Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (234)
  2. Радости о горести знаменитой Молль Флендерс... (12)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  4. Затмение (10)
  5. Беспощадный (10)
  6. НКВД. Война с неведомым (8)
  7. Хочу замуж, или Русских не предлагать! (6)
  8. Покер с акулой (6)
  9. Крещение огнем (6)
  10. Начало всех начал (5)
  11. Золотой песок (5)
  12. Все в шоколаде (5)
  13. Вещий Олег (4)
  14. Веселое мореплавание Солнышкина (4)
  15. Ближайший родственник (4)
  16. Пелагия и красный петух (том 2) (4)
  17. Прозрачные витражи (4)
  18. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (4)
  19. Последний город (3)
  20. Приключения Незнайки и его друзей (3)
  21. Колдун из клана Смерти (3)
  22. Портрет кудесника в юности (3)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (3)
  24. Вчера будет война (3)
  25. Гиперболоид инженера Гарина (3)
  26. Ричард Длинные Руки - 1 (3)
  27. Базарное счастье (3)
  28. Любовница на двоих (3)
  29. Смерч (3)
  30. Свирепый черт Лялечка (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Каменистый Артем — > скачать бесплатно "Сердце мира" — > читать бесплатно "Сердце мира"


АРТЁМ КАМЕНИСТЫЙ


СЕРДЦЕ МИРА

Посвящается моему брату Константину. Без него я бы не отважился выложить сей труд на суд читателей.
ПРОЛОГ

Секретный аэродром было невероятно трудно заметить даже с самого минимального расстояния. Собственно говоря, единственный пассажир небольшого винтового самолёта не видел его, пока шасси не коснулись грязной бетонки взлётной полосы. В своё время военные строители ныне распавшейся державы на совесть позаботились о маскировке этого объекта. Все сооружения гармонично вписывались в ландшафт окружающей местности, переплетаясь с нетронутыми островками густой тайги. Бетонное покрытие взлётных и рулёжных полос густо разукрашивали тёмно-зелёные разводы, с воздуха эти грязные кляксы создавали полную иллюзию хвойных зарослей.
Некогда строго засекреченный резервный аэродром ныне находился в полном запустении. Огромные ангары чернели дырами проломов, приземистые здания различных служб стояли без стёкол, мёртвыми, грязными коробками, повсюду ржавели остатки антенно-мачтового хозяйства и коммуникаций. Таёжная дорога давно пришла в окончательную негодность, при уходе военные взорвали за собой мосты на нескольких речушках, а остальное довершила суровая природа. Местные охотники повадились в зимнюю пору наведываться сюда на мощных снегоходах и уже растащили всё, что могло представлять для них хоть какую-нибудь ценность. Объект, прежде являвшийся важным элементом системы обороны сильного государства, был мёртв.
Самолёт стремительно нёсся по бетонным плитам, ощутимо подёргиваясь на стыках. Накануне специально доставленная команда солдат расчистила накопившийся за годы запустения мусор, но о ремонте покрытия не могло быть и речи. Впрочем, даже нынешнее состояние полосы вполне позволяло принимать машины гораздо более мощные, чем этот двухмоторный малыш, ведь её делали в расчёте на тяжёлые бомбардировщики. Взревели двигатели, переключившись на реверс, скорость резко спала, пилот повернул усмирённый аэроплан в сторону диспетчерской башни и объехал здание, открыв панораму склада горюче-смазочных материалов. Сами по себе огромные тысячекубовые ёмкости странно выглядели на фоне тайги, но то, что сейчас находилось рядом с ними, смотрелось бы противоестественно на любом фоне, будь то джунгли или антарктический ледник. На бетонированной площадке стояла летающая тарелка.
Егоров видел довольно много не очень качественных фотографий и одну короткую, размытую видеозапись, но они не смогли передать и капли очарования от внеземного объекта, какое он сейчас ощутил. Полковник не знал принципов действия этой техники, её тактико-технических данных, но понял сразу – перед ним, несомненно, военный высокоскоростной аппарат: хищно обтекаемые обводы корпуса буквально кричали об этом. Лётчик остановил самолёт в сотне метров от корабля пришельцев, он даже не смотрел в его сторону. У пилота были полностью атрофированы любопытство и чувство удивления; при его работе они, мягко говоря, не поощрялись, более того, иногда грозили серьёзными последствиями, вплоть до летального исхода.
Полковник поправил галстук, он всё же довольно сильно волновался, но дверь открыл твёрдой рукой и уверенным шагом направился к летающей тарелке. Навстречу показалась другая фигура, одетая весьма странно – тёмный деловой костюм немногим отличался от одежды Егорова, да и внешностью незнакомец более походил на классического араба, чем на пришельца с другой планеты. В неисправимых мозгах бывшего чекиста немедленно зародилась мысль о хитрой провокации исламских террористов, хотя разум прекрасно понимал – это уже слишком. Одно подсоединение к закрытым линиям правительственной связи не менее удивительно, чем необычная техника и другие странные фокусы. Будь мусульмане способны на такие фантастические операции, то уже давно бы владели всем миром.
Два разумных создания остановились друг перед другом и обменялись оценивающими взглядами. Егоров неловко сглотнул; ситуация казалась несколько нелепой, он не таквсё это себе представлял, но голос не дрогнул:
– От имени жителей Земли приветствую вас на нашей планете!
– Благодарю, – вежливым голосом, почти без акцента, ответил пришелец. – Я тоже рад, что мы наконец встретились лично. Как вас можно называть?
– Полковник Егоров.
– Хорошо. Насколько мне известно, начальная часть вашего имени означает местное воинское звание?
– Да.
– Меня можете называть капитан Шергер, первое слово – примерный перевод на ваши понятия моего статуса. Наше знакомство теперь можно назвать состоявшимся. Если желаете, сожмём друг другу кисти, мне известно о ваших обычаях.
Не выказывая колебаний, Егоров протянул руку. Ладонь инопланетянина оказалась тёплой и сухой, пожатие вышло мягким, осторожным.
– Вы совсем не отличаетесь от нас, – не сдержался полковник.
– Ваши выводы не совсем верны, они основываются на неполной информации, – возразил Шергер. – Наша цивилизация включает в себя несколько рас, относящихся к трём ветвям, вид некоторых из них может вызвать у вас сильный психологический дискомфорт. Поэтому для первого разговора прислали именно меня, снабдив вполне земной одеждой. Температура моего тела на три десятых градуса выше, чем у среднего представителя вашей цивилизации, мизинцы ног практически полностью атрофированы, но более заметных отличий между нами нет. Я могу даже иметь жизнеспособное потомство от земных женщин. Если вам удобнее вести общение с более экзотическими представителями нашей цивилизации, то это довольно несложно организовать.
– Нет, – Егоров отрицательно покачал головой, – вы вполне нас устраиваете. Давайте, пожалуй, перейдём сразу к делу. Согласно предварительной договорённости, мы подготовили эту встречу без каких-либо ловушек и лишних свидетелей. Сразу подчеркну: у нас сложилось неприятное впечатление, будто ваш интерес к Земле не вполне альтруистический. Нам бы хотелось хотя в общих чертах знать ваши замыслы, и очень настораживает столь негласный контакт.
– Простите, – усмехнулся Шергер, – у моего государства нет по отношению к вашей планете никаких серьёзных корыстных замыслов, нас никогда здесь ничего не интересовало. Коммерческие запасы минерального сырья отсутствуют, единственная пригодная для жизни планета занята вами, да и никто не станет в здравом уме колонизировать самую окраину галактики. А на тайных переговорах настояла ваша сторона, нам совершенно всё равно с кем общаться, просто вопросы, нас интересующие, вполне может решить небольшое количество людей, обладающих властью.
– Но что вам тогда здесь надо? Ваши корабли мы замечаем вот уже несколько десятилетий. Они сводят с ума системы противовоздушной обороны, атакуют наши средства перехвата, похищают людей, оставляют немыслимые круги на полях. Это мало похоже на полное отсутствие интереса!
– Мне совершенно незачем вас обманывать. По закону Империи, агрессия против аборигенов неразвитых планет считается серьёзным преступлением, никто не пойдёт на это без всякой выгоды. Да, наши корабли в течение последних тысячелетий не раз посещали этот район. Около столетия назад в вашей системе была основана специальная станция наблюдения, её задача – следить за окружающим пространством. Дело в том, что на области галактики, расположенные вблизи края её диска, часто нападают странные создания – эрмины. Это страшное бедствие, они буквально пожирают звёзды. В случае их успешной атаки можно потерять несколько светил, а вместе с ними и населённые планеты. Из-за них нам приходиться постоянно держать на страже колоссальные силы флота и множество автономных наблюдательных станций. Но при этом возникают разные дополнительные проблемы, связанные с отрывом персонала от цивилизованных мест. Если военные корабли непрерывно заняты на патрулировании, где постоянно меняется обстановка и возникают всевозможные неожиданные ситуации, которыми так богат космос, то на стационарных станциях царит скука. Делать там абсолютно нечего, если не считать отражение очередного нападения эрминов, но это невероятно редкое явление для отдельного поста. Вот и придумывает персонал себе различные нестандартные развлечения, а здесь их даже искать не требуется. Под боком густонаселённая планета с мощной биосферой, трудно не удержаться от её посещения в свободное от вахты время. Кто-то пугает военных, другие охотятся на животных, ловят рыбу, собирают сувениры, рисуют картины на злаковых полях, заводят тесные знакомства с вашими красивыми женщинами, причём их согласием могут даже не поинтересоваться. Подобные действия являются нарушением инструкций, а иногда и закона, но в этих краях на подобные шалостисмотрят сквозь пальцы. Таким образом, мы не планируем против вас никаких завоевательных замыслов, более того, защищаем Солнечную систему от страшных врагов всего живого. Надеюсь, вы не слишком обиделись на проделки наших скучающих наблюдателей?
– Я не могу сейчас вам на это ничего ответить... – Егоров покачал головой. – Мои полномочия сильно ограничены, я лишь должен провести с вами предварительные переговоры.
– Мы не намерены долго разговаривать. – В голосе Шергера прорезался металл. – Меня уполномочили передать вам наше предложение. Поверьте, ничего страшного оно в себе не несёт, это обычная торговая сделка, не угрожающая суверенитету вашей страны или планеты. Она может дать немалую выгоду. Вот, возьмите, пожалуйста, список того,что нам от вас сейчас требуется. Можете его просмотреть, только быстрее, подробное его изучение займёт много времени.
Полковник взял тонкую пластиковую папку. Внутри оказалось несколько подшитых листов, густо покрытых текстом. Ему хватило всего минуты... Лицо Егорова вытянулось, он недоумённо пожал плечами:
– Но зачем вам всё это? Я ещё могу понять ваш интерес к нашему продовольствию и семенам земных культур, но ради бога, зачем вам нужны арбалеты или средневековые доспехи? А для чего высокоразвитой цивилизации могут потребоваться чертежи древней галеры, да ещё и снабжённые советами по сборке и управлению?
– Полковник Егоров, это наши проблемы. Ваша задача – в самый кратчайший срок доставить наш заказ своему руководству. Желательно, чтобы оно как можно быстрее приняло решение о возможности нашего сотрудничества. В случае задержки ответа или прямого отказа, мы немедленно обратимся к другим странам или неправительственным структурам. Товар, который мы предлагаем, настолько для вас интересен, что своего покупателя обязательно найдёт, он уникален.
– А что вы предлагаете? Новые технологии?
– Ну зачем же? Любая технология – это прежде всего вещь в себе. Не всегда возможно сразу определить её выгоды. А кроме того, запрещено передавать отсталым планетам высокое знание. Вот наш товар.
Шергер протянул маленькую пластиковую коробку, осторожно её открыл. Внутри в аккуратных гнёздах лежали три маленькие пузырька с желтоватой жидкостью.
– Что это?
– Волшебный эликсир... – Пришелец усмехнулся. – Этот препарат необходимо ввести в кровеносную систему, приём можно повторить через семь месяцев. Действует лекарство весьма просто – в течение трёх месяцев биологически омолаживает организм, отматывая назад его возраст примерно на два с половиной ваших года. Регулярно принимая подобный эликсир, можно полностью остановить процесс старения и даже со временем вернуть свой возраст до зрелой молодости. Побочных действий у него нет, но вы можете испытать эти образцы, результат будет удивительным. После приёма в течение нескольких дней исчезают язвы желудка и кишечника, сглаживаются шрамы и заживают свежие раны, рассасываются неизлечимые раковые опухоли. Мы готовы поставлять вам пятьдесят доз каждый месяц в обмен на своевременное выполнение наших заказов.
– А почему так мало?
– Препарат очень дорогой, сырьё для его изготовления добывается в единственном месте галактики, синтезировать его невозможно. Поверьте, шестьсот доз в год – это невероятно хорошая цена. И я не думаю, что ваше руководство откажется от сотрудничества с нами.
Егоров не сомневался: его руководство будет согласно на что угодно ради этой невзрачной желтоватой жидкости. Товар пришельцев был воистину бесценен.

ЧАСТЬ 1
ВСАДНИКИ
ГЛАВА 1

Зардрак акх Даутор медленно поднимался по священной Лестнице, семьсот сорок пять ступеней которой вели к Сердцу Мира. Его парадный харг был щедро увешан Атрибутами Скорби: жрец шёл принимать своё наказание. Атон был спокоен: как он и ожидал, кара за потерю армии оказалась чисто символической. Для настоятелей Первого храма не составило большого труда определить, что Источник свободен, Хранителя нет. Любой непосвящённый послушник мог сейчас подняться наверх без всякого риска для своей психики или жизни.
Больше месяца Зардрак провёл в родном Заоблачном храме. Он оправился от физического и духовного потрясения, навёл полный порядок в своей вотчине и дико скучал, занимаясь одними хозяйственными хлопотами. Жреческая верхушка долго переваривала неприятное известие о страшном разгроме войска под Ноттингемом. Никто не знал, что же теперь следует делать – собрать вторую армию было затруднительно, ожесточённая война с Побережьем вытягивала все резервы. Положение в Вертине и до этого было не слишком простым, а новый враг ухудшил его в несколько раз. Гарнизоны храмов и городов лишились многих бойцов и нуров, были убиты шесть сильных атонов, нелепо погиб Трин акх Реудин, один из почётных настоятелей Первого храма. Зашевелились недобитые риумы, прежде спокойные деревни предаются ереси совершенно открыто и ничего не боясь. На юге страны власти жрецов больше не существовало. С этим надо было срочно что-то решать, а лучший специалист по проблемам этого мятежного края – Зардрак акх Даутор, он уже не раз добивался большого успеха в самых сложных ситуациях. Пришла пора вновь вернуть его на воинскую службу.
Лестница наконец закончилась, атон, переводя дух, стоял на верхней площадке перед входом в пещеру. Он знал, что Сердце Мира сейчас пустует и ему совершенно ничего не грозит, но не мог сдержать невольную робость перед этим могущественным местом. Остановившись на несколько мгновений, жрец с трудом сделал первый шаг, направляясь вглубь пещеры.
Как и ожидалось, зал был совершенно пуст. Огромное, сильно вытянутое помещение встретило жреца мрачным сумраком, рассекаемым несколькими тусклыми столбами дневного света, который струился из узких проёмов в потолке. Здесь царили сырость и запустение. Ступни атона сминали роскошную поросль пышной плесени, давили корявые грибы и комья вонючей гнили. Сердце Мира слабело, с каждым годом оно разлагалось всё сильнее и сильнее.
Зардрак подошёл к священному Колодцу, замер, с благоговением вглядываясь в хрустальную воду магического Источника. Вдруг жрец насторожился – откуда-то неожиданно послышался странный шум; затем из щели в стене показалась забавная мордочка маленького нура – радужный глаз, не моргая, с опаской следил за атоном.
– Привет, малыш! – Зардрак расслабился, усмехнулся. – Умудрился сбежать из своей клетки? Похвальная ловкость! Да, здесь тебя точно никто искать не догадается.
Заслышав ласковый человеческий голос, доверчивый зверёк вмиг успокоился, радостно пискнул, скатился вниз, бодро пришлёпал к ногам атона, довольно щебеча, принялсясчищать плесень с его испачканных сапог. Жрец внимательно огляделся. Только сейчас он заметил, что маленький нур хозяйничает здесь уже довольно давно. Во многих местах стены были очищены почти полностью, а груды гнили свалены в сухом центре зала, где они мгновенно исчезнут при появлении Хранителя. Побег маленького чистильщика был немалым происшествием, за ними следили очень строго и быстро находили. Но сюда никогда не зайдёт никто из смотрителей клеток. Ничего, жрец скажет им о своей находке, нура вернут за решётку и скорее всего отправят в Айтэг Бланориз для изменения: с неисправимыми беглецами так обычно и поступают.
Атон склонился к самой воде, медленно вытянул руку, погрузил до самого дна, собрал несколько застывших риал. Урожай был на удивление богатым, он очень порадует настоятелей Первого храма. Зардрак сложил Слёзы Хранителя в специальный ритуальный сосуд из белого нефрита и развернулся к выходу. Нур понял, что снова остаётся в полном одиночестве, и жалобно пискнул. Жрец наклонился, потрепал милого зверька по бархатной голове. Глядя в преданно-восхищённый радужный глаз, Зардрак не удержался от улыбки. Провожаемый к Лестнице щебечущим созданием, он понял, что ничего не станет говорить смотрителям клеток; пусть маленький чистильщик хоть немного уменьшит запустение, царящее в Сердце Мира.

В Ноттингеме вновь кипели строительные работы. Весеннее солнце освещало настоящий человеческий муравейник: после полного разгрома вражеской армии к победителям стеклись почти все крестьяне из разорённых деревень и множество прячущихся риумов. Теперь население городка перевалило за полторы тысячи человек и неуклонно продолжало увеличиваться. Люди жили во временных хижинах и трофейных палатках – чего-чего, а уж в этом добре недостатка сейчас не было, хоть за что-то можно поблагодарить атонов. Стены крепости починили и теперь строили новый, гораздо больший оборонительный пояс, ведь прежний посёлок не вместит теперь и половины населения. Часть крестьян торопливо распахивали ближайшие поля, которые хотели засеять земными семенами, присланными пришельцами: местные культуры не могли сравниться с ними по урожайности.
В семи километрах от Ноттингема, на приличном удалении от берега озера решили строить второе поселение. Там, на берегу маленькой речки, было обнаружено небольшое месторождение высококачественной железной руды. Робин не хотел быть полностью зависимым от поставок непредсказуемых пришельцев, необходимо было налаживать свою собственную металлургию. Все, кто хоть что-то понимал в этом вопросе, внимательно изучали специальную литературу, доставленную с Земли с помощью устройства связи. Новый посёлок назвали, естественно, Локсли; там трудилось ещё три сотни человек. На очень удобном с точки зрения обороны холме строили небольшую каменную крепость из местного известняка. Маленькую речушку плотно перекрывали плотинами, валы турбин должны были вращать приводы огромных мехов и молотов, распускать брёвна на пилорамах. Главные мастерские оставались в Ноттингеме, там металл превращался в конечные изделия. Между селениями проложили удобную дорогу, только через разлившуюся Стайру приходилось переправляться на пароме, но Робин уже начинал подумывать о нормальном мосте.
После страшного поражения атоны себя больше никак не проявляли. Крестьяне из разных деревень без конца присылали своих послов, которые просили только об одном – принять их под свою власть. Они согласны были платить положенные подати, отдавать своих людей в Ноттингем, благо здесь никого не обижали, но взамен умоляли оградить от страшного гнева мстительных атонов. Миролюбивая политика Робина принесла свои щедрые плоды. Жестоких правителей терпели, пока им не было никакой альтернативы. Теперь же, после столь громкой победы, все поняли, что земляне не только щедрые купцы, но и грозные воины, способные защитить как себя, так и тех, кто к ним примкнул. Аборигены, участвовавшие в военных действиях, хвастались богатейшими трофеями и немалыми наградами, вызывая нестерпимую зависть у остальных крестьян. По местным меркам, даже бронзовый топор был огромным сокровищем, а победителям достались доспехи, оружие, отличные суфимы и телеги, много другого имущества. Самый последний селянинстал неизмеримо богаче старшего азата любой большой деревни. Меркантильные туземцы спешили присоединиться к столь грозным и на удивление щедрым хозяевам. Маленькая колония пришельцев с далёкой Земли укреплялась с каждым днём.

Совет был внеочередным, все собрались по срочному зову Робина. Вождь, дождавшись, когда люди рассядутся по местам, спокойно заявил:
– Мы получили достоверную информацию о существовании ещё одной группы землян к северо-востоку от Ноттингема.
– Ты в этом уверен? – спросил Мавр. – Крестьяне и раньше приносили нам разные слухи о других странных цохванах, но плели при этом такие чудовищные небылицы, что непонятно было, чему там можно верить.
Робин вытащил из кармана и положил на стол металлический цилиндрик:
– Перед вами отстрелянная гильза калибра 5,56, натовский стандарт, подходит к американской автоматической винтовке. У нас подобного оружия и боеприпасов никогда небыло. Пересвет сегодня выменял её у одного из пришлых крестьян, тот, в свою очередь, приобрёл эту вещицу на северо-востоке отсюда. По его рассказу, поселение землян расположено где-то в десяти днях пути.
– Надо срочно послать туда наших ребят, – сказал Густав. – На хороших суфимах они доберутся дней за пять, это тебе не крестьяне косолапые.
– А сколько их там? – поинтересовался Тевтон.
– Без понятия, – Робин пожал плечами. – Этот крестьянин толком ничего сказать не может. Если бы не гильза, я бы ему просто не поверил. Ясно одно: если они до сих пор живы, то неплохо организованы, их может быть не меньше, чем нас. Мы стоим ближе к опасным горам атонов, так что этих чужаков могли совсем не беспокоить, на нас все шишки сыпались в первую очередь.
– А ты не пробовал выяснить у пришельцев, сколько они вообще сюда людей забросили? – не унимался Тевтон.
– Узнавал. По их собственным словам, около двух с половиной тысяч. Людей старались выбросить поближе к устройствам связи, но это не всегда получалось. В этом мире, как они говорят, трудно осуществить прицельную нуль-транспортировку. Пришельцы сообщили, что услугами рохо воспользовалось более трёхсот человек, но количество выживших может быть и больше. Даже у нас свободный доступ к установке категорически запрещён, мы строго стараемся выбирать суточный лимит в полтонны.
– Ладно, с этим мне всё ясно, – сказал Мавр. – Кого туда пошлём? Ты, Робин, сразу отпадаешь, вождь нам нужен здесь. Язык мы все уже достаточно хорошо усвоили, так что без тебя спокойно обойдутся, хватит парочки толковых ребят из наших.
– Да я особо и не рвусь, – усмехнулся Робин. – Действительно, кто туда пойдёт?
– Я, – сказал Густав. – У меня имеется неплохой опыт работы с местными партизанами, язык знаю отлично, не пропаду в любой ситуации.
– Без меня там никак не обойтись, – сокрушённо вздохнул Хонда. – Густав парень неплохой, но вот ума ему явно не хватает, моя скромная гениальность полностью компенсирует его недостаток.
– Это кто тут у нас гениальный? – набычился бывший партизан. – Таких придурков, как ты, на Земле электрошоком лечат! Ума у тебя не больше, чем у инфузории, одно самомнение!


– Успокоились, быстро! – Робин стукнул кулаком по столу. – Ведь взрослые мужики, а ведёте себя как первоклассники на перемене! Признавайтесь, что за художник на белой тряпке изобразил сцену интимной жизни между рыцарем и нуром, причём монстр был в очень униженном положении? Пикассо отдыхает! Чего тут смешного, клоуны? Этот натюрморт несколько дней спокойно провисел на главной башне вместо флага, пока я не увидел, да и то случайно! Больно уж туда крестьяне потрясённо посматривали.
– Я не знаю, какой негодяй это сделал, – не очень убедительно заявил Хонда, – но что тут такого страшного? Ведь наш латник был, так сказать, в полностью доминирующем положении, не допускающем двоякое толкование ситуации. Пусть все знают, как мы поступаем со своими врагами!
Все хором заржали, уже не сдерживаясь; не выдержал и Робин, однако, пряча улыбку, сурово покачал головой:
– Бедные нуры! Ладно, на поиски наших земляков пойдёшь ты, Хонда, вместе с Густавом. Парочка из вас неплохая, один – клоун, второй – член ходячий. Смотрите, как бы вас там самих не поставили в, так сказать, не совсем доминирующее положение.

– Зардрак акх Даутор, мы внимательно выслушали всё, что ты посчитал нужным нам сообщить. Очень жаль, но армию сейчас собрать не удастся. Малое войско там ничем не поможет, а большое неоткуда взять. После твоего поражения юг Вертины полностью обескровлен, гарнизоны городов и храмов укомплектованы недостаточно. Ты лучше всех знаком с этими краями, сам решай, что необходимо делать в этой непростой ситуации.
– Нужно серебро и хоть немного самых опытных воинов. Надо попытаться причинять врагу ущерб, где только это возможно. Будем непрерывно запугивать еретиков, привлечём к делу орды хафидов, займёмся вторым поселением цохванов: там мы ещё не действовали и можно рассчитывать на беспечность неприятеля. Но всё это – только полумеры, так их никогда не победить. В лучшем случае, противник станет слабее, но разгромить его должна настоящая армия.
– Зардрак акх Даутор, мы обещаем: как только обстановка на Побережье станет более спокойной, ты получишь много солдат. Но сейчас это совершенно невозможно – скоро стихнут весенние шторма, флот врагов вновь активизируется. Мы и сейчас не можем полностью изолировать осаждённые города, корабли подходят к ним без особых помех.
– Всё это мне хорошо известно, я лишь прошу серебро и немного хороших воинов. Можно ли мне хоть на это рассчитывать?
– Да, ты получишь, что просишь.

ГЛАВА 2

По лесной тропе маленький отряд разведчиков двигался неспешно – следовало дать отдых быкам. Впереди красовались Хонда с Густавом, за ними двигались пять бывших партизан Стабра, трое из них вели за собой запасных суфимов. Экипированы все были весьма неплохо: доспехи сияли надраенным металлом, два солдата имели отличные луки, у всех остальных – мощные арбалеты. По местным меркам, это целая небольшая армия, способная легко разгромить любую деревню. Разведчики выехали из Ноттингема семь дней назад, всё это время они непрерывно двигались на северо-восток, в каждой встреченной деревне узнавая новые сведения о второй колонии землян. Зачастую они сильнопротиворечили друг другу, но в последние два дня путь их уверенно шёл по одной прямой: здесь каждый ребёнок отлично знал правильную дорогу.
Время было весеннее, но жарой ещё не пахло. Путники уже порядком притомились, да и баня бы им совсем не помешала. Устав ехать молча, Густав решил развеяться изящной светской беседой и обратился к напарнику:
– Хонда, тебе не кажется, что от твоего быка воняет, как от законченного педика?
– Не знаю Густав, тебе виднее.
– А в глаз?
– Поцеловать? Сначала с губ своих помаду вытри, у меня на неё аллергия.
– Слушай, твои шутки уж больно какие-то однотипные. Интересно, у тебя с ориентацией всё нормально?
– За это не переживай, все твои жены были мною очень довольны, особенно радовалась младшая, она же у тебя самая любимая? Да ты не напрягайся, расслабься, не надо начинать пошло скандалить, ведь за нами сейчас кто-то наблюдает.
– Кто?
– Конь в пальто, – буркнул Хонда и коротко рявкнул. – Отряд, стоять! Приготовиться к бою, противник впереди!
Опытные воины мгновенно спешились, укрылись за быками, приготовили оружие. Неизвестные, поняв, что их заметили, вылезли из кустов в полусотне метров впереди по тропе. Их было около двух десятков. Крепкие мужчины в тёмных кожаных доспехах, с металлическим оружием, многие держали луки, у парочки были автоматы. Подойдя поближе, они замерли, встав полукольцом в паре десятков шагов. Несмотря на трёхкратное преимущество, нападать не спешили: у разведчиков были более качественные доспехи, и кроме того, они укрывались за суфимами. Даже если у них хватает патронов, в один миг всех не перебить, а болт арбалета на такой дистанции пробьёт любой доспех. Один из незнакомцев, здоровенный парень с буйной рыжей шевелюрой, выбивающейся из-под низкого шлема, коротко скомандовал своим людям на чистом русском языке:
– Будьте наготове, я сейчас попробую поговорить с этими уродами.
Обернувшись к разведчикам, он заговорил на вертинском:
– Кто вы такие и зачем идёте к нашему городу?
Хонда не удержался, на том же языке выдал:
– А что вы делаете на нашей дороге?
– Ты что несёшь? Какая она ваша? Да ты знаешь, что я с тобой сделаю?
Радостно улыбнувшись, Хонда на чистом русском предположил:
– Конечно! То, что Моника Левински сделала с Клинтоном. Начинай!
Густав громко расхохотался. После короткой паузы засмеялось несколько незнакомцев, чьи лица на фоне классических крестьянских рож явственно выделялись нездешним происхождением. Рыжеволосый охнул:
– Так вы с Земли?!
– С Сириуса, – усмехнулся Хонда. – Приветствую вас, братья по разуму!
– Твою мать! Мы же вас едва не обстреляли! Тут пару раз стражники атонов появлялись, приходится заставы держать. Наш разведчик ещё утром доложил о приближении неизвестных солдат, я собрал кого только можно, сделали засаду. А как вы нас заметили?
– Патлы получше прячь, – усмехнулся Хонда. – Огненно-рыжее пятно в весенних кустах смотрится довольно странновато.
Вперёд вышел Густав:
– Мы вас уже целую неделю разыскиваем. Меня называют Густав, а этот клоун откликается на прозвище Хонда; мы пришли сюда из Ноттингема.
– Так вот вы откуда! Наслышаны, наслышаны! А правду говорят, что вы наголову разбили армию из пяти тысяч нуров?
– Практически да, – кивнул Хонда, – только ваши информаторы ошиблись немного, раз в десять. Далеко ли отсюда до вашего мегаполиса?
– Через час будем! Меня, кстати, зовут Егор, я заместитель мэра по военным вопросам. Пойдёмте, вам наш кормчий понравится.

По дороге земляне болтали без умолка. Ноттингемцы узнали, что их поселение называется Интер, очевидно, из-за большого разнообразия наций. Русских здесь было менее тридцати процентов, столько же составляли различные европейцы, остальных было поменьше – американцы, китайцы, африканцы, несколько арабов и индусов. Всего собралось около полутора сотен землян. К радости Густава, двое оказались его одноклубниками и входили в группу лучших местных бойцов.
Главенствовал мэр русского происхождения – Сергей Кущин по прозвищу Медведь. Он был офицером спецназа, попал сюда с небольшим отрядом своих солдат. Им удалось быстро найти местное устройство связи и основать рядом посёлок. Остальные примкнули по ходу дела, причём не всегда обходилось без сложностей. Часть людей встала на сторону появившегося отряда американских таможенников и полицейских, желавших навести демократические порядки. План их был предельно прост – свергнуть русского тирана, затем провести выборы правительства. Аккуратные англосаксы даже приготовили избирательные бюллетени, изрезав для этого рулон туалетной бумаги. Однако действительность оказалась совсем не похожа на классическую продукцию Голливуда. Матёрые спецназовцы устроили в Интере такую жестокую зачистку, что толстым таможенникам не снилось подобного в кошмарных снах. Собрав уцелевших жителей, Кущин, попирая ногой труп полицейского, произнёс короткую, но очень эмоциональную речь на тему демократии вообще и его интимных отношений с ней же в частности. Поняли командира все, невзирая на языковой барьер. Бюллетени немедленно ушли по прямому назначению, благо нежный материал соответствовал самым взыскательным запросам, а к вожаку с тех пор прилипла приставка мэр, как шутливое признание его демократического избрания.
С местным населением ужиться по-хорошему не удалось. Кущин без особых колебаний поступил по-плохому. Несколько деревень жестоко сожгли дотла, уничтожив мужчин и забрав себе женщин. На остальные наложили дань. Кто пытался возражать, очень сильно об этом жалел. Крепкие мужчины подмяли под себя всю округу, перебили местных атонов и сборщиков податей, разгромили пару небольших отрядов храмовых солдат. Беспокоить их сразу перестали, правда, часть крестьян снялась с насиженных мест, не желая жить с такими опасными соседями. Но места тут были довольно многолюдными, народу всё равно хватало. Минералов в Интер почти не приносили, но трав селяне собирали целые стога: на берегах местной реки Пришаны ценными растениями заросли целые поля. Утихомиренные деревни получали трофейную медь и стальные ножи, методом кнута и пряника земляне заставили работать на них около двух тысяч аборигенов.
Ноттингемцы рассказали о своей нелёгкой жизни. В беседе время прошло незаметно. Наконец показался местный город.
Интер стоял на высоком берегу широченной, величественной реки. Чёткий квадрат деревянных стен, четыре башни по углам, две маленькие – по бокам ворот. Ров был неглубокий и сухой. Густав сокрушённо покачал головой:
– Слабая же у вас крепость. Если появится хотя бы тысяча солдат, сметут вас за три дня, ровное место останется.
– Замучаются сметать, – усмехнулся Егор. – У нас патронов ещё много осталось, даже гранаты есть и много других неплохих сюрпризов. Кстати, вы говорили, что столковались с пришельцами. Как бы с них боеприпасы получить?
– Сложный вопрос, – скривился Хонда. – Наш Робин малость блефовал, когда на них жал. Те сказали, что транспортировка патронов невозможна. Даже порох и другие активные вещества передавать нельзя, хорошо хоть бензин и спирт согласились отпускать. Мы уже потом предлагали им телепортировать контейнеры напрямую, как с нами в своё время поступили, их потом можно поискать по округе. Но эти гады отнекиваются, дескать, опасно, совсем нельзя. Нам кажется, что пришельцы просто воду мутят, но сильнодавить на них тоже опасаемся: кто знает, во что это всё выльётся, ведь пока они исправно доставляют нам все заказы, устройство связи работает на полную мощность.
Густав замолк, всматриваясь вдаль, затем взревел от радости и кинулся восторженно обниматься с часовым у ворот, это оказался его бывший одноклубник. Егор еле оторвал бывшего партизана от приятеля и повёл ноттингемцев во дворец мэра.
Может, это был и не дворец, но здание высилось очень приличное, в Ноттингеме подобных сооружений не было. Огромный обеденный зал, через который их провёл Егор, мог вместить без тесноты человек триста. Обстановка была предельно простой, но добротной; чувствовалось, что здесь хозяйничают весьма основательные люди.
Сергей Кущин имел такое мощное телосложение, что становилось ясно, откуда у него такое прозвище. Трудно было понять, в какую сторону он больше – по ширине или высоте. Егор быстро представил послов, тот радостно рявкнул:
– Земляки значит! Это хорошо, мы уж сами хотели к вам наведаться. Как вам наш Интер?
– Не Рио-де-Жанейро, но в остальном вполне нормально, – нейтрально произнёс Хонда.
– Ну так переселяйтесь все сюда, даже и не думайте! Мы должны держаться сообща. Места всем хватит, бабами я полностью вас обеспечу, не переживайте, самолично всех проверю, плохих ни за что не подсуну!
Здоровяк оглушительно захохотал, но обмануть Хонду таким дешёвым простодушием было невозможно. Тот с одного взгляда понял, Медведь по характеру скорее ближе к лисе, чем к своему тёзке, и ухо надо держать торчком, не поддаваясь наигранному обаянию гиганта.
– У нас в Ноттингеме всё же получше будет, – тактично отозвался Хонда, – да и своих баб хватает, мы к вам не за этим добром пришли.
– Оно понятно, – ухнул Кущин, – только нечего о важном деле с порога говорить. Сейчас спокойно отдохнёте, в доброй баньке попаритесь, а вечерком у нас ежемесячный городской праздник, День Гранёного Стакана. Посидим, покушаем... и не только покушаем. Завтра спокойно поговорим, или вы торопитесь?
– Ради хорошей бани я готов почти на всё, – мечтательно охнул Густав.
– Добро, – заключил мэр и крикнул. – Цатра!
Из боковой двери появилась высокая светловолосая женщина весьма пышных форм, почтительно замерла.
– Отведи моих новых друзей в баню, да прихвати им несколько симпатичных девок погорячее, видишь, товарищи устали с дороги, сами мочалку в руках не удержат.
Коротко хохотнув, Кущин покровительственно хлопнул повеселевшего Густава по плечу:
– Давай, паря, сравни сам, у кого бабы лучше!
Проводив глазами удалившихся послов, мэр повернул к Егору резко посерьёзневшее лицо и строго спросил:
– Сколько их?
– Двое землян и пятеро местных, но те тоже с оружием.
– Доверяют аборигенам?! – удивился Медведь.
– Насколько я их понял – вполне. Они не трогали местных крестьян, с самого начала наладили с ними нормальные торговые отношения. Женщин насильно не забирали, честно выкупали у родных, жили с аборигенами в мире и согласии. Когда у них была серьёзная заварушка с атонами, многие туземцы выступили на их стороне. Ноттингемцы сами ихобучают и вооружают.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
РЕКЛАМА
Свержин Владимир - Фехтмейстер
Свержин Владимир
Фехтмейстер


Посняков Андрей - Властелин Руси
Посняков Андрей
Властелин Руси


Херберт Фрэнк - Досадийский эксперимент
Херберт Фрэнк
Досадийский эксперимент


Акунин Борис - Квест
Акунин Борис
Квест


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.