Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Гнев дракона (16)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  8. Аквариум (14)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (13)
  10. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  11. Поводыри на распутье (11)
  12. Бубен верхнего мира (8)
  13. Цифровая крепость (8)
  14. Чудовище без красавицы (8)
  15. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  16. Гиперион (7)
  17. Вещий Олег (7)
  18. Брудершафт с Терминатором (6)
  19. Покер с акулой (6)
  20. Роксолана (6)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  23. По тонкому льду (4)
  24. Путь Кейна. Одержимость (4)
  25. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  26. Журналист для Брежнева (4)
  27. К "последнему" морю (4)
  28. Ричард Длинные Руки - 1 (4)
  29. Уха из золотой рыбки (3)
  30. Кредо (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Буркин Юлий — > читать бесплатно "Цветы на нашем пепле"


Юлий Буркин


Цветы на нашем пепле

Фантастический роман.
Предисловие
Для многих читателей имя Юлия Буркина знакомо, и вряд ли в этом предисловии
есть необходимость. Для других - пока еще нет, им только предстоит знакомство с
этим замечательным писателем... то для них, в первую очередь я сейчас и пишу.
С Юлием Буркиным я знакомился трижды.
Впервые - прочитав распечатку одной из самых ранних его повестей,
"Рок-н-ролл мертв". Меня, что называется, "не зацепило". Я понял лишь, что автор
любит рок-н-ролл, и сам явно не чужд музыкальных кругов, уж слишком со знанием
дела были выписаны детали быта музыкантов.
Второй раз все было совсем по-другому. В какой-то скучный и однообразный
вечер, из тех, что умеют подкрасться совершенно незаметно и беспричинно, я взял
в руки белорусский журнал фантастики "Мега" с повестью Юлия "Бабочка и
василиск". Скажу честно - я не ждал особых потрясений. Но уже на второй странице
вся скука этого вечера куда-то бесследно улетучилась, а отобрать у меня журнал
удалось бы лишь путем кровопролития. Мне до сих пор кажется, что "Бабочка и
василиск" - это одно из лучших произведений нашей фантастики в девяностые годы.
Ну а третий раз мы встретились уже по-настоящему. Дело происходило в городе
Алма-Ате, где я тогда жил, а Юлий приехал по делам - там выходила в свет его
первая книга. Мы едва успели представиться друг другу, как Юлий воскликнул:
"Слушай, у тебя есть магнитофон? Я только что записал новый концерт, и даже
ни разу его не прослушал - спешил!" Через час мы сидели у меня дома, и Юлий
задумчиво прослушивал собственные записи. Мое первое впечатление тоже оказалось
правильным - Буркин оказался не только писателем, но и рок-музыкантом. И, на мой
взгляд, очень хорошим музыкантом.
Жизнь в эпоху перемен - увлекательное, пусть и нелегкое занятие. Юлий
вернулся в свой родной город Томск, я переехал в Москву. Но перед этим мы успели
написать вместе юмористическую трилогию "Остров Русь" (как обычно, все началось
с возгласа Буркина: "Слушай, я тут решил написать роман ужасов для детей, но я
про детей писать не умею, а ты из их возраста еще не вышел..."). Как ни
удивительно, но несостоявшийся роман ужасов до сих пор пользуется большой
популярностью у детей всех возрастов, от десяти до семидесяти.
В следующую нашу встречу Юлий был уже автором самого странного проекта
нашей фантастики - собственных книги и пластинки, выпущенных в едином оформлении
и связанных общей концепцией. "Представляешь, человек читает книгу, и при этом
слушает музыку..."
Потом у Юлия вышли два компакт-диска, его песни стали появляться на
центральных радиостанциях, но соперничество муз не прекратилось. Очередной
книгой Юлия Буркина, написанной в соавторстве с томским автором Константином
Фадеевым, стала "Осколки неба, или Подлинная история "Битлз". Опять же,
совершенно уникальный и необычный проект, связавший воедино и беллетризованную
биографию знаменитых музыкантов (кстати, Юлию принадлежат одни из лучших
переводов песен "Битлз" на русский язык), и фантастический сюжет.
Наверное, литературе и музыке всегда суждено идти с Юлием рука об руку,
ревниво поглядывая друг на друга. Книга, которую Вы сейчас держите в руках,
вроде бы далека от музыки в обычном понимании. Действие ее происходит в
совершенно отличном от нашего мире, герои ее... Впрочем, не будем забегать
вперед. Речь о другом - обратите внимание на стихи, предваряющие главы книги.
Есть старая, но верная фраза братьев Стругацких о стихах, вставленных в тексты
книг: "Стихи были либо известные, либо плохие". В этой книге Вы не найдете ей
подтверждения. Исключения все-таки возможны - когда писатель еще и поэт.
Слово "самобытный" в наше время во многом утратило свое положительное
значение. "Самобытно", - изрекаем мы, слушая самодеятельного исполнителя,
"самобытно" - замечаем, откладывая скучную книгу.
Юлий Буркнн самобытен по-другому. По-настоящему. Есть питерская, есть
красноярская, есть харьковская школы фантастики. Но есть писатели, которые
похожи только на самих себя. Книги, которые они пишут, не просто уникальны -
уникальна любая книга, они самобытны - потому что никто и никогда даже не
подумал бы написать ничего подобного.
А теперь я с удовольствием уступаю место Юлию Буркину - писателю и поэту.
Сергей Лукьяненко
Так я и знал наперед,
Что они красивы, эти грибы,
Убивающие людей!
Кобаяси Исса (1768-1827 гг.)
КНИГА ПЕРВАЯ
Insecta Sapiens (Генезис)
Паутину плетет паук, паук,


Он не сможет тебя поймать.
В синем-синем небе птица летит,
Но не может тебя поймать.
Нынче - куколка ты, осторожна ты.
Мы - личинки твои, о, Мать.
"Книга стабильности" махаон, т. III, песнь XXI; мнемотека верхнего яруса.
Ливьен разбудила трескотня выстрелов. За время экспедиции это было уже
пятое нападение на их караван. Выбравшись из шелкового спального мешка и быстро
одевшись, она привычным движением сняла с крепления искровой автомат и осторожно
выглянула из палатки. Как и все молодые теплокровные бабочки, она прекрасно
видела в темноте, но в лагере никакого движения не заметила. Нападение, похоже,
уже отбили и без нее - выстрелы раздавались из кустарника в глубине леса.
Пригнувшись, она вышла под открытое звездное небо, расправила крылья и
вспорхнула в пронизанную свежестью ночь - в направлении шума и знакомых запахов
соплеменниц.
Лететь пришлось недолго - минуты две, но когда она была еще на полпути,
стрельба прекратилась. А когда добралась до своих, убедилась, что все обошлось.
Семь из двенадцати членов экспедиции (двое, видно, так и не проснулись, а
двое часовых не могли покинуть пост) столпились над телом. Конечно же, это была
урания, и конечно же, это был самец. Ливьен лишь мельком глянула на труп и
отвела глаза: зрелище было ужасным. Чья-то пуля превратила лицо нападавшего в
сплошное кровавое месиво.
Грудь, живот и руки дикаря были покрыты золотистой пыльцой. Ливьен знала из
инструктажа, что это - окраска "любовной охоты".
- Проклятые идиоты! - обернулась к Ливьен экспедиционный биолог Аузилина. В
ее миндалевидных фиолетовых глазах стояли слезы. - Теперь я всю жизнь буду
чувствовать себя убийцей.
- Брось, - коснувшись поникших крыльев, обняла ее за плечи Ливьен, - он сам
виноват.
- Да нет. Ли. Ты ведь знаешь, самое страшное в том, что они не хотят нас
убивать. Они просто ищут любви.
- "Любви!.." - желчно передразнил Аузилину кто-то за спиной Ливьен. - Не
называй этим словом то, чего им надо! Похоть - вот-это подходящее слово!
Ливьен обернулась. Ах вот это кто - старая Ферда. Ну, эта-то, наверное,
уверена, что и в супружеской постели происходит сплошное изнасилование.
- Возможно, они хотят, чтобы их потомство росло в цивилизованном Городе и
ассимиляция - единственный тому шанс, - вмешалась в разговор оператор думателя
Сейна.
- У нас не может быть общего потомства, - просто, чтобы что-то сказать,
констатировала общеизвестный факт Ливьен.
- Но они этого могут и не знать.
- Смотрите! - вскрикнул кто-то из склонившихся над телом. - У него на
крыльях нет коричневых чешуек! Это метис!
- Ерунда, - возразила Ферда. - Метисы - выдумка неотесанных домохозяев.
Обычный мутант, возомнивший из-за своего уродства, что он такой, как мы.
- Хватит болтать, - прервала обсуждение старший координатор экспедиции
Инталия. - В лагерь. Не хватало еще нам дождаться здесь повторного нападения. -
Она тряхнула крыльями и первая взмыла над травами. За ней последовали остальные.
Но спать легли не сразу. Несмотря на то что завтра предстоял долгий и
изнурительный труд (перенося имущество на очередное место стоянки, они по
четыре-пять раз перелетали туда-обратно), возбуждение было слишком велико, чтобы
успокоиться сразу.
Еще минут двадцать они просидели у костра, лакомясь подогретым нектаром и
обсуждая происшедшее.
Есть темы, которых не следует касаться лишний раз. Дома это могло бы
привести к беде. Но здесь атмосфера была несколько иной, и Ливьен решила сделать
вид, что по молодости (а она была самой молодой в группе) не понимает этого.
- И все-таки, - с невинными интонациями произнесла она, хлебнув нектара, -
почему бы не приобщить дикарей к культуре? От этого выиграли бы все: они
перестали бы быть дикарями, а мы не опасались бы их нападений.
- А ты уверена, что мы ужились бы вместе? - с усмешкой отозвалась Инталия.
- Конечно! Мы вполне могли бы жить рядом, места хватило бы всем!
- Мы-то - да. А они? Кто знает, как они используют силу, когда обретут ее?
Мы не имеем права рисковать, ответственность слишком велика. Пока думатели есть
только у нас, мы должны стараться сохранить это положение как можно дольше.
Когда дикарь глуп, с ним еще можно бороться, куда страшнее умный дикарь.
Ливьен показалось сомнительным выражение "умный дикарь". Какой же он тогда
дикарь? Но она промолчала.
Заговорила Лелия, историк-археолог, неуставной, но легальный лидер группы,
носящая живую диадему гильдии Посвященных. И обратилась она именно к Ливьен:
- На свете немало бессмысленных и несправедливых вещей. Почему, например,
нам не разрешают брать в экспедиции самцов, в то время как они сильнее и
выносливее? Почему...
Ее прервала Инталия:



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106
РЕКЛАМА
Злотников Роман - Путь князя. Быть воином
Злотников Роман
Путь князя. Быть воином


Шилова Юлия - Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать
Шилова Юлия
Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать


Распопов Дмитрий - Начало пути
Распопов Дмитрий
Начало пути


Прозоров Александр - Вождь
Прозоров Александр
Вождь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.