Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (54)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (15)
  3. Обратись к Бешенному (14)
  4. Любовница на двоих (14)
  5. Свет вечный (13)
  6. Требуется чудо (10)
  7. Последнее допущение Господа (10)
  8. Кредо (8)
  9. Омон Ра (8)
  10. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  11. Круг любителей покушать (6)
  12. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  13. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  14. Два демона (5)
  15. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  16. Аквариум (5)
  17. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  18. Летучий Голландец (5)
  19. Темный лорд (4)
  20. Прозрачные витражи (3)
  21. Вещий Олег (3)
  22. Бремя власти (3)
  23. К "последнему" морю (3)
  24. Память льда (3)
  25. Аутодафе (3)
  26. Пелагия и красный петух (том 2) (3)
  27. Кафедра странников (3)
  28. Свирепый черт Лялечка (3)
  29. Пощады не будет (3)
  30. Смягчающие обстоятельства (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Корнев Павел — > читать бесплатно "Немного огня"


Павел Корнев


Немного огня

Самое сложное в работе сторожа – не свихнуться со скуки. Нет, конечно, не заснуть в ночь тоже дорого стоит, но тут уж ничего не поделать: подрядился на сутки через двое – терпи. Ты в свободное время не по кабакам шляйся, а дома отсыпайся. А на работе – ни-ни. Правда, если уж на то пошло, хватает разгильдяев, перед которыми эти проблемы не стоят вовсе.
Сторож? Ну и че? Да что тут вообще может случиться? Кому этот склад сдался? А с проверкой придут, так завсегда проснуться успею. Да и не уволят за первый раз-то. Ну а без сна сутки маяться – это ни в какие ворота не лезет. Не рабы, чай.
Костя так не мог. Нет, двадцатилетний парень не особо дорожил своим местом – да и кто в его возрасте задумывается о перспективах карьерного роста складского сторожа? – тем более что платили из рук вон плохо. И повышенным чувством ответственности он тоже не страдал. На самом деле ему давно уже все было по барабану.
Беспокоило другое: заберись на склад воры, наутро начнутся такие разборки, что мало не покажется. Вышибут с треском, замучаешься новое место подыскивать. А если крайним сделают? А что? Легко.
Кто наводчик? Сторож, кто ж еще!
Да и среди жулья отморозков хватает. Могут сначала бритвой по горлу, а потом товары со склада выносить начать.
Поэтому Костя на дежурстве не спал. Заливал кипятком на третий раз уже использованную заварку, пил до невозможности мутный чай и время от времени обходил подконтрольную территорию. Не спать он мог сутками. Ерунда.
Вот не свихнуться от скуки – это да. Эта проблема всегда вставала перед ним в полный рост. Сколько не играй сам с собой в карты – пусть даже и в «пьяницу» сразу за четверых, – один черт надолго такое занятие увлечь не может. А там и мысли разные в голову полезут. О жизни никчемной, сволочном начальстве, сменщиках-подонках и прочей неприглядной изнанке бытия обычного работяги. Ну а когда размышления незаметно переходят на тему финансов, вопрос «как прожить на остатки наличности до расчета?»попросту загоняет в депрессию. Вопрос же «на что жить, после того как отдашь долги?» и вовсе относится к разряду запретных.
Хоть бы просто поболтать – и то не с кем. До утра приходилось торчать одному. А еще холод. Холод донимал Костю даже больше скуки. Вот и сейчас – в пуховике, меховой шапке, ватных штанах и теплых ботинках, – парень зяб и то и дело прикладывал ладони к едва теплой буржуйке. А ведь в бендежке сторожей было еще более-менее тепло. Другое дело на неотапливаемом складе – там парень замерзал так, что зуб на зуб не попадал. На улице вообще становилось тошно, и большую часть свободного времени Костя старался проводить в «Кишке».
Ходики на стене кукукнули пять раз. Тяжело вздохнув, парень натянул варежки и с немалым сожалением отошел от буржуйки. Распахнул дверь, через черный ход вышел во двор и, морщась от неприятного ощущения, сотворил небольшой – всего в полкулака, – огненный шарик. Ладони моментально заныли от холода, но лучше уж так, чем бегать по морозу. Облетевший двор тусклый светлячок разогнал предутренний мрак. Не заметив ничего подозрительного, сторож вернул шарик обратно и поспешил укрыться от морозав помещении.
Оставалось проверить склад.
Сменщик опоздал на полчаса. А когда заявился, в бендежке стало не продохнуть от свежего перегара, и Костя сразу засобирался домой.
– Я чай принес, – будто извиняясь, выставил на стол пачку заварки Леонид Ершов – мужик лет сорока, умудрявшийся работать сразу на трех или четырех работах и при этом находить время для злоупотребления алкоголем. – Оставайся, Кость, сейчас заварю.
– Давай, – согласился парень. Для «Западного полюса», пожалуй, слишком рано, а возвращаться в съемную комнатушку особого желания не было. Тем более что ни на уголь, ни на дрова денег нет. – Хоть согреюсь.
– Чего ты мерзнешь-то? – Ершов скинул порванную в нескольких местах фуфайку на лежанку. – Ты ж этот… как его… Огневик!
– Пиромант, – поправил Костя и выложил на стол сигнальный амулет, настроенный на связь с ближайшим околотком Дружины.
– Один черт, – махнул рукой растопивший буржуйку последними дровами сменщик. – Огонь производишь? Вот и согрей себя.
– Себя не могу, – поежился Костя. – Наоборот, мерзнуть начинаю.
– Беда с тобой, – усмехнулся Ершов. – Нет желания к гимназистам прибиться? Глядишь, чему полезному научился бы.
– Не берут. – Костя не стал ничего объяснять и залил заварку кипятком. Уник – это уник, колдун – это колдун. И прыгнуть выше головы не получится.
– А наплюй! – посоветовал Леня. – Давай чай пить…
Чай пили молча. Ершов отходил от похмелья, Костя просто грел пальцы о горячий граненый стакан. Потом посмотрел на ходики – было без малого семь, – и начал собираться.
– Закрой за мной, – направился он к выходу и уже на улице махнул сменщику рукой: – Бывай!
– Счастливо! – Ершов запер дверь на засов.
Подняв воротник пуховика, Костя осмотрелся по сторонам, поежился от холодного ветра и потопал по направлению к Красному проспекту. Толком еще не рассвело, небо затянули низкие снеговые облака, и народа на улице не было вовсе. Хорошо хоть потеплело за ночь. Вчера такой дубак стоял, что плевок на лету замерзал.
– Эй ты, иди сюда! – Задумавшийся парень не заметил, как со двора двухэтажки наперерез ему выскочила смутно различимая в темноте фигура. – Деньги есть?
– Нету, – почти честно ответил Костя, не замедляя шаг.
– Стой, говорю! – рявкнул державший руку за спиной крепыш. – Карманы выворачивай!
– Да нету у меня денег. – Костя немного сместился в сторону. И что делать? Не отдавать же последние копейки! Дать в морду и бежать? А за спиной этот гад что прячет? Да без разницы – не догонит. Только… Костю вдруг прошиб холодный пот: сзади послышались чьи-то шаги. Черт! В груди противно заныло – теперь точно не убежать.
– Не смотри на меня! – рявкнул грабитель. – Живей карманы выворачивай! А то…
Озвучить свою угрозу крепыш не успел: вылетевший из темноты снежок угодил ему прямо в нос. Хороший такой снежок – до твердости ледяшки спрессованный. Кровь так и брызнула.
– Вали отсюда! – посоветовал метнувший снежок высокий, немного сутулившийся парень в длинном пальто, и неудачливый грабитель опрометью бросился в подворотню.
– Привет, Филипп, – поздоровался, поежившись то ли от испуга, то ли от мороза, Костя. Своего спасителя он знал довольно неплохо – еще в нормальной жизни в соседних дворах жили, только Филипп из «старшаков» был. Да и в последнее время Гороховский частенько наведывался по делам в «Западный полюс».
– Привет, Костя. Чего дрожишь?
– Замерз, – через силу усмехнулся пиромант.
– Понятно, – кивнул Гороховский. – А чего этого недоумка не поджарил?
– Не успел, – соврал Костя, которому такое и в голову не пришло. Нет, теоретически поджарить человека он мог. Частично. А если бы тот помер? Слишком уж сложно силу рассчитать. Да и немного силы-то этой, если разобраться.
– В «Кишку»? – поинтересовался Филипп.
– Ага, – зевнул пиромант. – После суток развеюсь чуток. Да и кушать хоцца. А потом спать.
– А ты разве не в «Западном полюсе» ночуешь? – рассмеялся Филипп. – Сколько раз не заглядывал, ты все там зависаешь.
– Зато дома топить не надо, – отшутился Костя. – Экономия.
– Тоже верно.
На перекрестке Красного и Кривой Гороховский свернул налево и направился к Торговому углу, порядком озябший Костя – наоборот, потопал к площади Павших. Мимо прошагали патрулировавшие улицы дружинники, но на одинокого парня они не обратили никакого внимания. Впрочем, пироманту на служивых было ровным счетом наплевать – никаких грешков за ним не числилось, да и на руках ничего запрещенного не было. Так что как привязались бы, так и отвязались.
Вскоре Костя свернул с Красного проспекта и по утоптанной тропинке направился к одной из стоявших во дворах пятиэтажек. Небольшой крюк оправдывал себя полностью: в подвале был лаз в «Кишку», и лучше уж сразу спуститься под землю, чем морозить зад на студеном ветру.
Оказавшись в подземелье, пиромант расслабился и облегченно перевел дух. Будто домой вернулся. За последние годы он облазил «Кишку» вдоль и поперек и знал все входыи выходы ничуть не хуже обслуживающего подземный комплекс персонала. А может, и лучше.
Вот этот, например, лаз был мало кому известен. Пользовались им в основном обитатели соседних домов, да и то от случая к случаю. Поэтому в узеньком переходе между бывшими бомбоубежищами нет ни светящейся рекламы, ни вездесущих музыкантов и попрошаек. Точнее, все это будет, но дальше, после того как ход выведет к одному из торных подземных коридоров. А там уже и до «Западного полюса» рукой подать.
– Эгей! Напалм! – окликнул Костю ходившим среди уников прозвищем широкоплечий паренек в одном из переоборудованных под торговый зал подземелий. – Должок за тобой!
– Привет, Боря, – мысленно проклиная себя за безмозглость, зашарил по карманам пиромант. – На, держи.
– В «Западный полюс» заглянешь сегодня? – зажав в ладони пару золотых чешуек, ухмыльнулся Борис. Этому не самому одаренному унику посчастливилось устроиться продавцом-консультантом в одной из торговавших чародейскими амулетами лавок, чему он и был безмерно рад. – А то смотри – в картишки перекинемся.
– Видно будет, – через силу улыбнулся Костя и, махнув на прощание рукой, поплелся домой.
А и правильно – чего в кабаке без денег делать? Блин, какой осел! Совсем забыл, что «Наследие предтеч» на ночь не закрывается и продавцы там круглые сутки дежурят. Так бы обошел стороной – два рубля сэкономил. С другой стороны, рано или поздно должок возвращать все равно пришлось бы, так что не стоит посыпать голову пеплом. А в «Западный полюс» и в самом деле лучше к вечеру завалиться. И народ подтянется, и выспаться за день можно. А то назавтра как вареный овощ будешь.
И, невольно усмехнувшись над своей оплошностью, пиромант отправился домой.
Вырваться в «Кишку» Косте и в самом деле удалось только к вечеру. Сначала плюнул на все и, забравшись под ватное одеяло, задрых на добрую половину дня, потом вскрыл последнюю банку тушенки, растопил печурку и на скорую руку поджарил макароны. Сразу стало веселее. В заначке, правда, денег оказалось куда меньше ожидаемого, но пиромант решил до поры до времени не забивать голову подобной ерундой. А то так и поседеть раньше срока можно.
Смолотив полсковородки перемешанных с тушенкой макарон, парень накинул длинную кожаную куртку и, насвистывая, вышел в коридор. Запер замок, зевнул, спустился по лестнице на первый этаж и нос к носу столкнулся с бабой Раей – седой старушкой, по поручению домовладельца присматривавшей за жильцами.
– Здрасте! – привычно испугавшись, пиромант рванул на выход, но вспомнил, что за этот месяц квартплату уже внес, и расслабился.
– Здравствуй, Костя, – отозвалась бабка. – А ты разве дома был?
– Ну да, – кивнул парень. – Я ж с ночи. А что?
– Да искали тебя, – баба Рая даже фыркнула от возмущения, – всякие!
– Кто еще? – поморщился с досады Костя. Обычно ничем хорошим визиты приятелей не заканчивались. Или денег одолжить попробуют, или на пару дней перекантоваться напросятся. Могут, конечно, водку пить позвать, но это если у самих денег впритык. Тоже не самый интересный вариант.
– Да чернявый, вечно к тебе таскается, – с готовностью начала описывать визитеров бабка.
– А, Рома! – сообразил пиромант. Ни занимать денег, ни тем более звать пить Рома бы точно не стал – парень не так давно прибился к Братству и теперь все свободное время проводил в тренировочных залах Ордена. А еще он должен был узнать насчет места для Напалма. – А девушка – невысокая, светленькая?
– Да нет, брюнетка, – ухмыльнулась баба Рая. – И не маленькая, немногим тебя ниже.
– Ясно, – хмыкнул несколько обескураженный Костя. Если бы приперлась Зинка – это нормально. Визит какой-нибудь из бывших подружек тоже особыми неприятностями негрозил – расставался он в основном со всеми полюбовно. Но вот высокой брюнетки среди знакомых пироманта точно не было. Странно. – А сказали им чего?
– Дак я ж думала, ты опять в кабаке пропадаешь, – уперла руки в боки баба Рая. – Ты ж не докладываешься!
– Спасибо, – поблагодарил Костя и выскочил за дверь. Кому надо – найдет. А сидеть дома, непонятно чего дожидаясь, дураков нет. Рому, единственно, повидать не помешает. Вдруг чего подыскал?
В «Западный полюс» Костя заявился часам к семи. Народу к этому времени в «Кишке» заметно прибавилось, поэтому то и дело приходилось пробираться через собиравшуюсяв самых людных местах толпу. На рожон Костя не лез, да зеваки и сами спешили убраться с дороги без малого двухметрового парня. Ну а большинство работавших в подземном комплексе лотошников, распространителей, хиромантов и прочих жуликов прекрасно знали Напалма и не собирались впустую терять время.


– Меня искал кто? – уточнил Костя у зевавшего вышибалы «Западного полюса», который отодвинул засов и распахнул железную дверь после недолго разглядывания пироманта в глазок.
– Не-а, – спрятался тот в свой закуток.
– Ну и ладно, – буркнул под нос парень и, пройдя в основной зал, внимательно огляделся.
На первый взгляд помещение клуба больше всего напоминало декорации для съемок фильма про войну, которые неспешно начали подгонять под сценарий бандитского боевика. Голые бетонные стены перемежались отделанными вагонкой альковами, а стоявшая на втиснутой в небольшую нишу сцене музыкальная аппаратура была представлена в Форте, пожалуй, в единственном экземпляре. В зале царил полумрак, но не из-за такого видения мира у владельцев заведения, а из-за чрезмерной дороговизны чародейских светильников. На электрическое же освещение и вовсе не хватило бы никаких денег. Да и мощностей свободных нет.
Вообще за последнее время внутренняя отделка «Западного полюса» существенно изменилась, и в лучшую сторону. Появились нормальная мебель, шикарная барная стойка, та же музыкальная аппаратура. Это раньше тут гадюшник был, а теперь уже вполне ничего себе. Правда, ожидать в связи с этим наплыва посетителей не приходилось: состоятельный люд предпочитал гулять в респектабельном «Сан-Тропезе» или спускать легкие деньги в безбашенной «Серебряной подкове». Публика попроще собиралась в «Цапле», «Берлоге» и еще паре-тройке мест, а все остальные, не заморачиваясь, пили, где придется.
В «Западном полюсе» же тусовались свои. И приходили сюда наделенные самыми разнообразными магическими способностями уники именно с целью пообщаться с теми, кто не считает тебя немногим лучше урода. Колдуну найти работу в Форте проще простого – унику, даже с самой востребованной специализацией, приходилось довольствоватьсяобъедками со стола более продвинутых коллег, за спиной которых стояла могущественная Гимназия. Вот и получалось, что «Западный полюс» стал одним из немногих мест, где люди с паранормальными способностями не чувствовали себя отверженными.
Народу в клуб набилось уже немало, но и свободных мест пока оставалось предостаточно. Костя медленно обошел стоявшую прямо посреди зала закрытую дверь, которая никуда не вела, и, заметив знакомых, направился к одному из столов у сцены.
– Привет! – поздоровался он с двумя скучавшими парнями и бухнулся на свободный стул.
– Привет, Напалм, – протянул ему руку Гена – невысокий щуплый парнишка с коротко стриженными светлыми волосами и татуировкой «Криоген» на тыльной стороне левой ладони.
– Хорош! – Костину ладонь на мгновение обожгло холодом, и он невольно поморщился. Гена никогда не забывал напомнить другим о своих не столь уж великих способностях – моментально понижать температуру какого-либо небольшого по объему предмета. Как ни странно, непыльную работенку ему даже искать не пришлось – наоборот, еще выбирал, на кого пойти работать: на чародеев Братства или гимназистов. Оказалось, сверхбыстрая заморозка ингредиентов требовалась при изготовлении весьма обширного перечня зелий.
– Какие люди и без охраны! – осклабился второй из сидевших за столом парней. Был Степан Ларин лет на пять постарше Кости, на пару голов пониже и килограммов на тридцать тяжелее.
– А че такое? – уставился на него Напалм.
– Студент тебя искал, вроде должок хотел стребовать.
– Да пошел он! – вспылил пиромант. – Мы до понедельника следующего договаривались! Совсем оборзел! Подождет!
– Он в карты проигрался, вот и дергается. – Степан оглянулся посмотреть на соседний стол, где игравшие в «дурака» парни передвигали карты с помощью телекинеза, и презрительно фыркнул. Оно и понятно – сам он с таким даром вкалывал грузчиком на «Ферме».
– Перетопчется! – отмахнулся Костя.
– Выпьешь? – указал на бутылку с самогоном Гена, заработки которого позволяли безболезненно для собственного кошелька угощать приятелей выпивкой.
– Чуток, – кивнул Костя и, перегнувшись через спинку стула, ухватил за рукав проходившего мимо мужичка лет тридцати пяти. – Ну-ка, ком ту ми!
– О, здорово, Напалм! Здорово, парни! – заюлил тот. – Не заметил…
– Здоровей видали, да и те убежали, – не шибко приветливо ответил Костя. – Вась, когда пол-империала отдашь? На той неделе срок был!
– Я отдам!
– Понятно, что отдашь, – вовсе не удовольствовался таким ответом пиромант. – Когда?
– Скоро, на неделе… – вырвавший рукав Вася Светлячок бочком отодвинулся от стола. – На этой неделе обязательно отдам! Сейчас нету…
– Вот урод! – выругался Костя, выпил рюмку самогона и закусил половиной вареной картофелины. – Хоть ссы в глаза, все божья роса!
– Давно занимал? – усмехнулся Ларин.
– Да с месяц уже.
– Не отдаст.
– Печень поджарю! – фыркнул пиромант.
– Ты все там же? – Гена наколол на вилку последний пельмень из стоявшего посреди стола блюда. – Сторожем?
– Ага, – кивнул Костя.
– А в Дружину чего не устроишься?
– Не взяли, – Напалм не видел смысла скрывать и без того известный всем факт. – Предложили в Патруль пойти, но я больной, что ли?
– Патруль – это жопа! – согласился с ним Гена и выронил вдруг ни с того ни с сего нагревшуюся алюминиевую вилку. – Ах ты!..
– Здорово, Морозильник! – проорал ему в ухо крепкого сложения парень с ожогом в пол-лица. – Саечка за испуг!
– Пошел вон, Жора, – отмахнулся Гена.
– О, Напалм! – продолжил развлекаться тот. – Давай, кто больше огненный шар сделает, а? Слабо?
Костя демонстративно отвернулся.
– О-хо-хо! Какие мы гордые, – слегка покачиваясь, Жора отошел от стола.
– Он под кайфом, что ли? – обернулся ему вслед Ларин.
– Он всегда под кайфом, – поморщился Костя. – Мудак!
– Блин, только не это, – вдруг обреченно вздохнул Гена. – Опять Лоцман приперся!
– Туши свет, – покачал головой Ларин. – Как знал ведь, не надо было рядом со сценой садиться.
– Переезжаем? – предложил Костя.
– Давай.
Тем временем вышедший на сцену в сопровождении музыкантов певец в черной футболке, камуфляжных штанах и армейских ботинках постучал пальцем по микрофону и уселсяна край сцены. Подождал, пока закончится проигрыш, и спокойно, без надрыва, четкими, рублеными фразами запел:Серое небо глухих перекрытий,Во мраке подвалов все чувства забыты,Пиво и водка – вот средства сраженья,Но где же наш враг?Кругом одни отраженья…
– Кто его сюда только выпускает? – зло прошипел взявший в каждую руку по тарелке Гена.
– Говорят, он с владельцами какие-то делишки обделывает, – припомнил не так давно ходивший среди завсегдатаев слушок Ларин и сунул под мышку бутылку с самогоном. – И вроде как людей подбирает. Не хочешь попробовать, Напалм?
– Если бы он хотел что-то предложить, давно бы уже предложил, – мотнул головой Костя и собрал развешенную на спинки стульев верхнюю одежду собеседников.
А Лоцман все тем же монотонным речитативом продолжал:Черная копоть свечей и окурков,Свободное время – бич ночных переулков,Но мы не сдаемся. Время – наш враг,Мы убиваем его.И себя.
– Не, ну на фиг работать на человека с такой суицидальной лирикой! – перебравшись за свободный стол, заметил Гена.
– Ко мне кореш один сегодня заходил, может, в Братстве чего подыскал, – разливая самогон по стаканам, поведал Костя.
– Ну, как вариант, – покачал головой Ларин. – Если что, меня имей в виду.
– Обязательно. Но это пока писями по воде виляно.
– Говорят, Кеша Смыслов на часовой завод в отдел ОТК устроился. – Гена поковырялся вилкой в тарелке с салатом. – Скоро уже испытательный срок закончится.
– Да ну? – удивился Костя. – Там же гимназисты рулят?
– Они второй корпус запустили, люди понадобились. Платят, правда, копейки, но зато обеды бесплатные.
– Привет, Костик! – симпатичная светловолосая девушка обхватила сзади Напалма за шею и чмокнула его в щеку.
– О, Зинка, в трусах резинка! – обрадовался пиромант и приобнял девушку чуть ниже талии. – Какими судьбами?
– Перестань, – с притворным возмущением хлопнула его по руке Зина. – Маринка день рождения отмечает, айда к нам?
– Обязательно, – кивнул Костя. – Уже иду.
– Смотри, зайка, не опоздай! – Девушка взъерошила ему волосы и убежала за стол, вокруг которого шумела подвыпившая компания.
– И кто такая Маринка? – поглядел вслед девушке Гена.
– Рыжая бестия, – мечтательно вздохнул Напалм. – «Как увижу я Маринку, сердце бьется о ширинку».
– Да ты поэт! – хохотнул Ларин.
– «Я поэт, зовусь Незнайка, от меня вам балалайка!» – тут же припомнил нужную цитату пиромант. – Маринка медиумом при Дружине подрабатывает, так что дама при деньгах. Формами тоже не обижена…
– Да и эта пигалица вовсе ничего, – почесал подбородок Гена.
– Ладно, сейчас на разведку схожу. – Костя поднялся со стула. – Если что, мы к ним перебазируемся.
Неожиданно по соседним столам стремительно пронесся какой-то парнишка. Или пролетел? Бежал хулиган настолько легко, что не только не посбивал на пол тарелки, но даже не расплескал разлитые по стаканам напитки. Костя замер на месте от удивления. Всякое в «Западном полюсе» творилось, но чтоб такое! Ясное дело – чистая левитация…
В этот момент не рассчитавший своих сил парнишка не долетел до соседнего стола и плашмя растянулся на полу. Кое-как поднялся на ноги, небрежно отряхнулся и вернулся к месту, с которого и совершил столь неудачный прыжок.
– Не возражаете? – Явно изрядно поддатый паренек преспокойно забрался на стол и на весь зал проорал: – Я Бэтмен!
И вновь прыгнул. С тем же успехом. Только на этот раз подняться с пола ему помогли подоспевшие собутыльники.
От души посмеявшийся Костя направился к столу, за которым шло празднование дня рождения Марины, но тут его остановила высокая черноволосая девушка:
– Напалм?
– Собственной персоной, – расплылся в улыбке Костя. – Чем могу?..



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Пехов Алексей - Особый почтовый
Пехов Алексей
Особый почтовый


Херберт Фрэнк - Муравейник Хеллстрома
Херберт Фрэнк
Муравейник Хеллстрома


Конюшевский Владислав - Основная миссия
Конюшевский Владислав
Основная миссия


Никитин Юрий - Трансчеловек
Никитин Юрий
Трансчеловек


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.