Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (22)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Следователь по особо важным делам (16)
  4. Чужие зеркала (12)
  5. Посмертный образ (11)
  6. Под солнцем останется победитель (10)
  7. Великий лес (9)
  8. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  9. Шестая книга судьбы (7)
  10. Продам твою мать (7)
  11. На осколках чести (7)
  12. Любовница на двоих (6)
  13. Ученик (6)
  14. Горы Судьбы (6)
  15. Рыцарь из ниоткуда (6)
  16. Леннар. Книга Бездн (6)
  17. Главный противник (5)
  18. Огромный черный корабль (5)
  19. Обряд дома Месгрейвов (5)
  20. Анастасия (5)
  21. Бремя власти (5)
  22. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  23. Калигула (5)
  24. Чистильщик (4)
  25. Чары старой ведьмы (4)
  26. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (4)
  27. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  28. Круг любителей покушать (4)
  29. Москва слезам не верит (сценарий) (3)
  30. Свет вечный (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Ахманов Михаил — > читать бесплатно "Крысолов"


Михаил АХМАНОВ


КРЫСОЛОВ



Глава 1
Протяжная трель звонка раздалась в тот самый момент, когда я предавался
любимому развлечению - читал словарь иностранных слов. Вы удивились? Право,
не стоит.
Что еще делать интеллигентному непьющему холостяку в теплый августовский
вечерок? Альтернатив, собственно, две: женщина и телевизор. Не отвергая их с
порога, я все-таки предпочитаю словарь. Очень, знаете ли, обогащает. Итак, я
добрался до редкостного слова ?оогоний? и выяснил, что так называются органы
размножения у некоторых водорослей и грибов. Дальше следовали ?оолиты?, но
разобраться с этим термином мне было не суждено. По крайней мере, в тот день
и тот в момент.
Дверного глазка у меня нет, зато украшает стену редкостный топор финского
производства, одна тысяча девятьсот пятого года, с длинным топорищем и
тяжеленным лезвием. Такими топорами наши северные соседи валили сосны в
старину, но потом им это надоело и они перешли на бензопилы. А зря:
физический труд полезен, особенно в зимнюю пору. С одной стороны, согревает,
с другой - облагораживает, а с третьей - предохраняет генофонд от диабета,
СПИДа и алкогольной деградации.
Я приласкал топорище, снял топор с крюка и приоткрыл дверь. Лестничные
площадки в нашей кооперативной казарме длинные, узкие и освещаются лишь по
большим праздникам, а тут, в дальнем углу коридора, и вовсе темно. Но из
прихожей падал свет - прямо на физиономию незнакомца, ничем не
примечательную, но снабженную острым, длинным и хрящеватым носом. Нос и
оттопыренные, чуть заостренные уши придавали ему сходство с
доберман-пинчером, но не простым, а матерым, знающим себе цену, удостоенным
многих медалей и наград. По виду ему было порядком за сорок.
За спиной остроносого стояли трое. В коридорной полутьме я не мог
разглядеть их во всех деталях, но было ясно, что это бульдоги, крепкие
молодцы, парни тертые, битые и бывалые. У всех пиджак под левой мышкой
оттопырен, челюсть - квадратом, шея бычья, а на лицо так и просится
омоновская маска с прорезями для глаз.
Я поддался естественному порыву: правой рукой сгреб топор, а левой
попытался затворить дверь. Но было поздно: меж дверью и косяком уже торчал
лакированный штиблет остроносого. Проделал он это с удивительной быстротой и
профессиональным изяществом.
- Майор Скуратов, УБОП, управление борьбы с организованной преступностью,
- представился мой гость, протягивая документы, но не делая попыток
перебраться через порог. Удостоверение на первый взгляд казалось самым
настоящим, и звали майора не Малютой, а вполне пристойным именем - Иван
Иванович. - Мы, собственно, к вашей соседке, - майор покосился на дверь,
располагавшуюся рядом, в торце коридора. - Она отсутствует? - Раз не
открывает, значит, отсутствует, - буркнул я.
Соседка у меня появилась месяцев шесть назад, когда Сергей продал свою
квартиру. Очень тихий серый мышонок в очках; уходила рано, приходила поздно,
скользила по стеночке, как тень, а при редких наших встречах смущенно
опускала глазки и бормотала: ?Здрассьте, Дима?. Я знал лишь то, что зовут ее
Дарьей и что у нее есть горластый попугай - судя по иногда проникавшим
сквозь бетонные стены воплям.
- Вы позволите войти? - с отменной вежливостью спросил остроносый. -
Хотелось бы побеседовать с вами? возможно, вы знаете даже больше, чем
гражданка Малышева? Мои сотрудники подождут. Внизу. Он повелительно кивнул,
и трое предполагаемых омоновцев затопали к лестнице. Пол содрогался под их
шагами.
Распахнув дверь, я сделал приглашающий жест. Должен заметить, что
человек, изучающий словари, обладает определенным недостатком: он любопытен.
Наверняка любопытен, и я не исключение из правил. К тому же любопытство -
необходимый атрибут моей профессии: нелюбопытные люди редко становятся
математиками и уж никак не склонны к благородному ремеслу крысолова.
Скуратов шагнул в прихожую, покосился на топор и охватил единым взором
мои апартаменты: две тесноватые комнатки, кухню, ванную, санузел, встроенный
шкаф и антресоль.
- Один живете?
- Холостяк, - уточнил я, вешая топор на место.
- Значит, можно курить, - проницательно заметил остроносый, принюхиваясь
к атмосфере.
Мы прошли на кухню, сели за стол и закурили. Каждый - свои. При
остроносом обнаружился чемоданчик. Он извлек оттуда папку, раскрыл ее,
выложил чистый лист бумаги, а остальные, напоминавшие компьютерные
распечатки, быстро пролистал в поисках нужного. Нашел и уставился на меня
пронзительным взглядом.
- Дмитрий Григорьевич Хорошев, возраст - тридцать шесть лет, кандидат



наук, сотрудник Института проблем математики?
- В бессрочном неоплачиваемом отпуске, - уточнил я и добавил:
- Вообще-то, Иван Иваныч, вам полагалось спросить, кто я такой, а не
выдавать чохом всю эту секретную информацию.
Он усмехнулся, став похожим на доберман-пинчера, оскалившего клыки.
- Детективов начитались, Дмитрий Григорьич? Я не сторонник формальностей.
Впрочем, если хотите, можете показать паспорт.
Я показал - и паспорт, и служебное удостоверение, и пропуск с
разноцветными печатями. Этот пропуск являлся свидетельством моей
благонадежности: напомню, что Промат - строго режимная контора, а я работаю
в вычислительном секторе, в главном хранилище военных тайн и стратегических
секретов. Вернее, работал - до той поры, пока не случилось хроническое
безденежье, а за ним - повальное сокращение. Меня, однако, не сократили, а
отправили передохнуть от научных трудов, что было бесспорным признанием моих
заслуг перед державой. Остроносый Иван Иванович вытащил ручку, черкнул на
листке: ?13 августа 1997 г. Протокол допроса? - и задумчиво уставился на
меня. - В соседней с вами квартире за номером сто двадцать два проживает
гражданка Малышева Дарья Павловна?
- С попугаем, - добавил я. Скуратов кивнул, но попугая в протоколе не
зафиксировал.
- А до нее там проживала семья Арнатовых? Арнатов Сергей Петрович, его
супруга Жанна Саидовна и Маша, их малолетняя дочь? Я кивнул, припомнив
давешний звонок Сергея - недели две, а может, три тому назад - и его обычную
просьбу. Самую обычную, с которой он обращался ко мне не первый год, не в
первый и, надеюсь, не в последний раз? Странно! С чего бы мои прежние соседи
интересуют борцов с организованной преступностью? Если только родичи Жанны
до них не добрались, что было б для Сергея весьма печальным обстоятельством?
Я уже собирался спросить, здоровы ли они с Машуткой, да вовремя вспомнил,
что мне полагается не задавать вопросы, а отвечать на них. Со всей
подобающей осторожностью и деликатностью.
Сергей был, в сущности, парнем неплохим, однако не без изъянов, так что
наши добрососедские отношения не обернулись дружбой. Не жадный, но из тех, у
коих рубль между пальцев не проскочит; с немалым и заметным самомнением, не
переросшим, впрочем, в гонор; жизнелюб, любитель закусить и выпить, при
случае - пофлиртовать, но в меру: все-таки он оставался семьянином, и к
Жанне - а особенно к дочке - относился с трепетной нежностью. В общем,
намешано в нем было всякого, хорошего и дурного, а я предпочитаю людей
цельных. И в результате мы с ним не то чтоб дружили, но по-соседски
приятельствовали; он был моим ровесником, трудился в Психоневрологическом
институте, в знаменитой Бехтеревке, но о трудах своих предпочитал молчать.
Если что и рассказывал, так анекдоты и байки о своем чудаковатом шефе
профессоре Косталевском. Впрочем, шефом его Сергей не называл - ни шефом, ни
боссом, ни профессором и уж тем более начальником, а исключительно патроном.
Не знаю, что их связывало кроме работы, но упоминалось о Косталевском именно
так: патрон, и точка.
Скуратов почесал переносицу:
- Какие отношения были у вас с Арнатовым?
- Дружелюбно-соседские, но без детального проникновения в личную жизнь, -
ответствовал я. - Стаканчик белого по праздникам и мелкие взаимные
одолжения. - Но год назад кое-что переменилось?
"Переменилось, само собой, - подумал я. - Дела у Бехтеревки шли не лучше,
чем у Промата, и в тот же исторический момент, когда я стал охотиться на
крыс, Сергей занялся магией и колдовством?. Семья, понимаете! Любимая
женщина, пятилетняя дочка плюс легкий флирт на стороне? Кормить-то надо
всех? И в результате каждый день я слушал по ?кухонному радио?:
- Известный психолог, доктор эзотерических наук Серж Орнати, используя
магию и профессиональное мастерство, устраняет ощущение жизненного
дискомфорта, стабилизирует ауру, избавляет от сглаза, гармонизирует семейные
отношения, помогает освободиться от алкогольной зависимости без ведома
больного. Прием в офисе на Садовой, пятьдесят, ежедневно с десяти до шести.
Запись по телефону? - Далее следовал телефон.
При всей сходности наших с Сержем метаморфоз имелись и отличия. Мой
крысоловный промысел оплачивался неплохо, в разумных, но дефинитных
пределах, а Серж, похоже, забогател. Не знаю, какие клиенты
гармонизировались у него с десяти до шести, а вот по вечерам - домой, не в
офис - подкатывала очень солидная публика. Помню я один ?Мерседес??
вишневый, с позолоченным бампером? Скуратов раздавил окурок в пепельнице.
- Так что же, Дмитрий Григорьич? Переменилось или нет? - Переменилось, -
согласился я. - Сосед мой, Арнатов Сергей Петрович, занялся частной
эзотерической практикой. Духи были к нему благосклонны, не обходили
вниманием, и в результате он приобрел другую квартиру, пороскошней и
попросторней. А эту, за номером сто двадцать два, продал гражданке Малышевой
Дарье Павловне и ее попугаю.
- Что вам до этого попугая? - пожал плечами остроносый; вероятно, сон его
не тревожили птичьи вопли. - Скажите-ка лучше, когда у вас был последний



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
РЕКЛАМА
Посняков Андрей - Месяц Седых трав
Посняков Андрей
Месяц Седых трав


Круз Андрей - Поход
Круз Андрей
Поход


Глуховский Дмитрий - Метро 2034
Глуховский Дмитрий
Метро 2034


Прозоров Александр - Вождь
Прозоров Александр
Вождь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.