Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (116)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (106)
  3. Париж на три часа (61)
  4. Начало всех начал (55)
  5. Шпион, или повесть о нейтральной территории (46)
  6. Гнев дракона (46)
  7. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (35)
  8. Омон Ра (34)
  9. Тимур и его команда (34)
  10. Свирепый черт Лялечка (29)
  11. Покер с акулой (29)
  12. Любовница на двоих (27)
  13. Пелагия и красный петух (том 2) (25)
  14. Цифровая крепость (24)
  15. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  16. Имя потерпевшего - никто (18)
  17. Киммерийское лето (18)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (18)
  19. Ледокол (17)
  20. Колдун из клана Смерти (15)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  22. Аквариум (13)
  23. Брудершафт с Терминатором (12)
  24. Непредвиденные встречи (12)
  25. По тонкому льду (11)
  26. Ричард Длинные Руки - воин Господа (11)
  27. Роксолана (10)
  28. Прозрачные витражи (8)
  29. Умножающий печаль (8)
  30. Битва за Царьград (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Булычев Кир — > читать бесплатно "Чужая память"


Кир Булычев


Чужая память


-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Похищение чародея". СпБ., "Азбука", 1997.
OCъ & spellcheck by HarryFan, 20 October 2000
-----------------------------------------------------------------------

1
За долгие годы Сергей Андреевич Ржевский привык не замечать здание
института и окружавшие его дома. Но в тот понедельник машина за ним не
пришла. Ржевский добирался до работы автобусом и увидел, что начали ломать
барачный поселок, тянувшийся от автобусной остановки.
Поселку было лет пятьдесят, его построили в тридцатые годы. Между
двухэтажными желтыми бараками выросли высокие тополя. Сергей Андреевич
понял, что бараки ломают, когда вместо первого из них оказался светлый
проем в деревьях, за ним, как в раме, из которой вытащили привычную
картину, тянулся еще не застроенный пустырь до самого горизонта, до белых
зубцов нового района.
У следующего барака стоял экскаватор с чугунным шаром вместо ковша.
Железо с крыши сняли, и оно лежало сбоку неровной кипой листов
тускло-зеленого цвета.
У третьего барака Ржевский остановился. Когда-то он прожил здесь
полгода, устроившись на работу в институт. Снимал комнату на втором этаже.
Барак был пуст, входная дверь приоткрыта, можно войти, но Сергей
Андреевич отогнал внезапное желание оказаться в той комнате, подойти к
окну на улицу и постоять у него, как стоял и ждал когда-то.
Ржевский посмотрел на часы, словно искал оправдание поспешному уходу.
Часы показывали десять минут десятого. Сергей Андреевич прошел еще сотню
метров и увидел свой институт - серое четырехэтажное здание с большими
квадратными окнами и несоразмерно маленькой дверью. Когда институт
построили, Москва еще не добралась до этих мест. А потом город обошел его
языками домов, институт вошел в пределы Москвы, но вместе с барачным
поселком остался заводью в высоких берегах новостроек.
Надо делать ремонт, подумал Ржевский, глядя на осыпавшуюся на втором
этаже штукатурку. Сейчас вызову Алевича. Неужели ему самому не стыдно?


2
В коридоре было пусто, все уже разошлись по отделам и лабораториям. В
узком предбаннике перед кабинетом Ржевского тоже было пусто. На столе
секретарши записка:
"СА! Я в месткоме. Обсуждаем итоги пионерлагеря. Лена".
Рядом несколько конвертов официального вида - приглашения. Новый
английский журнал. Автореферат, из Ленинграда.
Настроение было испорчено. Ржевский искал причину, не желая признаться
себе, что виноваты бараки. Что он хотел сделать? Вызвать Алевича? Нет,
сначала надо просмотреть почту...
За приоткрытой дверью в кабинете послышался шорох. Потом легкий скрип.
Кто-то открывал средний ящик его письменного стола. Этого еще не хватало!
Ржевский сделал было шаг к кабинету. И вдруг остановился. Ему стало
страшно.
Страх был иррационален. Директор института боялся войти в собственный
кабинет. Ржевский стоял и слушал. И ему хотелось, чтобы из кабинета вышла
Лена и сказала: "А я у вас на столе прибрала". Но в кабинете было темно,
шторы задвинуты. Лена первым делом открыла бы шторы.
- Кто здесь? - спросил Ржевский от двери. Голос сорвался. Пришлось
откашляться.
Тот, кто таился в полутьме, не хотел отвечать. Молчал, затаился.
Надо войти и зажечь свет. Но свет в кабинете зажигается очень неудобно.
Надо сделать два шага в сторону, по правой стене. Там выключатель. От
двери не дотянешься. Зачем повесили такие плотные шторы? Кино, что ли,
здесь показывать?
В кабинете не совсем темно. Глаза различили стол буквой "Т". Шкафы по
стенам... Ржевский шагнул в кабинет и, прижимаясь спиной к стене, двинулся
к выключателю. Уже протягивая к нему руку, разглядел за письменным столом
темную фигуру. И понял, что у фигуры нет лица. То есть лицо было темным,
как туловище, как руки... Темная голова шевельнулась, следя за Ржевским, и
отраженным от двери светом блеснули маленькие глаза.
И тут громадное темное тело, словно подброшенное пружиной, взлетело в
воздух и метну лось к Ржевскому. Он не сообразил, некогда было соображать,



что тело несется к двери. И сам бросился туда же.
Успел к двери в тот момент, когда ее достигло и черное существо.
Отлетел в сторону, ударился о стол, все закружилось, обрушилось в
пропасть... На несколько секунд он потерял сознание. Очнулся от боли в
спине и в ноге. И от страшного вопля, визга в коридоре. От топота. От
криков. Он понял, что сидит на полу, прислонившись спиной к столу
секретарши.


3
Алевич прибежал первым, помог директору подняться, хотел вызвать
"скорую помощь", но Ржевский велел отвести его в кабинет.
Алевич открыл шторы, поднял опрокинутое кресло. Он сокрушенно качал
головой и повторял:
- Надо же! Вы только подумайте.
Сергей Андреевич молчал. Он сел в кресло, заглянул в полуоткрытый ящик
стола, вытащил оттуда смятую красную бумажку, расправил, положил на стол.
И вдруг улыбнулся. Улыбка получилась растерянной, даже глупой.
- Как же я не сообразил, - сказал он.
- Клетка оказалась легкомысленно открытой, - об(r)яснил Алевич, сидя на
корточках и собирая бумаги, улетевшие со стола. - Может, дефект замка?
Гурина клянется, что вчера запирала.
- А сегодня утром она заходила в виварий? - Ржевский сложил красную
бумажку вдвое, потом вчетверо, провел ногтем по сгибу, подкинул фантик
ладонью.
- Сегодня утром?.. Мы сейчас ее вызовем.
- Не надо. Я сам туда спущусь.
- Может, все-таки вызовем врача?
- Ничего не случилось, - сказал Ржевский. - Немного ушибся. И все. Надо
было мне раньше догадаться. Струсил.
- Бывает, - сказал Алевич, - даже с директорами.
Он подошел к двери на два шага сзади Ржевского, в дверях обернулся,
глазом смерил расстояние до письменного стола, покачал головой:
- Надо же так сигануть!


4
Оба шимпанзе жили на первом этаже, в большой комнате, разделенной
пополам толстой редкой решеткой, отдельно от собак, которые ютились в
подвале и устраивали иногда шумные концерты, будто оплакивали свою
подопытную судьбу.
Глаза у Гуриной были мокрыми.
- Я запирала, - сказала она. - Я проверила, перед уходом проверила.
Шимпанзе были очень похожи. Только у Джона, матерого самца, морда уже
потеряла лукавство и озорную подвижность. Он спокойно чесал живот, чуть
прищурив глаза, кивнул солидно Ржевскому и ничего просить не стал - знал,
что у этого человека не допросишься. Захочет, сам даст. Лев - живее. Лев
сморщил лицо, удивительно похожее на отцовское. У обезьян разные лица, как
у людей, - если общаться с ними, никогда не спутаешь. Лев вытянул губы
вперед. Лев был собой доволен.
- Ну как же ты, чуть директора не убил, - сказал ему укоризненно
Алевич.
- Это чья клетка? - спросил Ржевский.
- Как так чья? - не поняла Гурина.
- Лев сидит в своей клетке?
- Конечно, в своей, - сказала Гурина.
- Ошибка, - поправил ее Алевич. - Мы его сюда только на той неделе
перевели. Поменяли клетки.
- Правильно, - сказал Ржевский. - Тогда все понятно.
- Что? - Гурина была очень хороша непорочной, розовой красотой с
какой-то немецкой рождественской открытки. Только вот глаза мокрые.
Ржевский подошел к клетке и сунул руку внутрь. Лев протянул лапу и
дотронулся указательным пальцем до руки Ржевского.
- Осторожнее, - прошептала Гурина.
- Не беспокойтесь, Светлана, - ответил Ржевский. - Мы с ним давно
знакомы. Уже пятый год.
Гурина не стала спорить. Не посмела. Лев появился в виварии три недели
назад. До этого Ржевский видеть его не мог. Но возражать было бессмысленно
- директор знал, что говорил. Если, конечно, не произошло мозговой травмы.
- Покажи-ка, Лев, - велел Ржевский, - как открывается этот замок.
Джон заволновался в своей клетке, заворчал, был недоволен.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
РЕКЛАМА
Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Шилова Юлия - Золушка из глубинки, или Хозяйка большого города
Шилова Юлия
Золушка из глубинки, или Хозяйка большого города


Дальский Алекс - Побег в невозможное
Дальский Алекс
Побег в невозможное


Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.