Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Обряд дома Месгрейвов (12)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. (8)
  8. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  9. Главный противник (7)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Начало всех начал (6)
  12. Бремя власти (6)
  13. Принц Каспиан (6)
  14. Чары старой ведьмы (6)
  15. Человек со Звезды (5)
  16. Последний завет (5)
  17. День проклятия (5)
  18. Свирепый черт Лялечка (5)
  19. Чистильщик (4)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  21. Горы Судьбы (4)
  22. По тонкому льду (4)
  23. Круг любителей покушать (4)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  25. Любовница на двоих (4)
  26. Пощады не будет (4)
  27. Русь окаянная (3)
  28. Смягчающие обстоятельства (3)
  29. Коронация, или последний из романов (3)
  30. Московский упырь (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Буркин Юлий — > читать бесплатно "Автобиография"


Юлий БУРКИН


АВТОБИОГРАФИЯ

(сказка)


Искусство, прежде всего, должно быть ясно
просто; значение его слишком велико для того,
чтобы в нем могли иметь место "чудачества".
Максим Горький.
Я нахожу, что действительность есть то, о
чем надо меньше всего хлопотать, ибо она и
так не преминет присутствовать с присущей ей
настырностью.
Герман Гессе.

Родиться меня угораздило в 1960 году. Слово "угораздило" я употребил
не потому, что этот год был чем-то особенно ужасен. Вовсе нет. Год как
год. "Угораздило" я употребил к самому факту своего рождения.
Дом, в котором меня угораздило, был деревянным и одноэтажным. В
садике росли малина, крыжовник, яблоня и черемуха. Именно с черемухой
связано мое первое в жизни трагическое воспоминание.
Соседские пацаны лазали в наш сад и обирали его. Папа с мамой гоняли
их. В моем детском сознании четко зафиксировалось: "Это - враги". И вот
однажды, будучи в саду один, я увидел, как "большие мальчишки" снова лезут
через забор.
Я стал кричать: "Уходите, это наш сад! Я сейчас папу позову!"
Мальчишки взяли меня за ноги, за руки, перетащили через забор и,
посадив на бесконечный зеленый теннисный стол, принялись всячески
по-детски измываться надо мной. Но я не обижался, даже наоборот: при
ближайшем рассмотрении "большие мальчишки" оказались вовсе не такими уж
монстрами, как я их себе представлял, а напротив, довольно симпатичными
ребятами, и их внимание льстило моему тщеславию.
Под конец один из них спросил меня:
- Хочешь, никто у вас больше черемуху воровать не будет?
Я ответил:
- Ага.
- Тогда запомни: если только полезет кто-нибудь через забор, кричи...
- и он произнес мне на ухо некую волшебную и совершенно непонятную мне
фразу. Чтобы не забыть, я, к великому восторгу пацанов, дважды повторил ее
вслух.
Естественно, едва появившись дома, я немедля сообщил близким
радостную весть: "Папа, мама, я теперь знаю, как сделать, чтобы у нас
черемуху не крали!" "Ну и как?" "Нужно просто сказать: "Х... тебе, а не
черемухи!".
- Хм, - сказал папа задумчиво, - что ж, может быть...
Но вот реакция мамы была самой что ни на есть несоответствующей моим
благим намерениям.
С тех пор я никогда не прислушивался к советам людей. Но советчики у
меня все же были.
Дело в том, что такой ничем вроде бы не примечательный снаружи дом
наш имел-таки достопримечательности: в подвале его жил Мерцифель - старый
злыдень, а на чердаке - крылатый мечтатель Лаэль. Но об их существовании
не знал никто кроме меня. Так получилось. Вот их-то советы были всю жизнь
для меня значимы. Возможно, что и к сожалению.
С годами стало заметно, что не очень-то я вышел ростом. И, может быть
потому, я так полюбил деревья. В школьном уже возрасте я не знал большего
наслаждения, чем забраться на высоченный тополь (они росли вдоль проезжей
части нашей улицы) и смотреть на жизнь сверху.
Всегда, даже просто проходя мимо высокого дерева, я испытывал
странное щемящее чувство. И я не любил смотреть вперед. Я любил смотреть
по сторонам и вверх.
Я видел большие деревья,
Мне чудилась странная вещь:
Будто я ветром наполнен весь.
Ветром лиловых небес.
Единственное, что росло в соседнем дворе - подсолнухи.
И еще там жила девочка Дина.
Звонкое чувство высоты испытывал я, встречая ее. "Мы живем", -
сказала она однажды, и я ощутил, как это важно.
Мерцифель Дину недолюбливал; он вообще высоты боялся. А если он чего



боялся, то и ненавидел. Но если он чего-то очень сильно боялся, то и
ненавидеть по-настоящему опасался; а потому он Дину, на всякий случай,
только недолюбливал.
В школе мы сидели за одной партой. Но когда в третьем классе у нас
началась мода "щупать" девчонок, Дина была единственной, кого я не решился
тронуть. А когда в седьмом мы, наоборот, стали влюбляться, я, конечно, в
нее влюбился. И остальные мальчишки тоже.
Но она была так высоко, что это не имело значения. Только Лаэль,
летая, умел быть столь же.
Школа кончилась однажды. И однажды же, порвав связующие с окружающим
канатики, я побрел.
- Смотри, - крикнул мне вдогонку Мерцифель, - утонешь послезавтра!
Быть может, это он просто пошутил так, но, возможно, что и правда
предвидел что-то. Он способен. Если так, то спасибо ему, ибо с тех пор я
купался только со спасательным кругом и так и не утонул.
Я после заметил: он всегда хотел мне напакостить, а на самом деле -
выручал. А Лаэль, наоборот, добра мне желал.
И вот еще что занятно: они, сама противоположность, в конечном счете
одно и то же делали. Вот и тогда. Школа кончилась однажды, я забрался на
чердак и спросил Лаэля:
- Нужно ли мне уходить? Деревья перестали расти. А я хочу выше.
- А Дина? - спросил Лаэль, покрываясь голубыми пупырышками.
- Конечно, - ответил я, - но я ведь и не видел никого больше.
- Иди, - сказал Лаэль и закутался в крылья: боялся, что, уходя, я
открою дверь и промелькнет сквозняк.
Я спустился в подвал:
- Нужно ли мне уходить? Деревья перестали расти. А я хочу выше.
Конечно, Дина. Но кроме нее я никого и не видел.
- Потеряй же и ее, хе-хе, - проскрипел Мерцифель, пахнув мне в ноздри
зубовной гнилью. - Иди.
Один желал счастья мне, другой - гибели. Но "иди" сказали мне оба.
Когда узнала Дина, заплакала. И моя беззащитность отразилась в ее
слезах. А потом она вынула из кармана семечко подсолнуха. И сказала:
- Возьми.
Я взял. А ее поцеловал в мокрые веки, чувствуя, как земля становится
шаткой.
- Зачем ты идешь? - спросила она. Что я мог ответить? Только то, что
я должен увидеть многое.
Я слышал, есть дивная птаха,
В крутом магаданском краю,
Так поет, как не поют в раю
Ангелы песню свою.

Сперва я шел пешком. После случилось заскочить на платформу поезда.
Вокруг были ветер и деревья. Они переполняли меня и изнутри. Ветер и
деревья!
Ветер, деревья и звезды.
В городе, куда я попал, я сразу увидел высоченные стволы. У меня дух
захватило. Но чуть приглядевшись, я понял, что веток-то на стволах нет.
Это же просто-напросто столбы.
- Почему? - спросил я у первого встречного.
Чтобы единообразие, - объяснил тот.
- Но ведь столбы - не деревья.
- Деревья. Если подразумевать. Мы подразумеваем.
- А как это делать?
- Конечно, по команде. Команда делится на две части - предварительную
и исполнительную. Предварительная - "Подразуме...", исполнительная -
"...вать!" Понял?
- Понял.
- Ничего ты не понял! Если бы понял, ответил бы: "Так точно!"
Теперь-то понял?
- Теперь-то так точно. Только у меня не получится.
- Будем тренироваться. Становись! Равняйсь! Смир-р-рна! Под зелеными
столбами деревья подразуме-е-вать!
Я попробовал. Честно попробовал. Ничего у меня не вышло.
- Не могу, - признался я.
- Не можешь - научим, не хочешь - заставим. Хватит разговоры
говорить, продолжим занятия. Равняйсь. Смир-р-рна! Подразуме-е-вать!!!
Я напыжился изо всех сил. Но безрезультатно.
- Столбы, - констатировал я.
- Уклоняться?! - двинулся на меня горожанин. - Да за такое, знаешь,
что бывает?
- Я же не виноват, что это - столбы, - сделал я шаг назад.



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Доставалов Александр - По ту сторону
Доставалов Александр
По ту сторону


Каменистый Артем - Сердце мира
Каменистый Артем
Сердце мира


Василенко Иван - Подлинное скверно
Василенко Иван
Подлинное скверно


Орлов Алекс - Тайный друг ее величества
Орлов Алекс
Тайный друг ее величества


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.