Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (75)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (21)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Свирепый черт Лялечка (16)
  6. Аквариум (14)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  8. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (14)
  9. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  10. Поводыри на распутье (11)
  11. Чудовище без красавицы (10)
  12. Бубен верхнего мира (8)
  13. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  14. Вещий Олег (7)
  15. Гнев дракона (7)
  16. Гиперион (7)
  17. Брудершафт с Терминатором (6)
  18. Покер с акулой (6)
  19. Роксолана (6)
  20. Путь Кейна. Одержимость (5)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  23. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  24. Яфет (4)
  25. Журналист для Брежнева (4)
  26. По тонкому льду (4)
  27. Цифровая крепость (4)
  28. К "последнему" морю (4)
  29. Ричард Длинные Руки - 1 (4)
  30. Смягчающие обстоятельства (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Амнуэль Песах — > читать бесплатно "Посол"


П.АМНУЭЛЬ


ПОСОЛ





Оказывается, в истории нашего государства есть белые пятна.
Оказывается, они есть в истории почти каждого развитого государства
планеты. Оригинальная мысль, не правда ли? Особенно после опубликования на
прошлой неделе секретных документов Шабака об операции, проведенной на
территориях в 1996 году. Блестящая была операция, согласен, я в свое время
расскажу о ней в "Истории Израиля", поскольку есть кое-какие соображения,
не очень стыкующиеся с официальной версией. Но сейчас не о том речь. Я
имею в виду те белые пятна в истории, о которых никто пока не подозревает.
Я имею в виду институт темпоральных дипломатов.

Мы познакомились случайно. Я сидел на террасе в кафе "Опера",
смотрел, как в бухте катаются на летающих досках дети, перепрыгивая через
буруны, и думал о вечном. А он сидел за соседним столиком и читал
"Маарив". Моложавый мужчина с коротко постриженной седой бородой, в
которую причудливым образом казались вплетены пряди черных волос.
- Эх, - сказал он неожиданно, прервав чтение и швырнув газетный
дискет на столик вместе с ментоскопом. - Все то же самое...
Мои мысли о вечном рухнули в настоящее, и я спросил по привычке
докапываться до сути:
- Ты о вчерашней потасовке в кнессете?
- Потасовка? Нет, я о перевороте в Намибии.
- Так это не у нас, - сказал я разочарованно.
- А ты, Песах, - повернулся он ко мне всем корпусом, - интересуешься
только внутренними делами? Ты считаешь, что история Израиля заканчивается
на его границах?
- Ты меня знаешь? - удивился я, перебирая в памяти знакомые лица и не
находя среди них то, что видел перед собой.
- На прошлой неделе потратил ночь, читая твои "Очерки".
Восстанавливал, так сказать, картину. Твоя стереофотография - на коробке
дискета.
- А... - сказал я и неожиданно для себя предложил ему выпить пива и
заодно представиться: он меня знает по имени, а я его - нет.
- Арье Гусман, - сказал он, пересаживаясь за мой столик. - В России
был Львом Абрамовичем.
- Недавно репатриировались? - спросил я по-русски, поразившись
идеальному литературному ивриту собеседника.
- Я сабра, родился в Тель-Авиве в девятьсот девяносто четвертом, -
ответил Арье на чистом русском. - Родители мои были из Большой алии.
- Отлично говорите по-русски, - сказал я. - Обычно дети репатриантов
забывают родной язык, даже толком его не выучив.
- У меня была хорошая практика, - усмехнулся Арье. - Пять лучших лет
жизни я работал послом в России.
- Сотрудником посольства? - уточнил я, поскольку послов по фамилии
Гусман в Москве отродясь не было.
- Послом, - повторил он. - Чрезвычайным и полномочным. Вручал
верительные грамоты самому...
Он неожиданно замолчал и уставился на молодого балбеса, взлетевшего
над буруном на своей летающей доске, перевернувшегося вокруг головы в
верхней точке траектории и приземлившегося на проезжей части бульвара
перед бампером резко затормозившего лимузина. Последовавшая сцена к
истории Израиля отношения не имеет, но Арье следил за скандалом со
страстью футбольного болельщика, и мне пришлось подождать несколько минут.
- Здесь много отвлекающих факторов, - сказал Арье, когда движение на
бульваре восстановилось. - Я живу на Алленби, приглашаю к себе. Вам как
историку это будет интересно.

Квартира как квартира. Единственное, что бросилось мне в глаза -
висящая в холле репродукция картины прошлого века "Ленин читает газету
"Правда". Уверен, что девяносто девять израильтян из ста не узнали бы ни
картины, ни вождя. Я - другое дело, в свое время в Еврейском университете
проходил курс "Искусство времен социалистического реализма". Что и не
преминул продемонстрировать, спросив:
- Зачем вам этот Ленин? Только интерьер портит.
- Подарок, - сказал Арье. - Я же сказал, что был послом в Москве.
Ну, разумеется. Даже если он бы и был послом, кто, будучи в здравом
уме, стал бы дарить израильскому дипломату копию Ленина, о котором в
России вспоминают только историки и шизофреники?


- Вообще-то, - сказал Арье, усадив меня за кухонным столом и выставив
угощение, заставившее меня заново приглядеться к хозяину - сливовое
варенье в вазочке, печенье "крекер", зефир в шоколаде, будто сидели мы не
в Тель-Авиве, а в Москве, где-нибудь на Пятнадцатой парковой. - Вообще-то
я не имею права рассказывать об этом... Но вы, Песах, историк, а без этой
страницы ваша история будет явно неполной. Я вижу, что вы не верите - вы
знаете всех наших послов наперечет, Гусмана среди них нет, верно? И, тем
не менее...
Он на минуту вышел в салон и вернулся с небольшим альбомом, в котором
оказались старые плоские фотографии. Мало того, что плоские, так еще даже
и не цветные. Старина, начало прошлого века. Арье вытянул из кармашка один
из снимков и протянул мне. Бумага была жесткой и шершавой, изображение -
неподвижным и неживым. На фото Арье Гусман был изображен рядом с
Владимиром Ильичом Лениным.

После того, как Ребиндер изобрел смеситель времени, а Штейнберг
проник в тайны истории альтернативных миров, многие начали думать, что
изменить исторические процессы ничего не стоит. Отправился в прошлое, убил
Гитлера - и Катастрофа стала мифом. Все, конечно, сложнее, я уж
рассказывал на страницах "Истории Израиля" о том, что возможно при
пользовании смесителем, а что решительно противоречит законам природы. Не
буду повторяться. Один момент я все же упустил. В свое оправдание могу
сказать лишь то, что Институт темпоральных дипломатов был создан как
структура в рамках Моссада, информация о нем до последнего времени были
секретной настолько, что даже, кажется, премьер-министр получал к ней
доступ только после трех месяцев пребывания у власти.

Арье Гусман был профессиональным дипломатом и перед новым назначением
проработал три года в израильском посольстве в Лондоне. В феврале 2029
года его отозвали на родину. 24 февраля он присутствовал на историческом
заседании в МИДе. Их было восемь - молодых и энергичных. Вел заседание
Рони Барац, который в то время был заместителем министра.
- Миссия ответственна, - сказал он. - Принято решение об открытии
израильских посольств в России, Англии, Соединенных Штатах, Германии и
Франции. Нет, я не оговорился. Именно - об открытии. В России мы открываем
посольство в 1919 году. Раньше не получается - никто из тех, с кем мы
пытались наладить контакты, даже не понял, о чем идет речь. Вы ж
понимаете, что вопрос это деликатный, никакого давления. Девятнадцатый год
в России - сложный период, и наше посольство призвано в первую очередь
отстаивать интересы русских евреев. Ну и... еще кое-что. Послом в Россию
МИД предлагает Гусмана.
Арье, который был хорошим дипломатом, но о смесителях времени слышал
впервые, ощущал себя посетителем в психбольнице. Впрочем, его живо
избавили от этого ощущения, отправив на лекции по теории темпоральных
сдвигов и по воздействию на исторические процессы, после чего он ощущал
себя уже не посетителем, а больным в палате для тихо помешанных. Излечился
он, однако, быстро - по мере прохождения курса. Ввиду экстремальности
ситуации персонал первого израильского посольства был невелик - Арье
Гусман (посол), Алекс Бендецкий (военный атташе) и Гарри Фабер
(экономический советник).
Смеситель, установленный в подвале МИДа, работал сначала на отправку
груза, а 15 мая 2029 года Гусман, Бендецкий и Фабер отправились сами -
открывать посольство.
Сняли большую квартиру на первом этаже в доме на Сретенке, разложили
документы, отдохнули. Москва им не понравилась: народ злой, магазины
пусты, за хлебом очереди, по ночам стреляют. Впрочем, если не считать
эпидемии тифа, ситуация не очень отличалась от той, о которой рассказывали
Арье-Левочке его родители, уехавшие в Израиль в 1992 году, правда, не из
Москвы, а из Владимира.
Отечество, естественно, было еще в опасности, но, в отличие от
большевиков, Гусман знал, от кого эта опасность исходит. Первый визит
нанесли наркому иностранных дел товарищу Литвинову. Мандаты, выданные
израильским МИДом, были в полном порядке, и аудиенция состоялась
безотлагательно, несмотря на загруженность министра и тяжелое положение на
фронтах борьбы с Деникиным и Врангелем.
- Даже не верится, - сказал Литвинов, внимательно прочитав бумаги,
сверив фотографии и удивленно поцокав языком, когда попытался ткнуть
пальцем в глаз объемному изображению Льва Абрамовича. - Значит, Израиль,
говорите? Это хорошо. Я всегда думал, что Палестина сможет отстоять свою
независимость в борьбе с мировым капиталом. Да, кстати, а кто в ваше время
представляет в Израиле Коммунистическую Россию?
- Посол Игнат Зарубин, потомственный дипломат, - ответил Лев
Абрамович, не сказав, естественно, что в России так и не построили



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


Ильин Андрей - Тень Конторы
Ильин Андрей
Тень Конторы


Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


Головачев Василий - Ведич
Головачев Василий
Ведич


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.