Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (20)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Начало всех начал (17)
  4. Гнев дракона (15)
  5. Кредо (11)
  6. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  7. Путь Кейна. Одержимость (9)
  8. Летучий Голландец (8)
  9. Тимур и его команда (8)
  10. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  11. Память льда (8)
  12. Роксолана (7)
  13. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (7)
  14. Странствующий теллуриец (7)
  15. Требуется чудо (6)
  16. Яфет (6)
  17. Пелагия и красный петух (том 2) (6)
  18. Армагеддон (5)
  19. Пирамида (5)
  20. К "последнему" морю (5)
  21. Круг любителей покушать (5)
  22. Свет вечный (5)
  23. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  24. Киммерийское лето (5)
  25. Аквариум (4)
  26. Дикарка (4)
  27. Демон и Бродяга (4)
  28. Любовница на двоих (4)
  29. Полковнику никто не пишет (4)
  30. Обратись к Бешенному (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Буркин Юлий — > читать бесплатно "Командировочка"


Юлий БУРКИН


КОМАНДИРОВОЧКА





ПРОЛОГ
Шеф сказал: "Надо, Слава". И я поехал. Сперва поездом, потом - на
попутке, потом - пешком через озябший лесок по тропинке, показанной мне
водилой: "Вроде бы там, говорят, сейчас институт какой-то..." Ну, а над
названием учреждения мы посмеялись вместе. Решили, опечатка.


1
Квадратные ворота из листового железа заперты, но в полутьме я
разобрал кнопку на косяке. Или звонок не работает, или проводка тянется
куда-то далеко, только я ничего не услышал. Нажал еще раз, подержал на
всякий случай подольше и стал ждать. Минуты через три скрипнуло, и передо
мной образовалось маленькое окошечко наподобие тех, что бывают в кассах.
- Сюда давай, - раздался сиплый голос. - Паспорт давай. И
командировочный давай.
Пальцы с кривыми желтыми ногтями приняли документы.
- Порядок. Иди, давай.
Железные створки, натужно завывая, отползли в сторону. Я шагнул в
проем, и ворота за моей спиной закрылись. Из будочки КПП кряхтя выполз мой
сипатый собеседник - тщедушного сложения старец - и заковылял по
вытоптанной в снегу тропинке к приземистому строению в глубине двора. Я
поспешил за ним.
- Пойдем-пойдем, - сипел старец, не оборачиваясь, - тута тебе хорошо
будет. Дома-то, небось, не очень с тобой церемонются, а тута, у нас хорошо
тебе будет. Пойдем, давай.
"Черт, - подумал я, - как в дом престарелых ведет. Или в монастырь".
- Папаша! - крикнул я ему в затылок, - как это переводится - "НИИ
ДУРА"? А?
- А ты не ори, давай, - резко остановился мой проводник. - НИИ ДУРА -
это институт дураков, значит. Дураков тута исследуют. И тебя, вот,
исследовать будут.
Он заковылял дальше, бормоча: "Это для умных - в стекле да в бетоне,
а для дураков и так сойдет..." А я подумал, шутник, мол, дедуся, но
почувствовал себя как-то не совсем уютно.
Мы подошли к бараку, и дед постучал. Из тесных сеней пахнуло
казармой. Дед пропустил меня вперед, я хотел спросить его про паспорт, но
дверь захлопнулась, и я остался один на один с новым, но не менее
тоскливым персонажем - женщиной с кислым одиноким лицом. "Ходют, ходют,
когда хочут, ночь бы хоть вздохнуть дали", - неприязненно проворчала она и
провела меня в холл с хилым фикусом в горшке.
Женщина открыла древний шкаф, покопалась в нем и сунула мне серую
застиранную наволочку, две серые застиранные простыни, два серых
застиранных вафельных полотенца и печатку мыла без обертки. Она отметила в
толстой потрепанной книге, чего сколько дала "шт.", вписала туда же мою
фамилию, заставила поставить автограф и коротко проинструктировала:
- В конце коридора, налево.
- Там уже кто-нибудь есть - спросил я, решив, что меня ожидает
гостиничный номер, самый что ни на есть плохонький, вероятно.
- Есть, - саркастически подтвердила она и добавила таким тоном, что я
сразу почувствовал себя глубоко порочной натурой: - Простыни на портянки
не рвать, взымлем в пятикратном размере.
Я поплелся по коридору, открыл дверь в конце его и остановился в
нерешительности. Вдоль тускло освещенной комнаты тянулись ряды
двухъярусных сеточных коек.
- Мужики! - раздался писклявый голос сверху, - еще один дурак прибыл.
Привет, дурак.
- Пусть лучше сразу вешается, - отозвался другой голос, и целый хор
загоготал так, словно шутка была действительно удачной.
- Хлопец, - позвали слева, - подь сюда, тут возле меня место
свободное имеется.
- Не ходи к нему, симпатичный, - снова встрял писклявый, - не ходи,
он голубой.
Вокруг опять заржали, а я, стиснув зубы, прошел к пустой кровати,
бросил под нее чемодан и, под шутки и прибаутки, разложил постель. Потом,
стараясь не глядеть по сторонам, разделся, лег и закрыл глаза. Все в
голове перепуталось. Я вдруг снова почувствовал себя восемнадцатилетним



"салабоном", только-только прибывшим в войска. Но утро вечера мудренее.
Институт дураков, значит. Ну, спасибо тебе, начальничек, спасибо. Я тебе
это припомню еще, козел.
И вот с такой приятной мыслью я погрузился в сон. Снилась Элька. Как
всегда.

Уши терзает консервно-баночный трезвон. Потом - тишина. Потом, -
"Подъем!!!" - гремит командирский голос. Не сразу понимаю, где нахожусь.
Сажусь на койке. Напротив добродушно усмехается немолодой уже полный
усатый дядька. Он потянулся и подмигнул мне:
- Вставай, проклятьем заклейменный, жор стынет, - и подал мне руку,
знакомясь: - Юра.
- Слава, - ответил я на рукопожатие. - Я не понял, это армия что ли?
Сборы?
- Еще никто ничего не знает. Я сам позавчера только приехал. И
остальные хлопцы - вчера-позавчера. А что это такое, что тут делать будем
- шут его знает. Одно только успели выяснить - что мы все из разных НИИ.
- Хоть старший-то тут есть кто?
- Я. По возрасту. И по званию: я майор в отставке, то есть, в запасе.
Информация, конечно, исчерпывающая. Я не нашелся, что сказать,
протянул только "ну-ну" и стал одеваться. А майор в запасе Юра зыкнул тем
самым командирским голосом, который меня разбудил:
- Выходи строиться на завтрак!

Столовая оказалась на удивление цивильной. Только окна - с решетками.
Как и все здесь окна. И люди при дневном свете выглядели вовсе не
"казарменными хулиганами", а "очень даже вполне", как выражается Элька.
На вопрос "куда платить?" вместо ответа румяная повариха крикнула
вглубь кухни русско-народным голосом:
- Варвара, слышь?! Тут дурак-то один, платить куда, спрашивает! - и
залилась глумливым мелодичным смехом. Невидимая из зала Варвара вторила ей
- сперва в унисон, потом - в терцию, а потом и сама высказалась:
- Видать, думает, в ресторан угодил!..
И тут уж они впали в такое безудержное веселье, что я поспешил
ретироваться. На "дурака" я не обиделся, я уже понял, что слово это не
является здесь определением уровня интеллекта, а уж тем более -
ругательством. Служит оно здесь, скорее, неким профессиональным термином
или обозначением некоего социального статуса; вроде как "студент" или
"военный". К таким словечкам быстро привыкаешь и перестаешь их замечать.
Один мой бывший одноклассник - врач психиатр - рассказывал, как совершенно
измотанный он забрел после работы в магазин, подошел к очереди и спросил:
"Больной, вы крайний?"
За один со мной столик сели Юра и еще двое. Один - типичный сельский
учитель - патологически вежливый сухонький мужчина в очках, в потертом
коричневом костюме, в вязаном жилете и галстуке. "Борис Яковлевич Рипкин,
- представился он, - сотрудник кардиологического центра". Другой -
гривастый и широкий, с толстыми губами, толстым носом и маленькими
бездонными голубыми глазками; обтерев о штаны пальцы-колбаски, он
поочередно протянул нам руку, сообщая: "Жора - ядерщик. Ядерщик - Жора".
Познакомились. Разговорились.
- Итак, Слава - электричество, Жора - ядерная физика, Юрий Николаевич
- хладоустановки и мои "сердечные дела". Какая связь? - размышлял вслух
Борис Яковлевич, - что общего? Почему мы все оказались здесь? Чья это
нелепая выходка?
- И чего они обзываются? - подхватил Жора. - Заладили: дураки,
дураки... Я же и стукнуть могу. Сами дураки.
- Лично я не собираюсь искать ответы на эти вопросы, - заявил я, -
просто, сегодня же поеду домой.
Мои сотрапезники переглянулись, смущенно посмеиваясь, так, словно я
ляпнул что-то уж очень неприличное. Майор Юра Похлопал меня по плечу:
- Ты что ж, не бачил ничего?
- А что я должен был "бачить"?
- Часовых? Колючую проволоку?
Вот тебе и раз.
- Вы это серьезно?
- Что вы, милейший, мы тут все шутники собрались, - язвительно сказал
Борис Яковлевич. - А вот они там, на вышках, шутить, по-моему, не
собираются.
- Что же вы не возмущаетесь, не требуете разъяснений?
- У кого? Ну... не знаю. Вот, хотя бы у нее, - кивнул я на повариху.
- Баба, она - дура, - веско сказал Жора, - она знать ничего не знает.
И не хочет. У нее пропуск есть, часовые на нее и не смотрят. А сама она ни
черта не знает.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10
РЕКЛАМА
Корнев Павел - Черные сны
Корнев Павел
Черные сны


Посняков Андрей - Сын ярла
Посняков Андрей
Сын ярла


Сертаков Виталий - Сценарий "Шербет"
Сертаков Виталий
Сценарий "Шербет"


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.