на этот счет. Она даже последнее может отобрать, чтобы ты раскисла и сломалась. На квартиру Томы напали бандиты, требующие какие-то драгоценности. Исчез любовник-француз. В подругу стреляли. А соседку Валентину закололи на даче. И казалось бы, нет выхода из сложившейся ситуации... Но только не для настоящих женщин - Томы и Лейсан! В поисках любви можно свернуть горы, особенно если рядом есть настоящие мужчины!..
Ни различие взглядов, ни разница в возрасте, ни что-либо другое не может быть причиной разрыва в любви. Ничто - кроме ее отсутствия.
Мария Домбровская, польская писательница

ОТ АВТОРА
Этот роман мне хочется посвятить всем женщинам замечательного города Казани и выразить свое искреннее восхищение как самим городом, так и красотой этих женщин... Мне посчастливилось побывать в этом сказочно божественном городе, ощутить его красоту и величие, познакомиться с потрясающими людьми и сохранить о них свои самые теплые и светлые воспоминания.
Милая Регина 3. и очаровательная Ольга И., олицетворяющие собой всю женскую красоту и мудрость, спасибо вам за ваши искренние письма, в которых вы поделились со мнойсвоими личностными историями, переживаниями и надеждами. Ваши чувства священны, потому что любые переживания всегда обогащают душу. Я рада, что наше знакомство состоялось в реальной жизни и что нам довелось встретиться на казанской земле.
Мне очень хотелось бы поблагодарить всех, кто организовал мой визит в город Казань, а в частности, газету «Комсомольская правда» в Татарстане» и компанию «Аист-пресс», лицом которой является замечательная Алена Сидоркевич.
Отдельное спасибо министру культуры Татарстана Валеевой Зиле Рахимьяновне за приятную встречу и интересное общение. Я целиком и полностью разделяю ее мнение о том, что женщины, сумевшие сделать сами себя, достойны восхищения и что счастливые судьбы достойны пера и подражания, но понимаю, что, для того чтобы стать счастливой, нужно пройти через много испытаний и преодолеть много трудностей. В нашей стране женщине просто непозволительно быть слабой, она обязана выжить при любых обстоятельствах и помочь своим близким.
Жизнь - это подарок, и мне искренне хочется, чтобы все мы освободились от всего ненужного, темного и наполнились внутренним светом. Мне хочется, чтобы было как можноменьше драм и трагедий, меньше неудачных браков и тяжелых разводов, меньше разбитых сердец и неразделенной любви. Каждая женщина имеет право на счастье, и если кто-нибудь узнает себя в героинях моих романов, посмотрит на себя со стороны, поймет свои ошибки, научится правильно принимать поражения и будет, несмотря ни на что, жить и любить дальше, значит, мой труд не напрасен и я не зря вкладываю душу в романы. Я пишу с любовью и болью и пытаюсь затронуть все моменты, которые и складывают такоепонятие, как счастье. Мне хочется, чтобы все мы шли по дороге добра, чтобы мы меньше теряли, чем находили, и чтобы мы жили в гармонии как с окружающим миром, так и с собой.
Хочется также сказать множество самых теплых и искренних слов замечательным детям из казанского приюта «Гаврош». Я часто вспоминаю наше чаепитие, дружеские разговоры про жизнь и ваши стихи. Дорогие мои, любимые детки, вы всегда останетесь в моем сердце. Я буду ждать от вас весточки и надеяться на то, что у вас сложится все хорошо и этот мир будет для вас всегда самым теплым, чистым и самым веселым. Да хранит вас бог. Мысленно я всегда с вами.
Спасибо всем, с кем мне довелось встретиться и познакомиться в Казани. Я всегда буду помнить ваши лица, ваши улыбки и ваши глаза. Спасибо за ваше гостеприимство и радушный прием. Отдельная благодарность моему любимому издательству «Эксмо».
С бесконечной любовью. Всегда ваша Юлия Шилова.

Глава 1
Припарковав машину на вокзале, я посмотрела на себя в зеркало и глубоко вздохнула. Я волновалась. Чтобы хоть как-то скрыть излишнюю бледность, пришлось достать косметичку и воспользоваться ее содержимым. Господи! Одному богу известно, как я волновалась! Страх никак не давал мне возможности побороть это чувство. Услышав звонокмобильного телефона, я взяла трубку и дрожащим голосом произнесла банальное:
-Слушаю.
-Томка, а что у тебя с голосом-то? - подозрительно спросила меня моя верная подруга Лейсан и тут же сама ответила: - Ты волнуешься, что ли?
-Чего спрашиваешь, если и так все знаешь?
-Ну, мать, ты даешь. Ведешь себя, как будто первый раз на свидание идешь!
-Ну, не первый... - смутилась я.
-Ну, и не последний, - поддержала меня подруга. - Если ты из-за каждого свидания так сильно переживать будешь, то запросто заработаешь себе инфаркт. Я же чувствую, что тебя прям лихорадит.
-Ой, Лейсан, ты ведь прекрасно знаешь, что это не какое-нибудь простое свидание. Это моя судьба. Сама не знаю, что со мной происходит. Меня всю колотит. Я боюсь.
-Кого?
-Сама знаешь кого.
-Своего француза, что ли?
-Его, будь он неладен.
-А он что, у тебя такой страшный? На фотографии - так просто красавец! Его только на обложке модного журнала снимать. Кстати, а что это ты так рано приехала? До поезда еще целых сорок минут.
-Я боялась не успеть.
-Да, нервы у тебя ни к черту. Ты бы что-нибудь успокоительное выпила. Валерьянки, например.
-Я уже целый бутылек выпила.
-И что?
-Меня еще больше колотить стало.
-Тома, я не пойму, чего ты боишься?
-Сама не знаю, - честно ответила я и нервно прикусила губу, напрочь позабыв про свою яркую дорогую губную помаду. - Я сегодня всю ночь глаз не сомкнула. До утра еле дотерпела. Мысли все в голове путались. Не знаю, как с ума не сошла. Вот и приехала на вокзал ни свет ни заря.
Если ты так волнуешься, то нужно было с ним в Москве встречаться, как раньше. Какого черта он в нашу Казань прется?! Приехал бы, как белый человек, на тысячелетие города. Каких-то три несчастных месяца осталось до празднования. Так нет же. Прется именно тогда, когда ему здесь делать нечего. Испокон веков принято: иностранцам все самое лучшее показывать - и не стоит это правило нарушать. Что он, три месяца потерпеть не мог?
-Три месяца не могли ждать ни он, ни я, - произнесла я усталым голосом. - Я бы тоже с удовольствием встретилась с ним в Москве, на нейтральной территории, но он сам изъявил желание приехать в Казань именно сейчас.
-Тогда пусть смотрит раскопки, если ему так сильно хочется. Казань сейчас вся изрыта тракторами и бульдозерами. Если ему нравится смотреть на строительную технику, то ради бога.
-Ладно, не утрируй. Помимо раскопок, тут еще есть много чего посмотреть. Я не за это переживаю, хотя и за это тоже.
-А может, вы вообще из гостиничного номера выходить не будете. Я имею в виду из кровати вылезать. Завтрак, обед, ужин прямо в номер. Будете смотреть на Казань из гостиничных окон, - тут же принялась фантазировать Лейсан. - В конце концов, он сюда не на экскурсию приехал, а ты к нему экскурсоводом не нанималась. Думаю, что у вас будут занятия поинтереснее. Кстати, а почему он не на самолете, а на поезде едет? Экзотики захотелось? Решил на наши края через окна поезда посмотреть?
-У него фобия.
-Какая еще фобия?
-Аэрофобия. Он самолетов боится.
-Как же он из своей Франции до Москвы добирался? На перекладных?
-На самолете.
-Ты же говоришь, что он самолетов боится.
-К «Боингам» и «Илам» он нормально относится, а вот наших «тушек» боится. А до Казани одни «тушки» летают.
-Что-то я не пойму: мужик он у тебя или не мужик?! В моем представлении мужик вообще ничего бояться не должен.
-У тебя крайне неправильные представления. Многим мужчинам тоже присущи определенные страхи. Аэрофобия - один из них. И ничего в этом дурного нет. Вот если бы он темноты боялся, я бы к этому отнеслась с подозрением. А наших «тушек» я и сама боюсь и чувствую себя в них крайне некомфортно.
-Не знаю. Я недавно в Москву летала. Мне понравилось. Бизнес-классом летать можно.
-Ты говоришь так, как будто бизнес-класс отдельно от «тушки» летит, - попыталась пошутить я, но, взглянув мельком на часы, задрожала еще больше. - Он на козырном поездеедет. «Татарстан» называется. Там есть супернавороченный вагон. Всего четыре купе. Удобства, как в шикарном люксе. Так что прокатиться на таком поезде совсем не зазорно. Лейсан, извини. Больше не могу говорить. Нужно еще успеть немного привести себя в порядок.
Но ты хоть мне позвонишь? Расскажешь, как все пройдет? Я уже сама за тебя начала волноваться, словно это я встречаюсь с французом, а не ты.
-Расскажу. Не переживай. Я обязательно тебе позвоню. Сейчас его встречу и сразу повезу селить в гостиницу.
-Это правильно, что ты решила поселить его в гостинице, а не у себя дома. А то потом разговоров не оберешься о том, что к тебе француз приезжал. Он уедет, а на тебя все соседи косо смотреть будут.
-Ты же сама прекрасно понимаешь, что мне подобные разговоры до одного места. Кто и как на меня смотрит - мне по барабану. Я никогда не зависела от чужого мнения. Просто моя квартира не может конкурировать с теми пятью звездами, где ему предстоит жить.
-Ладно, Томка, больше не буду тебя доставать. Собирайся с мыслями и приводи свою внешность в порядок. Желаю тебе незабываемого времяпрепровождения. Ты мне только скажи...
-Ну что еще?
-Ты его очень сильно любишь?
-Я без него жить не могу, - все так же правдиво ответила я.
-А как же твоя прошлая любовь?
-Я уже и сама не знаю, было ли то чувство любовью. Так, юношеское увлечение.
Когда-то ты говорила, что это самое юношеское увлечение и есть любовь всей твоей жизни. Наверное, это просто была твоя первая любовь, а, как правило, первая любовь часто проходит. Не всегда, конечно, но все же проходит. Правда, говорят, что она не забывается.
-Лейсан, мне сейчас совсем не хочется рассуждать на эту тему. В данный момент для меня никаких мужчин не существует. Я люблю своего француза, и мне совсем не важно, что там у меня было и что там у меня будет. Понимаешь, я очень сильно его люблю! Люблю!!!
-Томка, но ведь он же женат.
-И что?
-Да ничего. Может, ты на него зря свое время и свои чувства тратишь.
-Я ни о чем не жалею и считаю, что уж лучше любить женатого французского мужчину, чем женатого русского.
-И чем же это лучше?


-Тем, что я этого не ощущаю.
-Чего именно?
Я не ощущаю того, что у него есть семья. Она слишком далеко, чтобы быть реальной. Франция слишком далеко. А познакомишься с нашим женатым мужиком, и сразу начнется... С первого дня знакомства он тебя начнет грузить своими детьми, женой и тещей. Ты будешь знать все их расписание и незримо жить их жизнью. Они будут постоянно присутствовать в твоих мыслях, потому что он будет каждый день о них говорить и думать. А Жан мне только фотографию показал, и все. Она у него в бумажнике. Какая разница, женат он или не женат... Он меня любит, а это самое главное. И вообще...
-Что - вообще?
-Между прочим, женатые мужики иногда разводятся.
-Ты считаешь, что французские мужчины разводятся намного быстрее, чем наши, российские?
-Не знаю. Не пробовала. Да и какая разница, какой у тебя мужик? Главное, чтобы он был любимым. Пусть он хоть немецкий, хоть американский. В отношениях самое главное - это любовь.
-Просто обидно.
-Что тебе обидно?
-Обидно то, что многие наши женщины переметнулись на импортных мужчин.
-Значит, нашим мужчинам есть о чем подумать.
-А как же желание поддержать отечественного производителя?
-Если честно, то у меня нет такого желания.
-Получается, наш производитель побоку.
-На данный момент для меня - да. К сожалению, наш отечественный производитель может только производить, но ни в коем случае не помогать выращивать свое же потомство.
-Смотря какой производитель, - стояла на своем Лейсан.
-Лейсан, извини, но время неумолимо. Об отечественном производителе в данный момент мне хочется рассуждать меньше всего.
-Тома, ты только держись достойно. Твой француз, хоть и хороший мужик, но чужой. И ему не мешает знать, что ты у нас и красавица, и умница, и что на твой век принцев хватит.
-Лейсан, если я не закончу разговор прямо сейчас, то проморгаю поезд. Извини еще раз.
Бросив мобильный на сиденье, я подмигнула своему отражению в зеркале, чтобы хоть немного приободриться.
-Спокойно, Тома. Спокойно. Ты, как всегда, на высоте. Тебе нечего бояться. Ты хорошо выглядишь, - успокаивала я себя, подкрашивая губы. - Это пусть он боится и делает всевозможное, чтобы не упасть лицом в грязь. А я всего лишь женщина, и это значит, что я не обязана отвечать за свои действия и поступки и могу делать все, что захочу, не оправдываясь ни перед кем.
До прихода поезда оставалось ровно двадцать минут. Закрыв глаза, я постаралась расслабиться, вспоминая, как начиналось это умопомрачение, именуемое любовью.
А это было ровно год назад. Я прилетела в Тунис на лечение талассотерапию и Встретила там ЕГО, своего француза, который тоже поправлял свое здоровье и грел косточкипод местным солнышком. Мы увидели друг друга за ужином. Жан заказал бутылку вина и с самого первого момента нашего знакомства восхищал меня великолепным знанием русского языка и отменным чувством юмора. Этот вечер мы провели вместе. Поехали в порт, гуляли, держась за руки, и любовались красивыми яхтами, а после зашли в маленькое кафе и пели караоке. Жан пел на французском языке песни о любви и смотрел на меня глазами, полными обожания. А я... Я просто тонула в его глазах и... так не хотела, чтобы эта ночь заканчивалась. Когда мы вернулись в отель, Жан проводил меня до дверей моего номера и зашел внутрь. А дальше были горячие объятия, упоительные поцелуи и чересчур жаркая ночь.
Господи, если бы кто-то раньше сказал мне о том, что я отдамся первому встречному французу в первую ночь после знакомства, я бы никогда не поверила и давила бы на то, что я слишком хорошо воспитана для этого. Но жизнь иногда преподносит и такие сюрпризы. Сейчас, перебирая в памяти все эпизоды моей курортной жизни, я задаю себе один и тот же вопрос: что же тогда произошло и куда подевалось мое хорошее воспитание? Что это было? Это было безумие!
Это были десять безумных и упоительных дней и ночей. Утром мы проходили курс лечения, после обеда спускались к морю, лежали на пляже, купались, рассказывали друг другу о себе, затем гуляли по городу, ужинали в ресторане и до беспамятства занимались любовью. Когда я была рядом с Жаном, я ничего не видела, не слышала, не замечала. Жан брал мою руку, и сердце мое трепетало, я хотела говорить, но поцелуй француза тут же заглушал мои слова. К этому почти незнакомому мне человеку тянулись все мои помыслы и желания. В его объятиях я теряла всю свою волю и весь свой рассудок. Я слепо верила в то, что наш курортный роман не закончится никогда и нас свяжет опьяняющаянить любви, которая не даст нам расстаться после Туниса и позволит встречаться снова и снова.
Я часто вспоминаю наш последний вечер, который мы провели в баре отеля. Жан пил свой коктейль и смотрел на веселящихся на сцене людей грустными глазами. А я... Мне не было никакого дела до других отдыхающих. Все смотрела и смотрела на своего француза открыв рот, запоминая каждую черточку на его лице, каждый жест и каждый брошенный на меня взгляд. Я хотела выпить его до дна. Не хотелось думать о будущем, о том, что в далекой Франции его ждет семья, что у него есть родные и близкие люди. Я хотела видеть его вновь и вновь, неважно где - в Тунисе, во Франции или в России.
Я чувствовала жуткую эмоциональную зависимость от человека, который стал мне слишком дорог, и мечтала, чтобы Жан чувствовал то же самое не один день, а всю оставшуюся жизнь. Вернувшись домой, я попыталась жить прежней жизнью, но не переставала ждать от Жана телефонного звонка. И он позвонил. Господи, как хорошо я помню тот день, когда он наконец позвонил. Я мыла полы. Зазвонил телефон, наспех вытерев руки, я сняла телефонную трубку и, услышав родной голос Жана, подскользнулась, пролила тазик с водой, растянулась на полу и взвыла от боли.
Жан не на шутку перепугался, стал спрашивать, что у меня случилась, но я, улыбаясь сквозь слезы, вытирая разбитое колено и не обращая внимания на острую боль, говорила ему о том, что у меня все хорошо и что я счастлива оттого, что он позвонил. Несколько раз мы встречались в Москве. Один раз я летала в Париж и провела удивительную неделю, упиваясь красотой города и любимым мужчиной, который подарил мне эту сказку и смотрел на меня так, как смотрят на божество. Он всегда говорил: «Моя Тома», а я кивала головой, соглашаясь: «Конечно твоя, а больше мне никто и не нужен».
Париж сразил меня наповал и покорил своим величием и красотой. Мы катались на кораблике по Сене, смотрели собор Парижской Богоматери, ходили в Латинский квартал, гуляли в Люксембургском саду, посетили Гранд-опера и гуляли по кварталу Пале-Рояль с его знаменитыми и потрясающими театрами. Париж сблизил нас с Жаном еще больше и сделал еще роднее.
Я никогда не спрашивала его о будущем и не хотела думать о том, что у нас нет будущего. Я жила этими встречами и ловила себя на мысли о том, что для того, чтобы быть счастливой, необязательно жить с любимым мужчиной, важно знать, что он есть и что ему сейчас хорошо. В Тунисе я не только прошла потрясающую реабилитацию и поборола синдром хронической усталости, но и излечила свою душу, с удивлением обнаружив, что она еще может быть открыта для внезапной любви.
Я как могла берегла наши с Жаном отношения и принимала его таким, какой он есть, даже не пытаясь его изменить, потому что знала: единственный человек, которого я могла изменить, была я сама. И вот теперь новая встреча. Жан позвонил и сказал, что хочет приехать ко мне в Казань. Признаться честно, я растерялась и предложила ему приехать на тысячелетие нашего города, но он сказал, что может не дотерпеть и что на празднике будет слишком много людей, а он не любит быть в толпе. Он из тех, кто любит находиться над нею. Я не смогла ему возразить и стала ждать его приезда.
До прихода поезда осталось всего пять минут. Сунув мобильный в сумочку, я вышла из машины. Встав на перроне, я стала прислушиваться к отчетливым ударам своего сердца и ждать того момента, когда я смогу попасть в жаркие объятия своего любимого. Поезд прибыл строго по расписанию. В сотый раз поправив свою прическу и увидев выходящего из вагона Жана с причудливым букетом цветов, я чуть было не потеряла сознание.
-Господи, Жан...
-Тома! Тома! Моя Тома!
Его губы коснулись моих, перед глазами все поплыло...
-Жан, как ты доехал?
Очень хорошо! У меня было отличное купе с собственным туалетом, душем, свежей постелью, плазменным телевизором и целой кучей видеокассет.
-Ты всю ночь смотрел телевизор?
-Всю ночь. Я не спал.
-Почему?
-Волновался и ждал нашей встречи. Как я мог уснуть, зная, что скоро тебя увижу?!
-Ты представляешь, я тоже не сомкнула глаз. Не получилось. Видишь, даже черные круги под глазами. Мы выспимся вместе. Я люблю тебя. Если бы ты только знал, как сильно я тебя люблю!
Жан тяжело задышал и вновь притянул меня к себе:
-Моя Тома, ты послана мне самой судьбой. Еще там, в Тунисе, я понял, что не могу сопротивляться року. Ты несешь в себе какую-то тайну. Ты поразила меня своим колдовским взглядом.
-Жан... - только и смогла сказать я и уткнулась в лацканы его пиджака.

Глава 2
Сев в машину, я посмотрела на пристегивающегося ремнем безопасности Жана и улыбнулась:
-Жан, ты знаешь, а у нас уже давно никто не пристегивается.
-Почему? - искренне удивился Жан.
-Не принято как-то. Гаишникам это по барабану. Я очень аккуратно вожу машину. Не бойся, не разобьемся.
-Тома, может быть, ты и хорошо водишь машину, но ты же не можешь отвечать за других водителей. Не обижайся, но я поеду пристегнутым.
-Конечно, - улыбнулась я своему французу милой улыбкой и, наклонившись, одарила его страстным поцелуем. - Как я могу на тебя обижаться. Знаешь, будь я француженкой, приехав в Россию, тоже не смогла бы сесть в машину не пристегнутой. Увы, но действительность такова, что российские дороги оставляют желать лучшего, а наши горе-водители побили все рекорды по количеству аварий на дорогах.
-Я рад, что ты так хорошо меня понимаешь, - Жан взял меня за руку и, поднеся ее к своим губам, нежно поцеловал. - У тебя хорошие духи.
-Конечно, хорошие, потому что они французские, - я улыбнулась и завела мотор.
Я старалась не показывать внутреннюю дрожь и с каждой минутой все больше и больше ощущала, как сильно колотило меня изнутри. Подсознательно я чувствовала, что визит Жана должен что-то поменять в наших отношениях, только я не могла понять, что именно. Мне казалось, что с его приездом должно произойти что-то важное, знаменательное и незабываемое. Хотя каждый приезд Жана и так был незабываем. Я могла рассказать о наших встречах с подробностью до минуты, смакуя все яркие события и факты и возвращаясь к своим воспоминаниям снова и снова.
Как только мы отъехали от вокзала, Жан стал смотреть в окно и озвучивать свои мысли:
-Тысяча лет. Целая тысяча лет... Это же такое событие. Даже не верится. Не двести, не триста, а именно тысяча лет. Это же так много.
-Вот если бы ты приехал на тысячелетие города, то наверняка запомнил бы это знаменательное событие на всю жизнь. Конечно, Казань - это не Париж, но у нас тоже есть много чего посмотреть, - с патриотизмом произнесла я.
-Я смотрю, - насмешливо согласился со мной Жан и просто прилип к окну. - Тома, а почему ты не сказала мне о том, что у вас была бомбежка? - В голосе моего возлюбленного послышались испуганные и даже истеричные нотки. - Почему ты не предупредила меня о военных действиях?
-Ты о чем?
-О том, что я не знал, что в твоем городе полнейшая разруха. Тома, как ты здесь живешь?! Тома, как ты могла молчать?! - На лице Жана появился ужас.
Я посмотрела в окно и рассмеялась до слез.
-Не вижу ничего смешного, - еще больше занервничал мой француз и посмотрел в окно глазами, полными страха.
-Жан, сейчас мы проезжаем по улице Чернышевского, - давилась от смеха я. - Это далеко не единственная улица, которая так сильно тебя напугает. Это не бомбежка. Это просто тысячелетие Казани.
-Не понимаю никакой связи.
Ну как бы тебе объяснить. Ты просто приехал не вовремя. Сейчас все это безобразие снесут, и ты увидишь, красивые, сверкающие чистотой улицы, а может быть, даже и новые здания.
-Ты хочешь сказать, что никаких военных действий тут нет и что у вас сносят не просто дома, а целые улицы?
-Что-то типа того. Уверяю тебя, у нас очень спокойно. И дай бог, чтобы все жили в мире и согласии, так, как живут люди нашего города. Просто на тысячелетие приедет слишком много гостей, и они не должны видеть ни дома под снос, ни грязь, ни ветхие здания. Поэтому заранее хочу предупредить тебя об этом. И не пугайся больше. Тут кругом разруха и раскопки, но все это только для пользы дела. К празднику город будет лучше, чем на картинке.
-А почему все это нельзя было сделать раньше? Почему что-то начинают делать только к тысячелетию?
-Потому что ты приехал в самую удивительную страну мира, в которой свои порядки и законы. У нас к праздникам знаешь, как города преображаются!
-В Париже такого нет.
-Ты не в Париже, а в России. И чтобы чувствовать себя здесь комфортно, учись, пожалуйста, ничему не удивляться. У нас сносят не только отдельные дома, но и целые кварталы. Наша страна полна сюрпризов.
Это я понял, - кивнул Жан и после того, как мы проехали злосчастную улицу с несколькими домами под снос, немного расслабился.
Я вновь вспомнила то время, которое провела вместе с Жаном в Париже. Он снял восхитительный, с настоящим камином, номер в отеле. Вечерами мы, как завороженные, смотрели на пламя и наслаждались уютом и теплом, исходящим от огня. Это были самые романтические вечера в моей жизни, с ароматным лесным запахом потрескивающих в камине дров.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
РЕКЛАМА
Сапковский Анджей - Божьи воины
Сапковский Анджей
Божьи воины


Злотников Роман - Арвендейл. Император людей
Злотников Роман
Арвендейл. Император людей


Пехов Алексей - Ветер полыни
Пехов Алексей
Ветер полыни


Злотников Роман - Бешеный медведь
Злотников Роман
Бешеный медведь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.