Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (25)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (17)
  4. Начало всех начал (17)
  5. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  6. Путь Кейна. Одержимость (9)
  7. Яфет (9)
  8. Летучий Голландец (8)
  9. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  10. Память льда (8)
  11. Киммерийское лето (7)
  12. Роксолана (7)
  13. Странствующий теллуриец (7)
  14. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (6)
  15. Пелагия и красный петух (том 2) (6)
  16. Требуется чудо (5)
  17. Пирамида (5)
  18. Армагеддон (5)
  19. К "последнему" морю (5)
  20. Круг любителей покушать (5)
  21. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  22. Аквариум (4)
  23. Дикарка (4)
  24. Демон и Бродяга (4)
  25. Полковнику никто не пишет (4)
  26. Свет вечный (4)
  27. По тонкому льду (4)
  28. Обратись к Бешенному (4)
  29. Тимур и его команда (4)
  30. Любовница на двоих (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Сапковский Анджей — > читать бесплатно "Ведьмак"


Анджей САПКОВСКИЙ


ВЕДЬМАК



...Потом рассказывали, что человек этот вошел в город с севера, через Ворота Канатчиков. Шел он пешком. Вел за узду навьюченного коня. День клонился к вечеру, так что лавочки канатчиков и шорников были заперты, а улочка пуста; погода стояла теплая, но пришелец шагал в накинутом на плечи черном плаще, чем и привлекал к себе внимание.
Он задержался перед таверной "Старый Наракот", постоял в раздумье, прислушиваясь к гаму внутри. Таверна, как обычно в ту пору, была набита битком.
Незнакомец туда не вошел. Повел коня дальше, в конец улочки, к другой корчме, именовавшейся "Под лисом". Там было пусто. Доброй славой корчма не пользовалась.
Корчмарь поднял голову от бочки с солеными огурцами и смерил гостя взглядом. Чужак, все еще в плаще, стоял перед ним неподвижно, с гордым видом. Молчал.
- Что подать?
- Пива, - сказал незнакомец явно недружелюбно.
Корчмарь отер руки о полотняный фартук и наполнил глиняный выщербленный кувшин.
Незнакомец был еще не стар, но почти сед. Под плащом он носил потертый кожаный кафтан, зашнурованный у шеи и на плечах. Когда чужак снял плащ, все увидели у него меч на поясе, за спиной. Ничего странного в этом не было, в Стужне почти все ходили с оружием. Правда, за спиной носили исключительно луки и колчаны.
Незнакомец не сел за стол меж немногочисленных гостей - остался у стойки, не сводя с корчмаря проницательных глаз. Отхлебнул пива.
- Я ищу ночлег.
- У меня негде, - буркнул корчмарь, обозрев грязные и пыльные сапоги незнакомца. - В "Старом Наракоте" спросите.
- Мне бы здесь хотелось.
- Негде. - Корчмарь распознал наконец выговор незнакомца и сообразил, что это рив.
- Я деньги заплачу, - сказал чужак тихо, словно бы неуверенно.
И тогда-то случилась эта скверная история. Верзила с изрытой оспинами рожей, с момента появления чужака не спускавший с него глаз, встал и подошел к стойке. Двое его дружков придвинулись следом.
- Нет тут места, негодяй ты этакий, бродяга ривский, - рявкнул верзила, дыша чесноком, пивом и злобой. - Не нужно нам тут, в Стужне, таких, как твоя милость. У нас приличный город!
Незнакомец взял со стойки свой кувшин и отодвинулся. Глянул на корчмаря, но тот избегал его взгляда. Защищать рива корчмарь не собирался. Кто, в конце концов, этих ривов любит?
- Каждый рив - разбойник, - протянул верзила. - Слышишь, ты, выродок!
- Да не слышит он. У него уши навозом залеплены, - подхватил приятель рябого, а третий захохотал.
- Плати и выметайся! - рявкнул рябой.
Лишь теперь незнакомец глянул на него:
- Сначала я допью.
- Мы тебе поможем! - Верзила выбил у рива кувшин из рук, схватил его за ремень, пересекавший грудь. Дружок конопатого размахнулся. Быстрое движение незнакомца - и рябой потерял равновесие. Блеснув в свете каганцев, меч со свистом рассек воздух. Свалка. Вопль. Кто-то из зевак выскочил за дверь. С треском опрокинулся табурет, разлетелись по полу глиняные кувшины. Корчмарь - губы у него дрожали - уставился на рассеченное, жуткое лицо верзилы, а тот, вцепившись в стойку, оседал, скрывался за ней, как будто тонул. Его дружки валялись на полу. Один не шевелился, другой корчился в темной, быстро расползавшейся луже. Зазвенел истерический крик женщины - даже уши заложило. Дрожавшего корчмаря вдруг стало рвать.
Незнакомец отпрянул к стене. Пригнувшись, напрягшийся, чуткий. Меч он схватил обеими руками, поводил лезвием. Все замерли. Ужас ледяной грязью залепил лица, сковал суставы, залил глотки.
Трое стражников ввалились в корчму, грохоча сапогами, перекликаясь. Увидев трупы, они побросали перевитые ремнями палки и схватились за мечи. Рив прижался к стене, левой рукой вытянул стилет из-за голенища.
- Брось оружие! - дрожащим голосом сказал один из стражников. - Брось оружие, бандит! Пойдешь с нами!
Другой пинком отшвырнул стол, не позволявший подойти к риву сбоку.
- Патлач, беги за нашими! - крикнул он третьему, державшемуся ближе к дверям.
- Не нужно, - незнакомец опустил меч. - Я сам пойду.
- Пойдешь, сучье вымя, да только на веревке! - крикнул тот дрожащим голосом. - Бросай меч, а то башку развалю!
Рив выпрямился. Перебросил меч под мышку, воздел правую руку в сторону стражников и вмиг начертил в воздухе замысловатый знак. Сверкнули бляшки-заклепки, которыми до самых локтей были густо усажены рукава его кожаного кафтана.
Стражники моментально отпрянули, закрыв лица ладонями. Кто-то из оставшихся зевак выскользнул за дверь. Вновь дико, пронзительно завопила женщина.
- Я сам пойду, - звучным металлическим голосом повторил незнакомец. - А вы, трое, пойдете впереди. Проведете к градоправителю. Я не знаю дороги.
- Хорошо, господин, - пробормотал стражник, понурив голову, робко оглядываясь, поплелся к выходу. Остальные выскочили следом. Незнакомец двинулся за ними, на ходу пряча меч в ножны, а стилет за голенище. Люди за столами, когда он проходил мимо, закрывали лица полами кафтанов.
Велерад, градоправитель Стужни, задумчиво почесал подбородок. Он не был ни суеверен, ни пуглив, но остаться один на один с седоволосым ему никак не улыбалось. Но наконец он решился.
- Идите, - махнул он стражникам. - А ты садись. Нет не тут. Вон там, подальше, если ты не против.
Незнакомец уселся. Ни меча, ни плаща при нем уже не было.
- Слушаю тебя, - сказал Велерад, поигрывая лежащей перед ним тяжелой булавой. - Я - Велерад, градоправитель Стужни. Так что ты мне скажешь, злодей мой любезный, прежде чем прогуляться до подвала? Трое убитых, попытка навести чары - неплохо, совсем неплохо... За такие вещи у нас в Стужне сразу сажают на кол. Но я человек справедливый, я тебя сначала выслушаю. Давай.
Рив расстегнул кафтан и достал свиток белого пергамента.
- Вот это вы прибиваете на больших дорогах, по корчмам, - сказал он.
- Все правда, что здесь написано?
- А... - буркнул Велерад, приглядываясь к покрывавшим свиток рунам. - Вот оно в чем дело... А я сразу и не сообразил. Как же, все правда, наиправдивейшая правда. Там стоит подпись - Фолтест, король, властелин Темерии, Понтара и Магакама. А значит все правда. Но воззвание воззванием, а закон законом. Здесь, в Стужне, на страже закона и порядка стою я! И не позволю убивать горожан! Ты меня понял?
Рив кивнул. Велерад гневно засопел.
- Знак ведьмака есть?
Незнакомец вновь полез за пазуху и вытащил круглый медальон на серебряной цепочке. Там была изображена волчья голова с ощеренными клыками.
- Как зовут? Я не из любопытства спрашиваю - так будет легче беседовать.
- Меня зовут Геральт.
- Поверим, что Геральт. Из Ривии, судя по выговору?
- Из Ривии.
- Так... А знаешь, Геральт... Вот это, - Велерад указал на королевское воззвание, - выкинь-ка из головы. Очень уж серьезное дело. Многие пытались. Это тебе, братец, не пару висельников изрубить.
- Знаю. Но это мое ремесло, градоправитель. Тут написано, что награда
- три тысячи оренов.
- Верно, - Велерад облизнул губы. - А еще люди болтают, что милостивый Фолтест, хот этого и не написал, но отдаст принцессу в жены...
- Принцесса меня не интересует, - спокойно сказал Геральт. Он сидел неподвижно, сложив руки на коленях. - Здесь написано про три тысячи.
- Ну что за времена, - вздохнул градоправитель. - Что за паршивые времена! Кто бы лет двадцать назад, даже по пьяной лавочке, мог подумать, что повстанут такие ремесла? Ведьмакы! Бродячие истребители василисков! Странствующие изничтожители драконов и утопленников! Геральт, ремесленникам твоего цеха пить пиво позволено?
- Вполне.
Велерад хлопнул в ладоши:
- Эй, пива нам! А ты, Геральт, садись-ка поближе.
Пиво было пенное и холодное.
- Паршивые времена настали, - разглагольствовал Велерад, попивая из кружки. - Столько всякой погани расплодилось... В Магакаме, в горах, карликов развелось несметное число. По лесам когда-то одни волки выли, а теперь упыри, всякие там лешаки, куда ни плюнь - волколак или другая зараза Русалки и Девы-плакальщицы хватают детишек по деревням - уже сотни случаев. Болезни, о которых прежде и не слыхивали. Ведь волосы дыбом встают! А теперь еще и это для полного счастья! - Он толкнул по столу свиток пергамента. - Неудивительно, что на ваши услуги такой спрос.
Геральт поднял голову:
- Перед вами королевское воззвание, градоправитель. Вы должны знать подробности.
Велерад откинулся в кресле, переплел пальцы на животе:
- Подробности, говоришь? Знаю, как же. Не из первых рук, но от людей надежных.
- Вот это мне и интересно. Подробности.
- Значит, все же собираешься? Ну, как знаешь. Так вот, - Велерад отхлебнул пива и понизил голос. - Наш милостивый Фолтест еще в бытность свою наследным принцем, во времена отца своего, старого Меделла, показал на что способен - а способен он был на многое... Мы то все думали сначала, что с годами он остепенится. Но когда умер старый король, Фолтест после коронации превзошел самого себя. У нас у всех прямо-таки челюсти поотвисали. Короче, сделал он ребенка своей родной сестре Адде. Адда была чуть младше, держались они всегда вместе, никто ничего такого и не подозревал, вот разве что королева-мать... Словом, в один прекрасный день видим: Адда ходит с таким вот брюхом, а Фолтест кричит, что женится на ней. На родной сестре, смекаешь, Геральт? Положение - хуже не придумаешь. Визимир из Новиграда собирался было выдать за Фолтеста свою Дальку, прислал посольство, а нам приходится держать короля за руки - за ноги, чтоб он этих послов не прикончил. Хорошо еще удержали, а то Визимир со зла разнес бы нас в пух и прах. Счастье еще, что братец слушался Адду, вот нам и удалось с ее помощью отговорить нашего щенка от венчания. Ну а потом Адда родила, в назначенный природный срок, само собой. Слушай, что тогда началось. _Э_т_о_г_о_, что родилось, мало кто видел - но одна повитуха сиганула с башенного окна и сломала шею, а вторая повредилась умом и до сих пор ходит дура дурочкой. А посему я думаю, что этот ублюдок, эта девочка особой красотой не отличалась. Умерла она почти тут же - сдается мне, ей не спешили перевязать пуповину. Адда, на свое счастье, родов не пережила. А потом, братец ты мой, Фолтест снова свалял дурака. Ублюдка надо бы сжечь или там закопать на пустыре, а не класть в саркофаг, в дворцовую усыпальницу.
- Поздно теперь каяться, - поднял голову Геральт. - Но в любом случае нужно было призвать кого-то из Ведающих.
- Ты про тех мошенников в усыпанных звездами колпаках? Ну как же, их штук десять слетелось, как только узнали, что лежит в саркофаге. И вылазит по ночам. Но вылазить оно начало не сразу, нет. Сем лет после погребения прошли спокойно. Но вот однажды, в полнолуние - во дворце верещание, вопли, беготня! Ну, да ты сам знаешь, читал воззвание. За эти годы младенец подрос в гробу, а особенно подросли у него зубки. Упырица, одним словом. Жаль, что ты не видел ее жертв. Вблизи, как я видел. Тогда обошел бы ты Стужню десятой дорогой.
Геральт молчал.
- И вот собрал к нам Фолтест ораву чародеев. Цапались они друг с другом отчаянно, едва не подрались этими своими посохами - интересно, зачем они их носят, собак, что ли, отгонять, когда на них спустят песиков? Часто ведь спускают, сдается мне... Прости, Геральт, если у тебя другое мнение о чародеях. Наверняка другое как у ведьмака. Но для меня они - дурни и дармоеды. Вот вас, ведьмаков, люди больше уважают. Вы по крайней мере - как бы это выразиться? - более практичные.
Геральт усмехнулся, но ничего не сказал.
- Ну, к делу, - градоправитель долил пива себе и риву. - Некоторые советы чародеев казались, право слово, дельными. Один предлагал спалить дворец вместе с саркофагом и упырицей, другой - угостить ее мечом по голове, остальные стояли за то, чтобы вбить осиновый кол, днем, когда дьяволица отсыпается в своем гробу после ночных утех. Увы, нашелся один болван в островерхом колпаке на лысой башке, горбатый такой отшельник... И заявил: мол, все дело в злых чарах, стоит их рассеять, и упырица вновь станет королевской доченькой, прекрасной, как кукла. Нужно только просидеть в гробнице всю ночь, до петушиного крика. И этот недоумок - ты только представь, Геральт! - в самом деле отправился ввечеру во дворец. Легко догадаться, что осталось от него немного один колпак да посох. Но к Фолтесту эта мысль прицепилась, как репей к собачьему хвосту. Он повелел - и думать забыть про убийство упырицы. Со всей страны стал созывать в Стужню шарлатанов, чтобы превратили эту тварь в принцессу. Ну и шайка собралась! Какие-то тронутые бабы, какие-то колченогие, толстяки, вшивцы - оторопь брала. Ну и пошли бормотать заклинания, главным образом над жарким и пивом. Понятно некоторых Фолтест и придворные разоблачили быстро, парочку даже вздернули на воротах - но меньше, чем следовало бы, ох, меньше! Я бы их всех вздернул. Остается уточнить, что упырица время от времени кого-нибудь да загрызала, внимания не обращая на жуликов и их заклинания. Да еще - что Фолтест больше не живет во дворце. Никто там больше не живет.



Велерад прервался, хлебнул пива. Геральт молчал.
- И вот так мы живем, Геральт, последние шесть лет... За это время были у нас и другие хлопоты, дрались с Визимиром из Новиграда - но по простым житейским причинам. Пограничные споры, и никаких дочек-свадеб. Фолтест, меж нами говоря, начинает уже заикаться о женитьбе: когда из соседних держав присылают портреты невест, он уже их не выбрасывает, как встарь... Но временами на него снова накатывает, и он рассылает конных на поиски новых чародеев. Обещал ту самую награду, три тысячи, после чего сбежалась куча сумасбродов, чокнутых рыцарей, даже один пастушок заявился, известный всей округе дурак, - да покоится в мире его душа... А упырица чувствует себя превосходно. Время от времени кого-нибудь да разорвет. Можно и привыкнуть. От всех этих героев, что пробовали снять с нее заклятье, есть по крайней мере некоторая выгода: чудище поедает их прямо во дворце и по окрестностям не шатается. А Фолтест построил прекрасный новый дворец.
- Шесть лет... - Геральт поднял голову. - Прошло шесть лет, и никто не добился успеха?
- Вот именно, - Велерад пытливо приглядывался к ведьмаку. - Фолтест, наш милостивый и любимый владыка, еще прибивает эти воззвания на больших дорогах. Однако охотников все меньше. Совсем недавно пришел один и попросил награду вперед. Мы его засунули в мешок и утопили в озере.
- Жуликов хватает.
- Хватает. Даже чересчур, - кивнул градоправитель, не спуская глаз с ведена. - А потому, когда пойдешь во дворец, не вздумай просить деньги вперед. Если вообще пойдешь.
- Пойду.
- Ну, дело твое. Мое дело - предостеречь. Если уж мы заговорили о награде, напомню о другой ее половине - принцессу в жены. Не знаю, кто эту байку выдумал. Если упырица выглядит так, как о ней рассказывают, то шуточка весьма мрачная. И все равно, хватало дураков, которые галопом припустили во дворец, едва услышали, что подвернулся случай стать членом королевской семьи. Взять хотя бы тех двух портняжек-подмастерьев. Почему эти портные такие дураки, а, Геральт?
- Не знаю. А ведьмакы пробовали, градоправитель?
- Ну как же, было несколько. Но едва услышали, что с упырицы нужно чары снять, а не убить, пожали плечиком и отправились восвояси. После чего, Геральт, мое уважение к ведьмакам значительно возросло. Ну а потом приехал еще один, моложе тебя, имени не помню, если он его вообще называл. Вот тот попробовал снять чары.
- Ну и?
- Зубастая принцесса разбросала его клочки по всей округе. На выстрел из лука.
- И все?
- Был еще один...
Градоправитель замолчал, но ведьмак не расспрашивал.
- Да, - повторил наконец Велерад. - Был еще один. Сначала, когда Фолтест пригрозил ему виселицей, посмей он убить или покалечить упырицу, парень только рассмеялся и стал сбирать вещички. Ну а потом... - Велерад почти шептал, перегнувшись через стол. - Потом все же согласился. Видишь ли, Геральт, в Стужне есть здравомыслящие люди, некоторые на очень высоких постах, и вся эта история им безмерно надоела. По слухам, они посоветовали ведьмаку не увлекаться заклинаниями, попросту прикончить упырицу, а королю сказать, что дочка его сама упала с лестницы и свернула шею. Несчастный случай на работе. Король, мол, в этом случае ограничится тем, что не заплатит ни гроша. Плут ведьмак смекнул, что к чему, и заявил им, что бесплатно они могут сами отправляться на упырицу. Что им было делать... Поторговались, скинулись... Вот только ничего из этого не вышло.
Геральт поднял брови.
- Ничего, - повторил Велерад. - Ведьмак не хотел идти во дворец сразу, первой же ночью. Кружил по околице, присматривался, собирался с духом. И, как болтают, увидел упырицу. Увидел за работой - она не вылазит из гроба затем только, чтобы размять ноги. И той самой ночью потихонечку убрался, не прощаясь ни с кем.
Геральт покривил губы - это должно было обозначать усмешку:
- Ведьмакы не берут плату вперед. Значит, эти деньги до сих пор лежат у твоих благоразумных людей?
- Наверняка, - кивнул Велерад.
- А что говорит молва - сколько там денег?
Велерад оскалился:
- Одни говорят - восемьсот...
Геральт покачал головой.
- Другие говорят о тысяче...
- Немного, особенно если вспомнить, что молва всегда преувеличивает,
- сказал ведьмак. - В конце концов, король дает три тысячи.
- Ну да, и принцессу в жены... - Буркнул Велерад. - О чем ты говоришь? Я же знаю что трех тысяч тебе не получить.
- Ты уверен?
Велерад стукнул ладонью по столу:
- Геральт, я начну хуже думать о ведьмаках! Эта история тянется шесть с лишним лет! Шесть! Упырица пожирала человек пятьдесят в год - теперь, правда, чуть меньше, потому что меньше стало охотников шататься ночью по дворцу. Братец, я верю в чары, видывал на своем веку не одно чародейство, я верю в способности магов и ведьмаков. Но то, что упырицу можно превратить, сняв чары, в принцессу - вздор! Это выдумал тот горбатый дурак, свихнувшийся в своем отшельничестве! В эту сказку не верит никто, кроме Фолтеста! Адда родила упырицу, потому что спала с родным братом, - вот истина, и никакие чары тут не помогут. Упырица жрет людей, как обычная упырица, и ее нужно попросту убить - мечом по голове, без возни с заклятиями. Года два назад дракон повадился пожирать овец у крестьян в каком-то захолустье под Магакамом - крестьяне пошли на него толпой, прикончили дубинами, и никто из них не подумал этим хвалиться. А мы тут, в Стужне, ждем чуда, запираем двери в полнолуние, привязываем преступников к колу перед дворцом, чтобы эта тварь нажралась досыта и оставила нас в покое...
- Ловко вы придумали, - усмехнулся ведьмак. - И что, преступность уменьшилась?
- Ничуть...
- А не пора ли нам отправиться во дворец?
- А как быть с суммой, собранной благоразумными людьми?
- Зачем спешить, градоправитель? - сказал Геральт. - Несчастный случай на работе может произойти сам по себе, независимо от моих намерений. Вот тогда-то разумные люди должны подумать, как уберечь меня от гнева короля. И приготовить те полторы тысячи оренов, о которых судачит молва.
- Молва судачит о тысяче...
- Нет, господин Велерад, - сказал ведьмак решительно. - Тот, кому предлагали тысячу, удрал, увидев упырицу, и даже не пытался попросить больше. А значит, риск стоит больше тысячи. А может, и больше полутора... Сначала я должен увидеть все сам.
Велерад почесал в затылке:
- Тысячу двести?
- Нет, градоправитель. Работа нелегкая. Король дает три, и нужно тебе сказать, что снять чары иногда легче, чем убить. Если бы убить упырицу было проще, это давно сделал бы кто-нибудь из моих предшественников. Думаешь, они дали себя загрызть только потому, что опасались гнева короля?
- Ну ладно, братец, - с неохотой согласился Велерад. - Договорились. Только королю - ни слова о возможном несчастном случае. Очень тебе советую...
Фолтест был стройным и красивым мужчиной. Лет ему, как прикинул ведьмак, меньше сорока. Король сидел в резном кресле из черного дерева, ноги вытянул к камину, у которого грелись два пса. Сбоку, на ларе, сидел пожилой бородатый мужчина могучего сложения. Другой вельможа, богато одетый, с задумчивым лицом, стоял за спинкой королевского кресла.
- Ведьмак из Ривии, - сказал король.
- Да, государь, - поклонился Геральт.
- Почему ты такой седой? От заклятий? Я вижу, что ты еще не стар. Ладно, это шутка. Можешь не отвечать. Какие-нибудь соображения у тебя есть?
- Да, государь.
- Хотелось бы послушать.
Геральт поклонился еще ниже:
- Государю следовало бы знать: наш закон запрещает нам рассказывать о своей работе.
- Весьма удобный закон, мой милый ведьмак, весьма... Ну хорошо, не будем вдаваться в подробности. С лешаками тебе приходилось иметь дело?
- Да.
- С вампирами?
- Да.
Фолтест поколебался:
- А с упырицами?
Геральт поднял голову и посмотрел королю в глаза:
- С ними тоже.
Фолтест отвернулся:
- Велерад!
- Слушаю, господин мой.
- Ты рассказал ему подробности?
- Да, господин мой. Он твердит, что с принцессы можно снять заклятье.
- Это я сам давно знаю. А вот каким образом, милый мой ведьмак? Ах да, я и забыл. Закон. Что ж... Будь по-твоему. Я только хочу тебя предупредить: здесь уже побывало несколько ведьмаков... Велерад, ты ему рассказывал? Отлично. Так вот, я уже знаю, что ваше ремесло скорее убивать, а не снимать заклятие. Это мне не подходит. Если у моей дочери упадет с головы хоть один волос, я положу на плаху твою. Твою голову, я хочу сказать. Вот так, и никак иначе. Ты, Острит, и ты, Сегелин, останьтесь, расскажите ему все, что он захочет узнать. Эти ведьмакы всегда много расспрашивают. Накормите его и поселите во дворце. Нечего ему болтаться по корчмам.
Король встал, свистнул псам и направился к двери, разбрасывая мантией покрывавшую пол солому. Обернулся.
- Если у тебя все получится, ведьмак, - награда твоя. Может быть, еще и прибавлю, если останусь доволен. Понятно, все россказни насчет того, что победитель получит руку принцессы, - ложь от начала и до конца. Ты ведь не думаешь, что я способен отдать дочь за первого встречного?
- Нет, король. Не думаю.
- Прекрасно. Вижу, что ты неглуп.
Фолтест вышел и прикрыл за собой дверь. Велерад и вельможи тут же расселись вокруг стола. Градоправитель осушил недопитый кубок короля, заглянул в пустой жбан и выругался. Занявший королевское кресло Острит исподлобья рассматривал ведьмака, гладя ладонями резные поручни. Бородач Сегелин кивнул Геральту.
- Садись, любезный ведьмак, садись. Сейчас подадут ужин. О чем вы хотели бы узнать? Градоправитель Велерад и так должен был вам все рассказать. Я его знаю, он всегда предпочтет рассказать больше, чем недоговорить.
- Всего несколько вопросов.
- Задавайте.
- Вы говорили, градоправитель, что король, когда появилась упырица, призвал множество Ведающих.
- Вот именно. Но говори не "упырица", а "принцесса". Если обмолвишься "упырица" при короле - тебя ждут крупные неприятности...



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Свержин Владимир - Фехтмейстер
Свержин Владимир
Фехтмейстер


Контровский Владимир - Последний оргазм эльфийского короля
Контровский Владимир
Последний оргазм эльфийского короля


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Смоленский Вадим - Записки гайдзина
Смоленский Вадим
Записки гайдзина


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.