Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (54)
  2. Путь Кейна. Одержимость (51)
  3. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (31)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  6. Свирепый черт Лялечка (24)
  7. Цифровая крепость (24)
  8. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  10. Непредвиденные встречи (20)
  11. Умножающий печаль (20)
  12. Имя потерпевшего - никто (20)
  13. Гнев дракона (19)
  14. По тонкому льду (16)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (13)
  16. Аквариум (12)
  17. Начало всех начал (12)
  18. Париж на три часа (11)
  19. Яфет (10)
  20. Замок Броуди (9)
  21. Роксолана (9)
  22. Любовница на двоих (9)
  23. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)
  24. К "последнему" морю (8)
  25. Колдун из клана Смерти (8)
  26. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  27. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  28. Чудовище без красавицы (7)
  29. Брудершафт с Терминатором (6)
  30. Омон Ра (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Беляев Александр — > читать бесплатно "Мертвая голова"


Александр БЕЛЯЕВ


МЕРТВАЯ ГОЛОВА



Глава 1

В ПОГОНЕ ЗА СЛАВОЙ
- Сбор ровно в полдень на этой поляне.
Жозеф Морель кивнул головой двум своим спутникам, поправил за спиной
дорожный мешок и, помахивая сачком для ловли насекомых, углубился в
чащу.
Это были владения пальм, папоротников и лиан.
Морель беспечно напевал веселую песенку, зорко всматриваясь сквозь
стекла очков в зеленоватые сумерки тропического леса. Молодой ученый был
в наилучшем настроении. Ему повезло в жизни. Морелю не было еще сорока
лет, а он уже имел звание профессора. Его труд о пауках удостоился
премии, и вот теперь он получил научную командировку в Бразилию, в
малоисследованные верховья реки Амазонки, этого рая для энтомологов.
"Науке известно двести тысяч видов насекомых. Чарлз Риде допускает,
что их не менее десяти миллионов. Каждый год описывается не менее шести
с половиной тысяч новых видов. Будет недурно, если прибавится в этом
году еще шесть тысяч, открытых Жозефом Морелем. Какой великолепный
памятник из насекомых воздвигнет себе Морель!" - уносился в честолюбивых
мечтах профессор. И мечты его были вполне осуществимы. В этом лесу
хватило бы материала не на один "памятник". Пестрые кусочки будущего
величия Мореля в виде красивых разноцветных бабочек носились перед ним,
как хлопья снега. Надо было только собрать воедино эти сверкающие всеми
цветами радуги хлопья - и научное бессмертие Мореля обеспечено. Его
зоркий глаз ученого уже заметил несколько необычных форм бабочек, но
Морель не спешил. Среди этого неистощимого богатства он мог позволить
себе роскошь быть разборчивым. Притом его больше интересовали пауки, а
здесь их встречалось мало.
Чем больше углублялся Морель в чащу, тем гуще становились тени,
молчаливее лес. Огромные стволы пальм, как колонны, уходили высоко
вверх, закрывая свет солнца сплетающимися листьями. К косматым стволам
пальм присосались растительные паразиты - орхидеи и бромелии. А внизу
молодые пальмы и папоротники разбрасывали свои веерообразные листья,
образуя густой подлесок. И от пальмы к пальме, от ствола к стволу
протянулись, как змеи, узластые лианы - эти проволочные заграждения
тропических лесов. Местами ярко-желтый луч солнца прорезал зеленоватый
полумрак леса, и в золоте лучей вспыхивало красное крыло попугая,
бриллиантом сверкал пролетевший колибри, пламенем зажигался цветок
орхидеи.
- О-а! О-а! Ха-ха-ха! - резко кричал попугай. Ему отвечала большая
обезьяна. Вися на хвосте, она ритмически раскачивалась, пытаясь
дотянуться рукой до попугая. Но попугай, прикинув расстояние скошенным
глазом, сидел неподвижно и продолжал свое ворчливое "о-а", как сосед,
который затеял ссору от скуки. Две маленькие обезьянки заметили человека
и некоторое время следовали за ним, ловко перебираясь на руках по
лианам. Одна обезьяна ухватила за хвост другую. Та завизжала, оскалила
зубы, и вот они начали драться, забыв о Мореле.
Лес жил своей жизнью.
Ноги Мореля мягко ступали по устланной мхом и перегнившими листьями
земле. Становилось все труднее идти. Влажный, оранжерейный воздух был
наполнен ароматами цветов и растений так сильно, что Морель задыхался.
Как будто над этим лесом прошел ливень из одуряюще пряных духов. Сачок
путался в ветвях. Морель падал, зацепившись за лианы или поваленные
стволы, обросшие мхом. Ученый прошел не более трех километров, а уже
чувствовал усталость и весь был покрыт испариной. Он решил выйти на
открытое место. Осмотревшись, Морель заметил вправо от себя светлое
пятно, как будто там занималась заря, и пошел на этот просвет. Скоро он
вышел на лесную прогалину, шедшую вдоль высохшего русла одного из
бесчисленных мелких притоков Амазонки. В период дождей по этому руслу
бушевала настоящая река, увлекавшая в своем стремительном течении
бурелом. Но теперь дно было сухо и покрыто острыми болотными травами.
Лишь по краям и кое-где по дну были разбросаны перегнившие стволы
деревьев, оставшиеся от половодья.
Морель спустился в сухое ложе реки и вдохнул в себя более сухой и
разреженный воздух. В ту же минуту его внимание было привлечено огромной
бабочкой, имевшей размах крыльев более метра. Морель даже пригнулся,
готовый к прыжку. В нем заговорил ученый и страстный охотник на
насекомых.
"Совершенно новая разновидность acherontia medor (мертвая голова)", -
подумал Морель, следя за полетом бабочки.
Спина бабочки была не бурая с серовато-голубым отблеском, как обычно,



а золотистая, с темно-синим рисунком черепа и скрещенных костей.
Передние крылья ее были такого же золотистого цвета, а задние -
лазоревые. Морель с огорчением подумал о том, что его сачок слишком мал,
чтобы захватить такое большое насекомое. Но выхода не было. Он должен
был поймать эту бабочку, хотя бы с риском повредить ей крылья. И Морель
прыгнул на бабочку, взмахнув сачком. Потревоженная бабочка издала
свистящий звук и полетела вдоль ручья, как бы подзадоривая охотника.
Морель, прыгая и падая, побежал за ней. Еще за минуту до этого
единственным его желанием было растянуться в траве и отдохнуть. Но
теперь он забыл об этом и стал гоняться за бабочкой с таким жаром, как
будто ловил собственное бессмертие. А бабочка, медленно махая мягкими
крыльями, продолжала манить его за собой, как болотный огонек, ловко
увертываясь от сачка в своем зигзагообразном полете. Русло реки
извивалось, разветвлялось на несколько русел, делало крутые повороты,
что еще больше затрудняло погоню. С Мореля пот лил ручьями, заливая
глаза; мешок за спиной и ящик для насекомых болтались на нем, как на
взбешенном верблюде, но он ничего не чувствовал и не видел, кроме
порхавшего в воздухе "золотого руна". Десятки раз он был близок к победе
и уже издавал торжествующий крик, но бабочка была неуловима, как
сказочная "синяя птица". Морель давно уже перестал замечать дорогу для
обратного пути. Если бы сейчас половина Бразилии провалилась сквозь
землю, он не заметил бы, загипнотизированный "мертвой головой".
Крутой поворот русла - и перед Морелем внезапно поднялась целая стена
бурелома, преграждавшая ему путь. Бабочка легко вспорхнула и перелетела
бурелом. Морель бросился на приступ и тотчас увяз в перегнившей трухе.
Тогда он побежал в обход Но время было упущено. Бабочка порхала вдали и
скоро скрылась за кустами парагвайского чая. Еще раз мелькнули
золотисто-лазоревые крылья над густо-зелеными листьями молочайника и
исчезли...
Морель пробежал несколько десятков метров с упорством отчаяния, но
все было напрасно. Бабочки не было. Почти без сил ученый опустился на
траву и бросил сачок.
"В конце концов не одна же такая бабочка существует в этих лесах!" -
успокаивал он себя, несколько отдышавшись.

Глава 2

ЧЕЛОВЕК И ПАУК
Раскинув широко руки, Морель лежал на спине, давая отдых своему
измученному телу. Потом он поднялся и посмотрел на часы. Десять часов
сорок пять минут. Пожалуй, он опоздает к завтраку. Морель огляделся,
чтобы сообразить, в какую сторону ему идти. Прямо перед ним к высохшему
руслу ручья скатывалась застывшим водопадом зеленая масса леса. Позади
него почва отлого поднималась. Здесь были владения папоротников. Сочные,
огромные, с пышной темно-зеленой листвой, они покрывали здесь склон.
"Какая буйная, пышная растительность! - с невольным восхищением
подумал Морель. - Целый лес папоротников! Можно подумать, что я каким-то
чудом перелетел в прошлое, за триста миллионов лет, в каменноугольный
период..."
Этот уголок леса был молчалив, как миллионы лет назад. Ни зверей, ни
птиц... Только насекомые - мириады насекомых, летавших в воздухе,
ползавших по листьям деревьев, копошившихся в траве... Пауки! Их было
больше всего. Они протягивали огромные полотнища паутины между
папоротниками, принизывали воздух тончайшими нитями, кишели среди мха и
корней. Казалось, сюда собрались пауки со всего света - от едва заметных
микроскопических паучков до огромных волосатых птицеедов.
Темно-коричневые, красные, полосатые, черные, серые - всех цветов и
окрасок пауки наполняли воздух и землю. Даже в луже, сохранившейся в
русле высохшей реки, копошились водяные пауки. От такого необычайного
количества "дичи" у Мореля перехватило дыхание. На одном квадратном
метре здесь было пауков больше, чем в университетском музее! Морель был
поражен. Мысль его работала лихорадочно. Он классифицировал, с жадностью
истого ученого намечая жертвы своей любознательности.
Огромный, величиной с кулак, паук, покрытый темно-коричневыми
полосами, набежал на Мореля, с недоумением остановился и вдруг принял
самую воинственную позу: поднялся на задние ноги, так что стало видно
его брюшко, передние ноги приподнял, как боксер, готовый нанести удар, и
неожиданно бросился на Мореля. Ученый едва успел отбежать от врага в
сторону и оглянулся. Паук не преследовал его, но длинные черные
серповидные челюсти насекомого угрожающе двигались. Морель знал, что
укус этих челюстей иногда на много лет оставляет после себя острую боль.
И все же ученый не мог отвести глаз от паука, до такой степени
интересовало его это страшилище. И они смотрели друг на друга несколько
минут - человек и паук, два существа, разделенные полумиллиардом лет



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
РЕКЛАМА
Белогорский Евгений - Во славу Отечества!
Белогорский Евгений
Во славу Отечества!


Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Володихин Дмитрий - Доброволец
Володихин Дмитрий
Доброволец


Шилова Юлия - Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон
Шилова Юлия
Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.