Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (75)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Свирепый черт Лялечка (16)
  6. Аквариум (14)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  8. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (14)
  9. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  10. Поводыри на распутье (11)
  11. Чудовище без красавицы (10)
  12. Бубен верхнего мира (8)
  13. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  14. Гнев дракона (8)
  15. Вещий Олег (7)
  16. Гиперион (7)
  17. Брудершафт с Терминатором (6)
  18. Покер с акулой (6)
  19. Роксолана (6)
  20. Путь Кейна. Одержимость (5)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  23. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  24. Яфет (4)
  25. Журналист для Брежнева (4)
  26. По тонкому льду (4)
  27. Цифровая крепость (4)
  28. К "последнему" морю (4)
  29. Ричард Длинные Руки - 1 (4)
  30. Смягчающие обстоятельства (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Никитин Юрий — > читать бесплатно "Изгой"


Юрий Никитин


Изгой



Часть первая


Глава 1
Корчма как корчма, только потолок низковат, зато вширь раздалась так,
что вместо стен только облака си-зого дыма. Олег остановился на пороге,
разом охватив взглядом и народ за столами, и закопченные стены, и тусклые
светильники.
Воздух горячий, жарится мясо, рыба. За столами пьют и едят смуглокожие
люди, прокаленные солнцем, про-пахшие потом. Все в коже с головы до ног, в
отличие от горожан, у которых даже штаны полотняные. Степняки пригоняют скот
на продажу дважды в год, для них по-сещение корчмы -- праздник...
Между столами шныряют подростки, разносят еду и питье. Да еще
пробирается, выискивая место, плечистый, но сгорбленный парень с падающими
на плечи волосами цвета темной беззвездной ночи. Серая протертая до дыр
рубаха перехвачена в поясе старым ремешком. Судя по тонкому стану, парень
молод, совсем молод, еще Олегу показалось, что парень смертельно устал,
озлоблен, голо-ден и чем-то напуган. Больше, чем бывают напуганы жиз-нью
такие вот бездомные бродяги.
Пока Олег шел к уединенному столу в дальнем углу, парень подсел на
освободившееся место к четверым степнякам. Олег успел увидеть красивое
мужественное лицо, квадратную челюсть, губы стиснуты, в каждом же-сте и
движении готовность дать в зубы всякому, кто рас-хохочется над его драной
обувью или дырявой рубахой, явно с чужого плеча. Олег таких задир терпеть не
мог, отвернулся.
Из окошка кухни выглянуло широкое лоснящееся лицо, красное и
распаренное. Олег решил, что повар, но из боковой двери вышел массивный
человек в ко-жаном переднике, глаза навыкате, волосатые руки на ходу
вытирает о штаны, взгляд обыскивающий, так смотрят хозяева постоялых дворов,
сразу стараясь оп-ределить, с кем имеют дело.
Этот мужик, явно хозяин, оказался перед столом Оле-га едва ли не
раньше, чем гость опустился на лавку. Олег принял как должное, хотя он чуть
ли ни в тряпье, не дело мудреца замечать, что на нем, но торговцы и хозя-ева
постоялых дворов как-то угадывают в нем человека, который... который может
расплатиться.
-- Пообедать? -- спросил хозяин. -- Вина? Ком-нату?
-- Рыбы, -- велел Олег. -- И слабого вина. Но -- хо-рошего.
Он бросил на стол пару золотых монет. Глаза хозяи-на округлились, давно
не видел ничего, кроме серебра и меди, поклонился, сказал почтительно:
-- Принесу сам. Есть и рыба, и самое лучшее в этих краях вино!
Олег не ответил, голова опустилась на кулаки, локтя-ми уперся в
столешницу. Хозяин поспешно удалился, под личиной простолюдинов по земле
ходят, как гово-рят старые люди, даже боги.
Остро пахло жареным мясом, луком, ноздри щекота-ли и дразнили ароматы
горьких трав. Двое мальчишек сбиваются с ног, разнося кувшины с вином,
толстая девка носится между столами, вытирает столешницы, со всех сторон
гам, шум, пьяные песни, выкрики. ..
Перед его взором появилось широкое блюдо с огром-ной, только что
испеченной рыбиной. Рядом бесшумно, чтобы не спугнуть думы богатого гостя,
опустился широ-кий кувшин с узким горлышком. Смуглые руки сковыр-нули
смоляную печать. Ноздри Олега дрогнули, запах в самом деле приятный, а вино
старое, выдержанное.
Мысли вспорхнули, как испуганные воробьи. Прихо-дят с трудом, а улетают
с такой легкостью, что скрипел зубами от злости: уже почти что додумался до
чего-то важного, уже ухватил за хвостик... но запах самой про-стой еды как
ударом оглобли вышибает высокие и даже возвышенные мысли о Великом. Иногда
даже запах жен-щины... А уж если пройдет близко, двигая бедрами из стороны в
сторону... Что он за скот такой?
Насытился быстро, дальше вяло ковырялся в рыбине. Мясо на редкость
нежное, но костей напихано столько, что вся радость от смакования ушла,
осталось только глу-хое раздражение, что никогда радость не бывает чистой,
незамутненной.
В голове звон, звучат обрывки мудрых фраз, одна другой закрученнее, замысловатее, мелькают свитки с
письменами, в глазах рябит от значков и символов, что остались от древних
народов...
Он чувствовал, что на ощупь пробирается через зыб-кий туман, мокрый и
вязкий, под ногами то гнило чав-кает, то невыносимо и отвратительно
шелестят, лопаясь, пересохшие панцири перелинявших тварей. Он зависал в
паутине, натыкался на каменные стены, тонул в гни-лых болотах, под ногами
обрушивалась земля, он в смер-тельном страхе падал, падал, падал в бездну...
и все эти страхи -- лишь туман его мыслей, хитиновые шкурки его перелинявших



идей, это его собственная жажда сказать все четко и ясно увязает в
ощущениях, которые не может вместить в слова! И когда под ногами вдруг
пусто-та, он в самом деле терял опору не только мыслям и себе, но и чему-то
более важному, чем он сам.
Из-за стены тумана все громче звучали раздраженные злые голоса. Перед
глазами нехотя проступило простор-ное помещение, заполненное народом,
появились столы с едой и плохим вином. Пьют, едят, бахвалятся, бранят-ся,
горланят песни...
А, вон там затевается драка. Молодой парень, кото-рый в простой
холщовой рубашке и похож на бродягу, вскочил, лавка с грохотом упала.
Напротив поднялись двое, но парень толкнул одного в грудь, тот рухнул
на-взничь, словно его ударило бревном, тоже опрокинул лавку, ударился о
стену. Второй благоразумно кулаки в ход не пустил, но орал, бешено выкатив
глаза, ука-зывал на черноволосого, обращаясь к присутствующим.
Ссора вообще-то пустяшная, таких в каждой корч-ме по десятку за вечер,
и когда молодой бродяга вдруг могучим ударом кулака отшвырнул и второго
спорщи-ка, Олег поморщился, отвернулся. Всегда одно и то же, осточертело.
Дальше кусок рыбы оказался несколько чище, без костей, снова проснулся
аппетит, елось с не-которым даже удовольствием, запивал вином.
Однако что-то беспокоило, он чуть повернулся, краем глаза ловил
движения этих потных сопящих существ, к роду которых принадлежит и сам. Один
из степняков за два стола от места ссоры поднялся, пошел к выходу. Что-то в
его движениях насторожило, послало дрожь вдоль спинного хребта. Степняк
двигается к двери, на лице под-черкнутое отвращение к пьяной драке, но одна
рука что-то щупает под полой.
Олег взял кувшин, привстал. Перед степняком от-крылся проход к двери,
но он почему-то шагнул в ту сторону, где драка. Олег торопливо швырнул
кувшин. Молодой бродяга дрался люто, от его ударов спорщики разлетались как
орехи. Почти никто не успел уви-деть, как подошедший выхватил длинный узкий
нож. Рука начала подниматься в замахе...
Кувшин ударил ручкой в висок. Черепки разлетелись как сухие листья.
Пара красных капель упала на голое плечо бродяги. Тот на миг оглянулся, в
глазах свирепая радость: наконец-то настоящая драка, с оружием, теперь можно
бить, крушить, ломать, а там плевать, что даль-ше его самого убьют,
растопчут, разорвут на части!
Из-за стола, что рядом, вскочили двое. Уже не скры-ваясь, с ножами в
руках бросились на бродягу. Олег под-нялся, вмешаться и разнять уже не
успеет... массивная лавка на самом деле оказалась не такой уж и тяжелой, как
выглядит. Он без размаха швырнул ее над головами пирующих.
Бродяга успел оглянуться, глаза расширились, видя двух с ножами. Тут же
тяжелая дубовая лавка обрушилась им на плечи, как бревно, падающее с горы.
Бродяга успел на лету выдернуть у одного из руки нож, отпрыгнул.
Оглушенные неожиданным ударом в спины, оба во-рочались, сопели и
ругались, пробовали подняться, а черноволосый с наслаждением попинал их, все
огляды-вался, искал глазами того, кто так неожиданно пришел на помощь.
Хозяин примчался со стулом в обеих руках. Стул вы-глядел почти новым,
спинка и сиденье красиво обиты медвежьей шкурой.
-- Еще вина? -- спросил он.
-- У тебя хорошее вино, -- одобрил Олег. -- Вот возьми... Принеси еще
кувшин такого же.
Он придвинул ногой стул ближе к столу, хороший стул, настоящее кресло
для почетных гостей, неспокой-но сел. На него поглядывали из-за каждого
стола. Он чувствовал недоброжелательство и настороженность. На столе
появился кувшин, широкий медный кубок с чеканкой по ободку, но теперь не шли
даже прежние мыс-ли, в черепе запоздало шумела кровь, а мышцы
подер-гивались, не получив ожидаемой драки.
Это вино не хуже, если даже не лучше, но отпил чуть, поднялся. На него
смотрели от столов насторо-женно, как степняки, так и местные. Он улыбнулся,
кивнул на оставленный кувшин. Дескать, кто желает хорошего вина на
дармовщину, налетай.
Когда шел к выходу, чувствовал на спине эти злые и растерянные взгляды.
С падающими на плечи красными, как огонь, волосами, он и так всегда
привлекает внима-ние, а встречные не раз останавливались, пораженные
сочетанием этих красных волос и пронзительно зеленых глаз, ярко-зеленых,
светлых, от которых, казалось, идет странный колдовской свет.
Теплый вечерний воздух легонько взъерошил влаж-ные волосы. Запахи
конюшни текут медленно, успока-ивающе. На том конце двора легонько стучит
металлом, в щели крыши пробивается легкий сизый дымок.
С колоды, где поили коней, поднялся молодой бродя-га. На Олега
взглянули синие глаза, непривычно яркие на смуглом лице с черными соболиными
бровями. Волосы он смочил у колодца, теперь падают на плечи ровными прядями,
блестящие, как застывшая на холоде смола.
-- Спасибо, -- сказал он сиплым, совсем не юношес-ким голосом. -- Если
бы не ты... Олег отмахнулся:
-- Забудь. Все равно тебя скоро зарежут. Бродяга насторожился:



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


Шилова Юлия - Его нежная дрянь
Шилова Юлия
Его нежная дрянь


Лукьяненко Сергей - Недотепа
Лукьяненко Сергей
Недотепа


Конан-Дойль Артур - Англо-Бурская война (1899-1902)
Конан-Дойль Артур
Англо-Бурская война (1899-1902)


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.