Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Обряд дома Месгрейвов (12)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  6. Вещий Олег (9)
  7. (8)
  8. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  9. Главный противник (7)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Начало всех начал (6)
  12. Бремя власти (6)
  13. Принц Каспиан (6)
  14. Чары старой ведьмы (6)
  15. Последний завет (5)
  16. День проклятия (5)
  17. Свирепый черт Лялечка (5)
  18. Человек со Звезды (5)
  19. Чистильщик (4)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  21. Горы Судьбы (4)
  22. По тонкому льду (4)
  23. Круг любителей покушать (4)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  25. Любовница на двоих (4)
  26. Пощады не будет (4)
  27. Кредо (3)
  28. Пиковый валет (3)
  29. Мое прошлое (3)
  30. Пиранья: Первый бросок (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Перумов Ник — > читать бесплатно "Череп на рукаве"


НИК ПЕРУМОВ


ЧЕРЕП НА РУКАВЕ

OCR WayFinder
Новый роман Николая Перумова - фантастический боевик, написанный в
лучших традициях жанра. Герой книги - Руслан Фатеев, уроженец планеты Новый
Крым, - идеальный солдат грядущей войны с Чужими, жуткими и загадочными
монстрами, остановить которых не в силах никто и ничто. Но это будет потом, а
пока форма имперского десантника, до боли напоминающая форму солдат вермахта
времен Второй мировой, ложится на его плечи как клеймо предателя, покинувшего
свой дом и вступившего в ряды оккупантов.
ИМПЕРИЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО #1
Дерьмо ты, оказывается, - повторила Далька. Я ничего не ответил. За
дюнами солнце медленно опускалось к горизонту, море потемнело, вдали, за линией
рифов, уже заблестели огоньки китовых вожаков. Сегодня их ночь, мерцанием они
приманивают самок, зовут предаться любви...
- Меня аж передёргивает, как подумаю, что... что с тобой спала, -
услыхал я. Холоду в Далькином голосе хватило бы на плавучий рыбозавод средних
размеров. - Жополиз имперский. Срань помоеч-ная. Как тебя отец из дома-то не
выгнал...
Отец-то как раз и выгнал, но Далька об этом пока ещё не знала.
Зашуршал песок, и я невольно напрягся - Далька отличалась
темпераментом, чего доброго, пнёт в висок, с неё станется.
Взвизгнула яростно вздёрнутая "молния". Далька лихорадочно
одевалась, бормоча вполголоса такие слова, что её мама, наша, между прочим,
учительница русского и литературы, точно упала бы в обморок.
- Предатель, - припечатала она напоследок. Я молчал. Не поворачивал
головы, смотрел на море. Далеко-далеко, на самом пределе доступного взору,
громадный кит выметнул из воды стотридцатитонное тело, развернул светящиеся
плавники, описал плавную дугу, плюхнулся обратно, подняв облако пылающих искр.
Красиво, чёрт побери. Когда ещё доведётся такое увидеть? За спиной в отдалении
взвыли турбины Далькиного вертолёта. Казалось, даже машина сыплет в мой адрес
отборными ругательствами.
Пусть. Теперь уже всё равно ничего не изменишь. Бумаги поданы и
подписаны, аванс получен. И даже одежда, небрежно брошенная рядом прямо на
песке, - не обычные разноцветные шорты с футболкой. Пятнистый комбинезон
имперского десанта. С серебристым черепом на фоне чёрного щита, красующимся на
левом рукаве.
Отступать некуда, позади Москва. Хотя, конечно, с потерей Москвы не
потеряна Россия, как сказал когда-то светлейший князь Смоленский Михаил
Илларионович Кутузов...
Киты в море резвились всё вольней, тёмные волны почти что пылали,
освещённые их телами. Ночь любви...
Интересно, а на что рассчитывал я, когда звал Дальку на наш остров?
Повалять девчонку на песке - так сказать, на прощание? Неужто я думал, что она
меня поймет? Что скажет - молодец, так и надо было?
Нет, конечно. Никогда бы Далька такого не сказала. Далька, давний
член интербригады "Бандера Росса". Ну да, той самой, знаменитой, чьей главой
была небезызвестная террористка Дариана Дарк, которую когда-то ловили чуть ли
не все имперские силы безопасности...
Так что мне совершенно нечего надеяться на Далькино прощение или
хотя бы понимание. В её глазах - и не только в её - ныне, присно и во веки
веков я - гнусный предатель, имперский... гм, блюдолиз. Конечно, отцу никто не
дерзнёт бросить такого в лицо. Дуэли не миновать, а с отцом до сих пор на
рапирах никто не сравнится. Кумушки, конечно, не упустят случая пошипеть, но...
Солнце коснулось моря нижним краем диска, алые сполохи ползли вдоль
вовеки недоступной черты, за которой, как я верил мальчишкой, у Солнца есть
настоящий дом и жена, ждущая его каждый день с многотрудной работы.
Однако пора. Далька улетела. Теперь тут только и осталось, что
наблюдать издалека за китовыми любовными играми, коль скоро уж со своими ничего
не получилось.
Пора, пора. Нечего рассиживаться. Мои пальцы скользнули к шее, к
висевшей рядом с нательным крестом наглухо зашитой крошечной кожаной ладанке. В
ней нащу-
палея ключ. Это то, с чем я не расстанусь никогда и ни за что. Таких
вещей у меня несколько. То, что связывает меня с настоящей жизнью.
Я встал, подобрал комбинезон и ботинки. Ничего не скажешь, ботинки
отличные. Вроде как ничего не весят, а в драке зафигачишь - так мало не
покажется. И не жмут нигде, и нога в них никогда не потеет, и не промокают они,
и в огне не горят, и по любой кислоте идти в них можно. Славные ботинки. Немцы
делают, на Новой Баварии, а уж в чём-чём, а в солдатской снаряге швабы толк



знают.
Мой вертолёт стоял, странно окривев и завалившись на левый бок. Я
вгляделся и присвистнул. Шина прорезана - не иначе Далька постаралась. На
прощание, так сказать. Ну ничего, шина - не главная турбина, дотянем и сядем...
Завтра, с зарёй, мне полагалось быть на сборном пункте. Машину
оставлю в столице, кто-нибудь, отец или братья пригонят её обратно. Мне
вертолёт больше не понадобится. Как и ничто другое с гражданки. Пройдёт совсем
немного времени, и эта жизнь покажется мне раем. На меня станет орать идиот
фельдфебель, заставляя драить нужники зубной щёткой, или отрабатывать ружейные
приёмы в три часа ночи, или полировать парадные сапоги до абсолютного блеска,
проверяя люминометром их отражающую способность; болван лейтенант, желая
выслужиться, на маневрах погонит нас в полное змей и прочих гадов болото, да
притом ещё подставит под огонь собственной артиллерии (как всем известно, на
учениях в Империи используют настоящие снаряды и патроны - кому не повезло,
тому не повезло. Родные получат компенсацию). Я буду задыхаться в дурно
пригнанном противогазе, блевать от тряски в железном брюхе десантного
транспорта, высаживаться в охваченных мятежом городах, чтобы пройти их из конца
в конец, оставляя за собой только трупы и пожары - для вящей острастки.
Я буду носить на рукаве эмблему Третьей Десантной дивизии
"Totenkopf", "Мёртвая голова". Когда-то давно она именовалась 3-й танковой
дивизией СС и стала недобро знаменитой именно под этой самой эмблемой:
серебряный череп на чёрном геральдическом щите. И ещё - "Gott mit uns" на бляхе
парадного ремня.
"Мёртвая голова" печально прославилась не только на полях сражений.
Её создали в октябре 1939 года из четырёх существовавших охранных полков, что
"действовали" в местах, названия которых не требовали и никогда не потребуют ни
переводов, ни пояснений: полк "Oberbay-ern" - Дахау, "Brandenburg" -
Бухенвальд, "Thuringen" - Сашенхаузен, "Ostmark" - Матхаузен, к которым
прибавился пятый полк: "Dietrich Eckhardt". Дивизию возглавил Теодор Эйке,
инспектор концентрационных лагерей и охранных частей СС. Формировали её в
Дахау, предварительно "очищенном" от заключённых. Боевое крещение она приняла
во Франции: 16 мая 1940 года дивизию перебросили из армейского резерва для
поддержки 15-го танкового корпуса генерала Гота. 21 мая под Камбрэ "Мёртвая
голова" едва не стала мёртвой на самом деле - фланги "Totenkopf" и 7-й танковой
дивизии оказались смяты ста тридцатью контратакующими английскими и
французскими танками. Прежде чем тяжёлая артиллерия и пикирующие
бомбардировщики отразили этот отчаянный натиск, многие солдаты "Мёртвой головы"
бежали в панике.
...Потом они отыграются на пленных. На солдатах Королевского
Норфолкского полка, захваченных после ожесточённого боя. Потеряв в том
столкновении семнадцать человек убитыми, эсэсовцы осатанели. Около ста
англичан, попавших в плен, были расстреляны из пулемётов по команде
оберштурмфюрера СС Фрица Кнох-лейна, за что тот и был в своё время повешен
англичанами уже после войны.
А потом...
Потом они маршировали по Прибалтике. Я никогда не бывал на Земле, но
историю тех дней проштудировал вплоть до номеров полков. 2 июля в Латвии
передовой батальон "Мёртвой головы" столкнулся с частями русской 42-й
стрелковой дивизии. Потеряв 10 человек убитыми и больше ста ранеными,
"мёртвоглавцы" отступили.
И потом они сражались без всякой славы. Зимой 1942 года "Мёртвая
голова" вместе с ещё пятью дивизиями попала в окружение под городом, название
звучит для меня почти как музыка: Демянск. Из потерянных за время "похода на
восток" двенадцати с половиной тысяч человек половина полегла под Демянском.
Потом, потом, потом... будет Курск, будет ещё много всего, будет
Будапешт, будет Вена, где "Totenkopf" и закончит свой бесславный путь.
...Много, много позже, когда забубённые эти имена вновь замелькают в
официальных документах, Новая Империя предпримет попытку отмыть чёрного кобеля.
Будет отброшено многое. Например, две зловещие руны SS в названии. Принятые в
СС знаменитые обер-, штурмбанн-и прочие "фюреры". Их заменили обычные армейские
звания.
Я выучил это и ещё многое другое наизусть. Империя, Кайзеррейх пока
ещё не успела особенно основательно почистить частные книжные собрания. А мои
отец, дед и прадед - все собирали исторические труды. Во всех доступных им
формах.
Я выучил это потому, что в дивизии, созданной изначально из лагерных
вертухаев, нам, само собой, будут талдычить совсем другое.
И всё-таки я иду туда...
Так надо. На этих "мёртвых головах", "лейбштандар-тах", "викингах",
"дас райхах" и прочей нечисти стоит Империя, которой я отныне служу. А
Далька... что ж Далька. Каждый выбирает, всякий день, всякий миг. Она тоже
выбрала.
Её интербригады - это, конечно, романтично и здорово, и красная
лента вокруг головы очень шла Дальке, но я не сомневался - стоит
интербригадовцам учинить что-нибудь этакое, их повяжут сразу и не посмотрят,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


Куликов Роман - Игры ушедших
Куликов Роман
Игры ушедших


Шилова Юлия - Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!
Шилова Юлия
Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!


Флинт Эрик - Удар судьбы
Флинт Эрик
Удар судьбы


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.