Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (25)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (16)
  4. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  5. Начало всех начал (10)
  6. Яфет (9)
  7. Путь Кейна. Одержимость (9)
  8. Летучий Голландец (8)
  9. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (8)
  11. Роксолана (7)
  12. Киммерийское лето (7)
  13. Память льда (7)
  14. Странствующий теллуриец (7)
  15. Армагеддон (5)
  16. К "последнему" морю (5)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  18. Круг любителей покушать (5)
  19. Пирамида (5)
  20. По тонкому льду (4)
  21. Полковнику никто не пишет (4)
  22. Париж на три часа (4)
  23. Любовница на двоих (4)
  24. Демон и Бродяга (4)
  25. Дикарка (4)
  26. Свет вечный (4)
  27. Обратись к Бешенному (4)
  28. Колдун из клана Смерти (3)
  29. Инквизитор (3)
  30. Машина времени (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Абрамов Сергей, Абрамов Александр — > читать бесплатно "Тень императора"


Александр Абрамов, Сергей Абрамов.


Happy end


-----------------------------------------------------------------------
Сборник "НФ-7".
OCR & spellcheck by HarryFan, 25 August 2000
-----------------------------------------------------------------------

Посетитель, средних лет розовощекий голубоглазый сангвиник, решительно,
даже слишком решительно, минуя профессора и ассистента, прошел в
лабораторию. Скользнул любопытствующим, но не слишком заинтересованным
взглядом по белым панелям и цветной орнаментике и задержался на
стекловидном, вращающемся и чуть подсвеченном изнутри экране, похожем на
телевизорный.
- В этом лиловом аквариуме я увижу будущее? - засмеялся он.
- Не увидите, - сказал ассистент. - Увидим мы.
- А я?
- Вы будете спать. Сначала - просто гипносон, потом мы переведем его в
более глубокий - летаргический, вроде коматозного состояния.
- Зачем?
- Сонное торможение обычного гипносна для нас недостаточно. Необходимо
освободить рецепторы сложного действия, не требующие конструктивной работы
сознания. Уяснили?
- Сложно.
Профессор и ассистент переглянулись. Предстоял затяжной разговор с
изрядно надоевшими пояснениями.
- Попробуем упростить, - вздохнул профессор. - Любое воспоминание - это
как бы сигнал из прошлого. Вспоминаете ли вы детство, юность, события
десятилетней давности или вчерашний разговор - все это впечатления
прошлого, закодированные в каких-то ячейках памяти. Когда вспоминаешь
нужные слова или образы, приводится в действие вся конструктивная система
сознания. Но есть в мозгу центры, не требующие такой сознательной
конструктивной работы. Это область предчувствий, подсознательных
восприятий, телепатических передач и, как мы говорим, сигналов из
будущего.
Посетитель, как и подобает сангвинику, засмеялся по-детски звонко, без
всякой иронии.
- Не обижайтесь, профессор, - сказал он, - не верю. Ей-богу, не верю.
- Зачем же вы пришли тогда?
- Вам же нужна морская свинка для опытов, а мне любопытно.
- И непонятно, - колко добавил ассистент. - Как это - сигналы из
будущего? Будущего ведь еще нет. Оно еще только будет.
- Верно, - согласился посетитель, даже не поняв колкости. - Вот оно,
время. Движется, - он показал на часы-браслет. - Другого не знаю.
Профессор опять вздохнул. Сколько у него было таких разговоров, и как
все они, в общем, похожи. Например, о времени.
- А что такое время, мой друг, до сих пор никто не знает, Есть время
Ньютона и время Эйнштейна. А Стоун вообще считает, что никакого движения
времени нет. Нет ни вчера, ни завтра, ни прошлого, ни будущего. И время
существует все целиком, как Вселенная, и многофазно, как кинолента.
Согните ее, и кадры соединятся: вчера и сегодня, сегодня и завтра. Мы
сгибаем здесь ленту вашего времени. Открываем тайны предчувствий и
пророчеств. Когда-то считали их шарлатанством, сейчас это область научных
психокоммунинаций.
- Спасибо за лекцию, - сказал посетитель. - Дальнейшее умудрение
произойдет, как я понимаю, в этой веселенькой сурдокамере? - и он указал
на открытую белую кабину, от которой во все стороны тянулись к стенным
панелям разноцветные провода.
- У вас ассоциативное видение, - опять уколол ассистент: посетитель ему
явно не нравился.
- Так не я же увижу, а вы, - засмеялся тот. - Только одно примечаньице
к тому, что увидите. Идет?
- Какое?
- Happy end [счастливый конец (англ.)].
Ассистент опять не удержался.
- Гончаровская Марфинька, между прочим, тоже обожала романы со
счастливым концом.
- И Дарвин, - вмешался профессор. - У вас хороший пример, мой друг, -
сказал он посетителю, по-приятельски подталкивая его в кабинет.
Последнее, что увидел тот, погрузившись в санаторное кресло кабины,
была молния, сверкнувшая в глазах профессора, и последнее, что он услышал,
были слова, прозвучавшие как приказ:
- Спите!
И для него уже все исчезло, а профессор, плотно закрыв дверь кабины,



бросил на ходу ассистенту:
- Включайте.
Мгновенное напряжение воли было так велико и так изнуряюще, - а
профессор был уже стар, - что ему хотелось скорее расслабиться.
- Надо иметь фонограммы таких разговоров, чтобы в дальнейшем пациенты
прослушали их без нашего вмешательства, - устало сказал он, присаживаясь к
экрану, и закрыл глаза.
Ассистент уже включил управление.
- Годовую шкалу? - спросил он.
- Давайте, - согласился профессор. - Лет на пять вперед. Тот же день.
Он думал о том, что никогда не интересовался своим будущим и никто не
видел его на экране. Да и что они увидели бы? Только вероятностный
вариант, обусловленный законом причинности. Можно изменить условия, но
нельзя изменить закона. И никакая вычислительная машина не подсчитает все
варианты будущего, если многократно изменять условия настоящего. Наука еще
не преодолела этого барьера. Профессор вспомнил вероятностный вариант его
коллеги - бионика Сергиевского - авиакатастрофу во время перелета через
Атлантику. Сергиевский тотчас же перестал пользоваться услугами воздушного
транспорта. И что? Умер тремя годами позже от опухоли в мозгу. Профессор
вздохнул и открыл глаза.
- Ну, как? - спросил он ассистента, колдовавшего у регуляторов.
- Пусто, - откликнулся тот. - Нет видимости.
- Может, поломка?
- Аппаратура в идеальном порядке.
- Тогда можно предположить... - начал было профессор.
Ему очень не хотелось это предполагать, но ассистент уже закончил:
- ...что нашего пациента к этому времени уже не будет на свете.
- Что же предпримем?
- Пройдемся по годам, благо их не так много. Начнем с первого.
Ассистент передвинул стрелку на будущий год. Минуту оба молчали. Экран
по-прежнему был девственно чист.
- Н-да, - сказал профессор. - Рановато. Такой молодой.
- И такой розовый, - прибавил ассистент и спросил. - Пощупаем месяцы. В
конце концов их всего двенадцать.
Он быстро переключил регулятор и подвинул стрелку к концу текущего
месяца. Ни тени изображения не возникло в лиловой глуби экрана.
- Не доживет даже до конца месяца, - флегматично заметил ассистент. -
Что ж теперь остается? Дни.
У профессора мелькнула догадка, даже ему самому еще не ясная.
- Поставьте стрелку на завтра.
Но и тут экран не отозвался на движение стрелок.
- Может он... того? - косноязычно спросил профессор.
- Что "того"?
- Уже.
Ассистент взглянул на показатели датчиков.
- Видите: дышит. Воловье сердце. И давление, как у
спортсмена-перворазрядника.
Профессор подумал и сказал:
- Давайте проследим, что с ним может случиться после ухода от нас. Ну,
сколько отнимет предварительная процедура? Хватит десяти минут. С этого и
начинайте.
- Придется переключиться на минутную шкалу, - поморщился ассистент. -
Первый случай в нашей практике.
Он переключил регуляторы, проверил, не помутнел ли экран и поставил
стрелку на цифру 10.
На экране тотчас же возникло цветное изображение двери, открывавшейся
на лестничную площадку. Спящий в настоящее время появился на экране в
своем ближайшем вероятном будущем. С недоуменной улыбкой он закрыл дверь,
пожал плечами, как бы выражая этим недоверие к опыту и сожаление о
потерянном времени, спустился по широкой мраморной лестнице к выходу и
смешался с прохожими на людной улице. Ни профессор, ни ассистент не
боялись потерять его из виду, посетитель сам подсознательно все время
находился в зоне экрана. Он подошел к обочине и поглядел по сторонам, нет
ли поблизости милиционеров-орудовцев. Переход со светофорами находился в
двухстах метрах впереди, но человек, видимо, торопился. Он поспешно обошел
стоявший у тротуара автобус, но обошел его не сзади, а спереди и не видел
потому уже поравнявшейся с автобусом пятитонки с арбузами. Трагедия
длилась какую-то долю секунды. На экране мелькнуло искаженное лицо
водителя, пытавшегося затормозить, хотя никакие тормоза уже не смогли бы
приостановить катастрофы, и темное пятно поглотило изображение. Экран
погас.
- Все ясно, - сказал ассистент. - Отключаем датчики. Скажем ему?
- Зачем пугать человека? - подумав, ответил профессор. - Того же
эффекта можно добиться и другими средствами.
Посетитель вышел из кабины очень довольный.



Страницы: [1] 2
РЕКЛАМА
Сертаков Виталий - Баронесса Изнанки
Сертаков Виталий
Баронесса Изнанки


Прозоров Александр - Смертельный удар
Прозоров Александр
Смертельный удар


Злотников Роман - Крыло ангела
Злотников Роман
Крыло ангела


Шилова Юлия - Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока
Шилова Юлия
Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.