Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (55)
  2. Гнев дракона (24)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (23)
  4. Колдун из клана Смерти (19)
  5. Заклятие предков (17)
  6. Аквариум (16)
  7. К "последнему" морю (14)
  8. Свирепый черт Лялечка (14)
  9. Поводыри на распутье (11)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (9)
  11. Роксолана (9)
  12. Шпион, или повесть о нейтральной территории (8)
  13. Покер с акулой (8)
  14. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (8)
  15. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (8)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (7)
  17. Чудовище без красавицы (7)
  18. Вещий Олег (7)
  19. Гиперион (7)
  20. Цифровая крепость (7)
  21. Непредвиденные встречи (7)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (6)
  23. О бедном Кощее замолвите слово (6)
  24. Бубен верхнего мира (6)
  25. Путь Кейна. Одержимость (6)
  26. Брудершафт с Терминатором (6)
  27. Вставай, Россия! Десант из будущего (5)
  28. Кредо (5)
  29. Признания авантюриста Феликса Круля (4)
  30. Умножающий печаль (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Амнуэль Песах — > читать бесплатно "Ошибка великого магистра"


П.АМНУЭЛЬ


ОШИБКА ВЕЛИКОГО МАГИСТРА



Прежде мне не приходилось иметь дела с живыми читателями. Я не
получал ни писем с признаниями в любви (разумеется, читательской), ни
писем с угрозами расправиться со мной, если я не перестану сидеть за
компьютером. Единственный человек, с кем я вел постоянную переписку, это
мой издатель Рик Кандель. Переписка эта заключалась в том, что он сообщал:
"Песах, ты еще не осветил год две тысячи двадцать третий", а я отвечал:
"завтра же освещу, вот только фонарь найду".
Поэтому вчера, открыв на звонок дверь и обнаружив мужчину средних лет
и приятной наружности, с черным дипломатом в руке, я, естественно, сказал:
- Извини, я ничего не покупаю.
- А я ничего не продаю, - отпарировал мужчина и вошел в салон. Он
прошел к журнальному столику, положил на него дипломат, щелкнул замками и
извлек на свет не очень толстый томик. Насколько я мог понять, заголовок
был на латыни.
- Мое имя Соломон Штарк, - сказал незванный гость, усаживаясь на
диван и глядя на меня снизу вверх. По-видимому, он не был знаком с
основами психологии поведения, либо эта неудобная для диалога поза
казалась ему вполне естественной.
- Я сенситив и прогностик, - продолжал он, а я, между тем, думал, как
можно избавиться от человека, без причины нарушившего домашний покой. - И
я читатель твоей "Истории Израиля".
- Очень приятно, - пробормотал я.
- Приятного мало, - отрезал господин Штарк. - Дело в том, что история
развивается вовсе не так, как должна.
- Согласен, - сказал я, - иметь под боком такое сокровище как
президент Раджаби...
- При чем здесь этот палестинский выскочка? - возмутился господин
Штарк. - Я имею в виду Магистра.
Мне-таки пришлось опуститься на диван рядом с господином Штарком,
потому что он раскрыл книгу и ткнул пальцем в некий стихотворный текст, а
зрение мое вовсе не таково, чтобы читать мелкие буквы на расстоянии
полутора метров. Книга оказалась двуязычным изданием Нострадамуса: на
одной странице шел латинский текст, а на соседней - его русский перевод.
Катрен, на который показывал незванный гость, гласил:
"Союзник Генриха - кудрявый король побеждает арабов.
Черноволосый, с помощью гениальных изобретений
Он победит жестоких и гордых людей:
Великий Генрих поведет пленных под знаменем полумесяца."
- Катрен семьдесят девятый, - сказал господин Штарк. - Пророчество
Магистра на год две тысячи двадцатый. Великий Генрих должен был взойти на
французский престол в конце двадцатого века. Кудрявый король - это
испанский монарх. Жестокие и гордые арабы должны быть к сегодняшнему дню
уже побеждены и повержены во прах. И единственной свободной страной в
восточном Средиземноморье остается Израиль. Так сказал Магистр.
- Но так не получилось, - возразил я. - Арабы все еще в силе,
палестинцы хотят за столом переговоров оттяпать Яффо, а пресловутый Генрих
вовсе не родился, и Франция все еще республика. Знаешь, я согласен, что у
Нострадамуса были верные предсказания, вот ведь и распад Советского Союза
он в двух словах изобразил... Но пророки всегда отличались туманным
стилем.
- Это отговорка неучей, - отрезал господин Штарк. - Пророки всегда
отличались абсолютной точностью. Иначе они были бы не пророками, а
фантастами.
- Спасибо за комплимент, - буркнул я, соображая, как бы выпроводить
посетителя без вреда для здоровья и мебели.
- Все, что предсказал Магистр до рождения Генриха, сбылось. И
Французская революция, и век пара, и марксизм с ленинизмом, и образование
коммунистического государства, и его распад через семьдесят четыре года, и
рождение Израиля, и мировые войны, Гитлер и Мао, я уж не говорю о
Сталине... Генрих просто не мог не родиться, он не мог не возглавить
Францию в 1999 году.
- Не повезло, - сказал я. - Его потенциальная мать вышла замуж за
другого. Ты же знаешь француженок, они такие ветреные, да и Нострадамуса
не читают...
- Нечего иронизировать, - печально сказал господин Штарк. - Вся
история идет наперекосяк, а историку Песаху Амнуэлю на это плевать.
- Историк описывает то, что произошло на самом деле, а не то, что
могло бы произойти, если бы сбылось чье-то пророчество.
- Все, о чем писал Магистр, произошло на самом деле, - сказал



господин Штарк.
- Возможно, - сказал я, - но не в нашем мире.

И лишь произнеся эти слова, я понял, чего добивался посетитель.
- Так, - сказал я, взяв в руки книгу катренов и перечитывая тот, что
был отмечен желтой полосой, - ты хочешь сказать, что примерно в тысяча
девятьсот семидесятом году произошло событие, которое сместило нашу
историю на альтернативную мировую линию. Ведь именно в семидесятом должен
был родиться Генрих, верно?
- Ну вот, - удовлетворенно сказал господин Штарк, - ты, наконец,
понял. Он произнес это таким тоном, будто был убежден, что средний историк
в состоянии понять только азбучные истины.
- А что такого произошло в семидесятом? - задумчиво сказал я,
перебирая в памяти события того времени. - Ранние годы застоя в СССР. США
увязли во Вьетнаме. Франция переживает период политической нестабильности.
В Германии... Но Германия нас ведь не интересует...
- Франция, - сказал господин Штарк. - И узнать это можно только одним
способом.
- Ну да, - кивнул я, - воспользоваться Смесителем истории. Но,
господин Штарк, почему ты пришел ко мне? Смесители продаются во всех
салонах фирмы "А-зман а-зе", и если ты еще не приобрел эту штуку...
- Приобрел, - сказал господин Штарк, - и я не настолько туп, чтобы не
воспользоваться Смесителем и не узнать истину. Разумеется, я был в том
времени. В семьдесят втором, а не в семидесятом, если на то пошло.
Трагическая случайность. Даже Магистр мог этого не учесть. В июне
семьдесят второго на авиасалоне в Бурже произошла катастрофа - советский
Ту-144 потерял управление и врезался в дом. Погиб экипаж, там был даже
замминистра. Об этом писали. А о том, что в разрушенном доме погибла
молодая женщина по имени Жаннетт Плассон, не писал никто.
- Ты хочешь сказать...
- Она находилась на восьмом месяце. Если бы катастрофы не произошло,
или если бы салон состоялся месяцем позже, Жаннетт родила бы мальчика,
который через двадцать семь лет изменил бы лицо мира.
- А как насчет альтернатив? - спросил я.
- А никак, - пожал плечами господин Штарк. - Гибель самолета - это
ведь не результат чьего-то сознательного выбора. Если бы пилот хотя бы на
мгновение задумался - влепить машину в дом или спокойно завершить полет, -
обе альтернативные возможности были бы осуществлены физически. Но процесс
от выбора человека не зависел. И альтернативных миров, в которых Генрих
родился бы и выполнил свою миссию, просто нет.
- Ах, - сказал я, - как это Нострадамус так подкачал? Предсказал мир,
который не мог возникнуть даже в качестве альтернативы.
- Все же, Песах, - с сожалением сказал господин Штарк, - ты оказался
глупее, чем я думал.
Что я должен был сделать, как по-вашему? Я, естественно, встал и
пошел открывать дверь. В конце концов, пословица гласит, что незванный
гость хуже татарина. Правда, это русская пословица, и господин Штарк мог
ее не знать. Наверно, только по этой причине он не сдвинулся с места.

Оказывается, господин Штарк все обдумал еще до прихода ко мне. Он,
видите ли, был с детства человеком увлекающимся и безмерно верящим в то,
чем увлекался. Книга "Мир глазами Нострадамуса" попалась ему на глаза,
когда он готовился на аттестат зрелости. Можно подумать, что прежде он
никогда не слышал о пророках - в одном только Танахе их достаточно.
Почему-то свои, иудейские пророки на него не произвели особого
впечатления. Ну конечно, жили они в библейские времена и пророчествовали
от имени Творца, да еще и выражались весьма отвлеченно и на
общефилософские темы. А Нострадамус был, во-первых, точен в обозначении
дат, во-вторых, предсказывал не только политические интриги, но и научные
открытия, что, естественно, повышало степень доверия к пророку. Но
главное, он ведь, как и библейские пророки, был евреем. Отступником,
конечно, но это личное его дело. Пророк имеет право быть таким, каким
хочет. Всему остальному миру это не позволено.
Через час я уже знал биографию Соломона Штарка не хуже, чем свою
собственную. Аттестат зрелости он так и не получил, потому что увлекся
пророчествами Магистра. По той же причине он не женился, хотя был влюблен
в некую Далию, отвечавшую ему взаимностью.
Далия сбежала от Соломона, когда поняла, что интерпретация
восемьдесят шестого катрена для ее любимого важнее, чем их предстоящая
хупа. Соломон только вздохнул и начал искать у Магистра предсказание
именно этого поступка.
Настоящие пророки не ошибаются никогда. Значит, Генрих, будущий
французский властитель, освободитель западного мира от мусульманского



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Лукьяненко Сергей - Ночь накануне
Лукьяненко Сергей
Ночь накануне


Суворов Виктор - День "М"
Суворов Виктор
День "М"


Контровский Владимир - Последний казак
Контровский Владимир
Последний казак


Шилова Юлия - Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо
Шилова Юлия
Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.