Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (30)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (15)
  4. Летучий Голландец (12)
  5. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  6. Начало всех начал (10)
  7. Яфет (9)
  8. Путь Кейна. Одержимость (9)
  9. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (8)
  11. Память льда (7)
  12. Странствующий теллуриец (7)
  13. Роксолана (7)
  14. Киммерийское лето (6)
  15. Пирамида (6)
  16. Любовница на двоих (5)
  17. Круг любителей покушать (5)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  19. Армагеддон (5)
  20. Демон и Бродяга (4)
  21. К "последнему" морю (4)
  22. По тонкому льду (4)
  23. Полковнику никто не пишет (4)
  24. Париж на три часа (4)
  25. Ричард Длинные Руки - воин Господа (3)
  26. Шпион федерального значения (3)
  27. Брайтонский леденец (3)
  28. Золотой воин (3)
  29. Наемный убийца (3)
  30. Смягчающие обстоятельства (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Булычев Кир — > читать бесплатно "Похищение чародея"

Кир Булычев. Похищение чародея


-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Похищение чародея". СпБ., "Азбука", 1997.
OCъ & spellcheck by HarryFan, 20 October 2000
-----------------------------------------------------------------------

1
Дом понравился Анне еще издали. Она устало шла пыльной тропинкой вдоль
заборов, сквозь дырявую тень коренастых лип, мимо серебристого от старости
колодезного сруба - от сильного порыва ветра цепь звякнула по мятому боку
ведра, - куры суетливо уступали дорогу, сетуя на человеческую наглость,
петух же отошел строевым шагом, сохраняя достоинство. Бабушки, сидевшие в
ряд на завалинке, одинаково поздоровались с Анной и долго смотрели вслед.
Улица была широкой, раз®езженная грузовиками дорога вилась посреди нее,
как речка по долине, поросшей подорожником и мягкой короткой травой.
Дом был крепким, под железной, когда-то красной крышей. Он стоял
отдельно от деревни, по ту сторону почти пересохшего ручья.
Анна остановилась на мостике через ручей - два бревна, на них набиты
поперек доски. Рядом был брод - широкая мелкая лужа. Дорога пересекала
лужу и упиралась в распахнутые двери серого бревенчатого пустого сарая. От
мостика тянулась тропа, пробегала мимо дома и петляла по зеленому склону
холма, к плоской вершине, укрытой плотной шапкой темных деревьев.
Тетя Магда описала дорогу точно, да и сама Анна шаг за шагом узнавала
деревню, где пятилетней девочкой двадцать лет назад провела лето. К ней
возвращалось забытое ощущение покоя, гармонирующее со ржаным полем,
лопухами и пышным облаком над рощей, звоном цепи в колодце и силуэтом
лошади на зеленом откосе.
Забор покосился, несколько планок выпало, сквозь щели проросла крапива.
Смородиновые кусты перед фасадом в три окна, обрамленных некогда голубыми
наличниками и прикрытых ставнями, разрослись и одичали. Дом был одинок, он
скучал без людей.
Анна отодвинула ржавый засов калитки и поднялась на крыльцо. Потом
оглянулась на деревню. Деревня тянулась вдоль реки, и лес, отделявший ее
от железнодорожного раз®езда, отступал от реки широкой дугой, освобождая
место полям. Оттуда тянуло прохладным ветром. И видно было, как он
перебегает Вятлу, тысячью крошечных лапок взрывая зеркало реки и
раскачивая широкую полосу прибрежного тростника. Рев мотора вырвался из-за
угла дома, и низко сидящая кормой лодка распилила хвостом пены
буколические следы ветра. В лодке сидел белобородый дед в дождевике и
синей шляпе. Словно почувствовав взгляд Анны, он обернулся, и, хотя лицо
его с такого расстояния казалось лишь бурым пятном, Анне показалось, будто
старик осуждает ее появление в пустом доме, которому положено одиноко
доживать свой век.
Пустое человеческое жилище всегда печально. Бочка для воды у порога
рассохлась, из нее почему-то торчали забытые грабли, у собачьей конуры с
провалившейся крышей лежал на ржавой цепочке полуистлевший ошейник.
Анна долго возилась с ключом, и, когда дужка сердито выскочила из
пузатого тела замка, входная дверь поддалась туго, словно кто-то
придерживал ее изнутри. В сенях царила нежилая затхлость, луч солнца,
проникнув в окошко под потолком, пронзил темный воздух, и в луче
замельтешили вспугнутые пылинки.
Анна отворила дверь в теплую половину. Дверь была обита рыжей клеенкой,
внизу было прикрытое фанерой отверстие, чтобы кошка могла выйти, когда ей
вздумается. Анна вспомнила, как сидела на корточках, завидуя черной
теткиной кошке, которой разрешалось гулять даже ночью. Воспоминание
звякнуло, как колокольчик, быстро прижатый ладонью. На подоконнике в
молочной бутылке стоял букет бумажных цветов. Из-под продавленного дивана
выскочила мышь-полевка.
Отогнув гвозди, Анна растворила в комнате окна, распахнула ставни,
потом перешла на кухню, отделенную от жилой комнаты перегородкой, не
доходившей до потолка, и раскрыла окно там. При свете запустение стало
более очевидным и грустным. В черной пасти русской печи Анна нашла таз, в
углу под темными образами - тряпку. Для начала следовало вымыть полы.
Натаскав из речки воды - одичавшие яблони в саду разрослись так, что
приходилось продираться сквозь ветки, - и вымыв полы, Анна поставила в
бутылку букет ромашек, а бумажные цветы отнесла к божнице. Она совсем не
устала - эта простая работа несла в себе приятное удовлетворение, а свежий
запах мокрых полов сразу изгнал из дома сладковатый запах пыли.
Одну из привезенных с собой простынь Анна постелила на стол в большой
комнате и разложила там книги, бумагу и туалетные принадлежности.
Теперь можно было и отдохнуть. То есть сходить за молоком в деревню,
заодно навестить деда Геннадия и его жену Дарью.


Анна нашла на кухне целую кринку, вышла из дома, заперла по городской
привычке дверь, постояла у калитки и пошла не вниз, к деревне, а к роще на
вершине, потому что с тем местом была связана какая-то жуткая детская
тайна, забытая двадцать лет назад.
Тропинка вилась среди редких кустов, у которых розовела земляника, и
неожиданно Анна оказалась на вершине холма, в тени деревьев, разросшихся
на старом, заброшенном кладбище. Серые плиты и каменные кресты утонули в
земле, заросли орешником, и в углублениях между ними буйно цвели ландыши.
Одна из плит почему-то стояла торчком, и Анна предположила, что здесь был
похоронен колдун, который потом ожил и выкарабкался наружу.
Вдруг Анне показалось, что за ней кто-то следит. Внутри рощи было очень
тихо - ветер не смел хозяйничать здесь, и древний кладбищенский страх
вдруг овладел Анной и заставил, не оборачиваясь, быстро пойти вперед...


2
- Ты, конечно, прости, Аннушка, - сказал белобородый дед в дождевике и
синей шляпе, - если я тебя испугал.
- Здравствуйте, дедушка Геннадий, - сказала Анна. Вряд ли кто-нибудь
еще в деревне мог сразу признать ее.
Они стояли у каменной церкви с обвалившимся куполом. Большая стрекоза
спланировала на край кринки, которую Анна прижимала к груди, и заглянула
внутрь.
- За молоком собралась? - спросил дед Геннадий.
- К вам.
- Молочка дадим. А я за лошадью пришел, сюда забрела. Откуда-то у нее
стремление к покою. Клеопатрой ее зовут, городская, с ипподрома
выбракованная.
- Тетя Магда вам писала?
- Она мне пишет. Ко всем праздникам. Я в Прудники ездил, возвращаюсь, а
ты на крыльце стоишь. Выросла... В аспирантуру, значит, собираешься?
- Тетя и об этом написала?
Гнедая кобыла стояла по другую сторону церкви, грелась на солнце. Она
вежливо коснулась зубами протянутой ладони. Ее блестящая шкура пахла потом
и солнцем.
- Обрати внимание, - сказал дед Геннадий, - храм семнадцатого века,
воздвигнутый при Алексее Михайловиче, а фундамент значительно старше.
Понимаешь? Сюда реставратор из Ленинграда приезжал. Васильев, Терентий
Иванович, не знакома?
- Нет.
- Может, будут реставрировать. Или раскопки начнут. Тут на холме город
стоял в средневековые времена. Земля буквально полна исторических тайн.
Дед торжественно вздохнул. Надвинул шляпу на глаза, хлопнул Клепу по
шее, и та сразу пошла вперед, Анна поняла, что реставратор Васильев внес в
душу Геннадия благородное смятение, открыв перед ним манящие глубины
веков.
Впереди шла Клеопатра, затем, жестикулируя, дед - дождевик его
колыхался, как покрывало привидения. Он говорил, не оборачиваясь, иногда
его голос пропадал, заглохнув в кустах. Речь шла об опустении рек и лесов,
о том, что некий купец еще до революции возил с холма камень в Полоцк, чем
обкрадывал культурное наследие, о том, что население этих мест смешанное,
потому что сюда все кому не лень ходили, о том, что каждой деревне нужен
музей... Темы были многочисленны и неожиданны.
Они спустились с пологой, противоположной от реки стороны холма и пошли
вдоль ржаного поля, по краю которого росли васильки. Анна отставала,
собирая цветы, потом догоняла деда и улавливала новую тему - о том, что
над Миорами летающая тарелка два дня висела, а на Луне возможна жизнь в
подлунных вулканах... У ручья дед обернулся.
- Может, у нас поживешь? Чего одной в доме? Мы с Дарьей одни,
беседовать будем.
- Мне и дома хорошо. Спасибо.
- Я и не надеялся, - легко согласился дед.
В доме деда Геннадия пришлось задержаться. Бабушка Дарья вскипятила
чай, достала конфеты, а дед вынул из сапожной коробки и разложил на столе
свой "музей", который он начал собирать после встречи с реставратором
Васильевым. В "музее" были: фотографии деда двадцатых годов, банка из-под
чая с черепками разной формы и возраста, несколько открыток с видом
Полоцка и курорта Монте-Карло, покрытая патиной львиная голова с кольцом в
носу - ручка от двери, подкова, кремневый наконечник копья, бутылочка от
старинных духов и что-то еще. Коллекция была случайная, сорочья, бабушка
Дарья отозвала Анну на кухню поговорить о родственниках, потом шепнула:
"Ты не смейся, пускай балуется. А то пить начнет". Бабушка Дарья прожила с
Геннадием полвека и все боялась, что он запьет.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
РЕКЛАМА
Афанасьев Роман - Эксперимент
Афанасьев Роман
Эксперимент


Шилова Юлия - Его нежная дрянь
Шилова Юлия
Его нежная дрянь


Посняков Андрей - Молния Баязида
Посняков Андрей
Молния Баязида


Орлов Алекс - Золотой воин
Орлов Алекс
Золотой воин


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.