Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Обряд дома Месгрейвов (14)
  3. Вещий Олег (13)
  4. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  5. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. Главный противник (7)
  8. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  9. (7)
  10. Бремя власти (6)
  11. Кафедра странников (6)
  12. Битва за Царьград (6)
  13. Начало всех начал (6)
  14. Принц Каспиан (6)
  15. Чары старой ведьмы (6)
  16. Последний завет (5)
  17. День проклятия (5)
  18. Человек со Звезды (5)
  19. Любовница на двоих (4)
  20. Круг любителей покушать (4)
  21. Чистильщик (4)
  22. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  23. По тонкому льду (4)
  24. Пощады не будет (4)
  25. Свирепый черт Лялечка (4)
  26. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (3)
  27. Кредо (3)
  28. Пиранья: Первый бросок (3)
  29. Крыло ангела (3)
  30. Отпетые плутовки (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Полякова Татьяна — > читать бесплатно "Отпетые плутовки"

Татьяна ПОЛЯКОВА

ОТПЕТЫЕ ПЛУТОВКИ



Конечно, глупо было тащиться на дачу в такое время. Я поняла это, когда
начался дождь. Накрапывать стало, как только я выехала из города. Небо
серое, мутное, я в машине поежилась и включила печку, тогда и подумала: "Кой
черт я туда еду?" Можно было вернуться. Честно говоря, вернуться очень
хотелось. Выпить чаю и лечь в теплую постель. И наплевать на Димку, пусть
говорит, что угодно. Если бы у меня ума было побольше, так бы и сделала, но,
видно. Бог обидел меня разумом, зато упрямством наградил ослиным, и я
продолжала ехать вперед, вглядываясь в темноту за лобовым стеклом. А дождь
потихоньку разошелся и где-то на полдороге перешел в тропический ливень.
Теперь моя затея выглядела просто дурацкой.
Дача находилась в глухой деревушке, в сорока пяти километрах от города,
причем из этих сорока пяти километра три надо было пилить по проселочной
дороге. Я представила, что там сейчас творится, и всерьез засомневалась:
удастся ли мне сегодня заночевать под крышей. Да если и доберусь, радость
небольшая: в доме холодно, сыро. Можно, конечно, податься к соседке, тете
Кате, она будет рада. Выпить чаю из самовара, потом забраться на печку и
слушать дождь за окном. Я взглянула на часы: девять. Если дорогу не размыло,
через полчаса буду в деревне, тетя Катя смотрит телевизор до десяти.
Тут с "дворниками" что-то случилось, я чертыхнулась, пощелкала
включателем, "дворники" заработали, но как-то подозрительно неритмично. Мне
опять захотелось вернуться. Необязательно домой, можно к папе. Я вздохнула.
Конечно, придется объяснять, почему явилась на ночь глядя. Папа расстроится.
Димку он терпеть не мог, хотя от меня это скрывал. Однако на прошлой неделе
папа не выдержал и после очередной нашей с Димкой ссоры сердито заявил: "Я
твоему мужу морду набью", - что было на моего отца совершенно не похоже.
Надо признать: с Димкой мы жили плохо. Выходить за него замуж мне не
следовало, хотя, если разобраться, не последнюю роль в этом браке сыграл
отец.
Отца я всегда очень любила. Мама вечно была занята в школе: сначала
учительницей, потом завучем, а затем и директором. Может, она и в самом деле
была замечательным педагогом, но на меня у нее времени не хватало. Сколько
помню себя, мама приходила домой усталой, падала на диван и говорила: "У
меня сил осталось - еле-еле телевизор посмотреть". Зато у отца для меня
всегда было время: и на рыбалку с собой возьмет, и на лыжную прогулку, а на
концерте в музыкальной школе он всегда сидел в первом ряду: огромный,
веселый, добрый.
Вообще, детство у меня было счастливым. До восьмого класса. Когда я
перешла в восьмой, отца посадили. Трудно объяснить, что я пережила тогда.
Было это чудовищно, в особенности то, что мама сразу же развелась с отцом.
Она кричала: "Жулик, ворюга бессовестный, опозорил семью, пусть сгниет в
тюрьме!" Для меня отец стал страдальцем и едва ли не героем, что-то среднее
между Робин Гудом и Котовским. Я писала ему длинные письма, ждала
почтальона, ревела, если ящик оказывался пустым, и целовала конверт,
подписанный отцовской рукой. Мне было наплевать, что о нем говорят другие,
я-то знала: он лучше всех.
Маму все это злило чрезвычайно, очень скоро начались скандалы, в которые
охотно встревал отчим (мама через полгода после ареста отца вышла замуж),
потом у меня появился брат, в общем, в восемнадцать лет я оказалась в
квартире отчима, предоставленная самой себе. Я училась в институте, по
вечерам мыла полы в поликлинике, откладывала каждую копейку и с нетерпением
ждала, когда вернется отец. Наконец этот день настал.
Я поехала встречать отца. Перед этим неделю бегала по магазинам и
выбирала ему одежду - на это ушли почти все мои сбережения. Я и помыслить не
могла, что он появится в городе в чем-то старом или, спаси Бог, в тюремном.
Боялась, что в этом случае он будет чувствовать себя неловко. Как только я
его увидела, все это мне показалось страшной чепухой: отец мог быть одет во
что угодно, хоть в полосатую робу, он все равно оставался самим собой. Он
был лучше всех.
- Пап, - заревела я, а он подхватил меня на руки, целовал, смеялся как
сумасшедший и нес на согнутом локте, как в детстве, пока я, пряча лицо на
его груди, не попросила, шалея от счастья:
- Отпусти.
- Здравствуй, Мальвинка, - сказал он. Вообще-то меня Машкой зовут, но
отцу больше нравится так.
И стали мы жить вдвоем. Это время было самым счастливым в моей жизни,
хотя поначалу возникло много проблем: отцу трудно было устроиться на работу,
соседи злословили, да мало ли всего... Главное, мы были вместе. Отец был
счастлив, я это видела, чувствовала и порхала, словно на крыльях.
- Слушай, - сказал он однажды. - Не пора ли тебе замуж?
- Избавиться от меня хочешь, сбыть с рук?
- Нет, котенок, не хочу. По мне, век бы так жить, только молодой девушке



нужен возлюбленный, а у тебя что? Женька, Игорь, телефон целый день трещит,
а в кино табуном идете.
- Игорь мне нравится, - сказала я.
- Тащи сюда, я на него посмотрю. Папа посмотрел и добродушно изрек:
- Неплохой парнишка, только... Этого "только" как раз хватило на то,
чтобы Игорь потерял для меня всякую ценность. В парнях у меня недостатка не
было, но как-то так всегда выходило, что рядом с отцом они выглядели
невзрачно. А время шло. Институт был позади, на работе поначалу мужчины на
меня охотно поглядывали, но и им это вскоре надоело, папа тревожился, и я,
вдруг испугавшись, твердо решила выйти замуж за первого приличного парня,
рискнувшего сделать мне предложение.
Тут и подвернулся Димка. Был он самым стойким моим поклонником, еще с
третьего класса. Мы вместе учились в школе, потом в институте. Он предложил,
и я согласилась. Папа сказал:
- Вот и хорошо. - Но счастья в его глазах не было, как не стало счастья и
в моей жизни. Наше с Димкой супружество не задалось с самого начала. И
камнем преткновения стал мой отец.
- Откуда у него деньги? - начинал Димка бесконечный монолог. -
Допляшется, опять сядет. Ты хоть знаешь, чем он занимается, этот твой Павел
Сергеевич?
Тут меня обычно прорывало:
- Он не мой Павел Сергеевич, он мой отец, чтоб ты знал.
Больше всего меня злило, что от отцовских денег Димка не отказывался.
Двухкомнатную квартиру нам купил отец, и обстановку, и машину, и даже гараж.
Димка воспринимал это как должное, но отца иначе как бандитом не называл.
Уже сколько раз я всерьез думала о разводе. Ссорились мы все чаще, слова,
произносимые при этом, становились все обиднее, пока три недели назад Димка
в бешенстве не дал мне пощечину. Что-то во мне разом оборвалось. Я уехала к
отцу, плакала, хотя сказать правду постеснялась, отец сидел хмурый,
непривычно молчаливый, а потом заявил:
- Я твоему мужу морду набью. На следующий день Димка встретил меня с
работы, просил прощения, даже плакал. Я простила, но за эту пощечину
перестала его уважать. Стал он для меня кем-то вроде капризного ребенка: и
утомительно с ним, и жалко.
Несколько дней Димка держался, скандалы вроде бы прекратились, только
ненадолго. Сегодняшний вспыхнул из-за Юльки. Юлька, подруга отца, была
старше меня на три года, мы с ней сразу подружились, а потом и вовсе стали
закадычными подругами. Отца она очень любила, уже год они жили вместе, и
ничего плохого я в этом не видела. Димку же это злило чрезвычайно. Юльку он
и за глаза и в глаза иначе как содержанкой не называл, на что она неизменно
отвечала: "Лучше быть содержанкой Павла Сергеевича, чем женой такого осла,
как ты". Димка выходил из себя, а Юлька смеялась.
Ко всем моим несчастьям прибавилось еще одно: меня "сократили" на работе.
Работник я, по моему собственному мнению, была неплохой, а потому было
вдвойне обидно. Вызвал меня начальник, горестно вздохнул и сказал:
- Машенька, пойми правильно: у Светки двое детей, Ольга с ребенком без
мужа, Нине Сергеевне четыре года до пенсии, а Сокращать кого-то надо. Ты у
нас не бедствуешь, детей у тебя нет, что прикажешь делать?
Пришла домой, реву от обиды, а Димка мне:
- Теперь домохозяйкой станешь? Бассейн, шейпинг, сауна с Юленькой на
пару.
Я хлопнула дверью - и к отцу. Папа меня обнял, Юлька заварила чай, и мы
втроем повозмущались всеобщей несправедливостью. Потом папа сказал:
- Не переживай. Найдем работу. Я поспрашиваю. Не торопясь подыщем
что-нибудь путное. О деньгах не думай.
- Меня Димка со свету сживет, - мрачно предположила я.
- Твой Димка пусть лучше начнет деньги зарабатывать, а потом уж со свету
сживать, - сказала Юлька. - Что хочешь говори, а парень он никчемный.
- Перестань, - перебил папа. Юлька замолчала, но чувствовалось, что она
много чего еще хотела сказать в Димкин адрес.
Муж приехал за мной часов в девять, в квартиру не вошел и вообще вел себя
по-дурацки.
- Останься, - шепнула мне Юлька, но я покачала головой. Папа стоял в
дверях и смотрел на нас, лицо у него было сердитое.
Потому сегодня я к ним и не поехала. Что отца лишний раз расстраивать? Не
по душе ему было мое замужество. Первые месяцы после свадьбы он шутил:
- Когда меня дедом сделаешь? - А теперь спрашивал, едва ли не со страхом:
- Ты не беременна? - И облегченно вздыхал, услышав "нет".
Долго такая жизнь продолжаться не могла, даже Димка это чувствовал, но
остановиться уже не мог. О чем бы мы ни говорили, все неизменно сводилось к
одному: твой папаша - уголовник. Иногда я с ужасом ловила себя на мысли, что
совершенно серьезно желаю Димке провалиться к чертовой матери.
Впрочем, сейчас он не казался мне таким уж скверным мужем. Я стала
вспоминать его положительные качества, вновь подумала о проселочной дороге,
по которой предстояло проехать на моих "Жигулях", и тоскливо вглядывалась в



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
РЕКЛАМА
Злотников Роман - Путь князя. Быть воином
Злотников Роман
Путь князя. Быть воином


Шилова Юлия - Хочу замуж, или Русских не предлагать!
Шилова Юлия
Хочу замуж, или Русских не предлагать!


Соломатина Татьяна - Контурные карты для взрослых
Соломатина Татьяна
Контурные карты для взрослых


Флинт Эрик - Прилив победы
Флинт Эрик
Прилив победы


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.