Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Гнев дракона (25)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  4. Колдун из клана Смерти (18)
  5. Заклятие предков (17)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Аквариум (15)
  8. Поводыри на распутье (11)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (11)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (9)
  11. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  12. Цифровая крепость (8)
  13. Роксолана (8)
  14. Гиперион (7)
  15. К "последнему" морю (7)
  16. Вещий Олег (7)
  17. Бубен верхнего мира (7)
  18. Покер с акулой (7)
  19. Его сиятельство Каспар Фрай (6)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  21. Брудершафт с Терминатором (6)
  22. Непредвиденные встречи (6)
  23. Чудовище без красавицы (6)
  24. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  25. Путь Кейна. Одержимость (5)
  26. Признания авантюриста Феликса Круля (4)
  27. Умножающий печаль (4)
  28. Журналист для Брежнева (4)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)
  30. Кредо (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Валентинов Андрей — > читать бесплатно "Несущий Свет"


Андрей ВАЛЕНТИНОВ


НЕСУЩИЙ СВЕТ





1. АМНЕЗИЯ
Горячий воздух струился над недвижным морем, серая дымка заволакивала
горизонт, но город был уже виден. Огромный, белый, он спускался с неровной
гряды поросших тусклой зеленью холмов и сбегал к еле заметной кромке
берега, утыкаясь в огромные волнорезы, в темные громады доков и
бесчисленные причалы, над которыми горбились уродливые силуэты подъемных
кранов. Город, казалось, дышал: еле заметный вначале, ровный гул
усиливался с каждой минутой, и уже можно было различить в нем несмолкаемую
перекличку пароходных гудков и резкий вой портовой сирены.
- Марсель, мистер Косухин.
Степа Косухин, не оглядываясь на соседа - высокого толстого
англичанина, так и просившегося на агитационный плакат, посвященный
разоблачению происков мирового империализма, - кивнул, затем достал пачку
нестерпимо дорогих папирос, купленных в буфете, и с отвращением закурил.
Папиросы Степе не нравились. Он заплатил бы втрое дороже за хорошо
знакомые ему "Атаман" или "Дюшес" и даже за пачку обыкновенной пайковой
махорки. Но махорки в буфете не оказалось, равно как и всего прочего: на
борту "Маргариты" такого не курили. Курильщики могли выбирать между
дюжиной сортов дорогих толстенных сигар и не менее дорогими папиросами,
которые приходилось брать за неимением прочего.
Степа злился. Проклятый беляк, зануда, интеллигент и недобитая контра
Ростислав Арцеулов, покупая ему билет на "Маргариту", подсунул красному
командиру Косухину изрядную свинью. На сам пароход жаловаться не
приходилось: он был хоть и не нов, но красив, быстроходен, содержался
командой в изрядной чистоте и вдобавок шел строго по расписанию. Все б
ничего, но интеллигент Арцеулов, вероятно из звериной злобы к пролетариату
и его достойному представителю - члену РКП(б) с 1917 года Косухину,
приобрел Степе билет не в демократическом и общедоступном третьем классе,
не в респектабельно-буржуазном втором и даже не в откровенно буржуйском
первом. Недобитый колчаковец купил билет в классе "люкс". В горячке сборов
Степа, простая душа, не обратил на эти тонкости внимания, но вскоре понял,
во что втравил его контуженный белогвардеец.
Не успел Степа вступить на борт "Маргариты" и предъявить билет, как
его приветствовал лично капитан - настоящий морской волк из детской
книжки: старый, с седыми усами и в ослепительно белом кителе. Косухин
вначале испугался, решив, что британское правительство передумало
отпускать его из пределов Англо-Индийской империи. Но все оказалось проще:
капитан приветствовал своего уважаемого пассажира "мистера Косухина" на
борту "Маргариты". Дабы Степа ничего не спутал, молодой офицер в таком же
белом кителе поспешил изложить сказанное капитаном на вполне приличном
русском языке. Косухин пробормотал: "Сэнкью", - и попытался исчезнуть в
глубине корабельных лабиринтов, но не тут-то было. Тот же молодой офицер
вручил "мистеру Косухину" большую корзину, из которой нагло выглядывала
бутылка буржуйского вина "Шампанское" и большой букет отчаянно пахнущих
цветов. Это оказалось подарком от пароходной компании, полагавшимся
пассажиру класса "люкс". Даже после этого Степу не отпустили, а отвели в
его каюту, которая оказалась целой квартирой из двух помещений с роскошной
мебелью, персидским ковром и даже канарейкой в клетке. Корабельный лакей,
которого, как выяснилось, здесь называли "стюард", показал ему апартаменты
и на ломаном русском языке предложил канарейку убрать и заменить попугаем.
Тут уж Косухин не выдержал и потребовал оставить в покое канарейку, а
заодно и его самого.
Ясное дело, неприятности на этом не кончились. Завтрак и ужин ему
приносили прямо в каюту, а обедать приходилось в салоне, причем Степино
место оказалось через один стул от самого капитана. Рядом с Косухиным,
вероятно вполне преднамеренно, был усажен тот самый русскоговорящий
помощник, дабы развлекать знатного гостя непринужденной беседой на родном
ему языке.
Весь рейс Косухин чувствовал себя отвратительно. Это ощущение было
каким-то двойственным. Красный командир люто ненавидел всю окружавшую его
буржуйско-мещанскую роскошь, которая несомненно, в полном соответствии с
учением Маркса, базировалась на эксплуатации человека человеком. Вместе с
тем, самокритичный Степа был вынужден признать, что потребителем этой
ненужной и вредной нормальному трудовому человеку роскоши является не
абстрактный буржуй, помещик или оторвавшийся от народа интеллигент, а он
сам - кавалер ордена Боевого Красного знамени РСФСР и представитель
Сиббюро ЦК. Получалось, что Косухин должен был питать классовую ненависть
к себе самому, что окончательно портило настроение.


С соседями - такими же сверхбуржуями, обитавшими в каютах "люкс",
Косухин из принципа (а равно как из разумной осторожности) не общался.
Пассажиры попроще - первого и второго класса, вежливо раскланивались, но
не более. Немного придя в себя, Степа рассудил, что недобитый белый гад
Арцеулов поступил абсолютно верно - плыть классом "люкс" куда более
безопасно, чем в пролетарском третьем. В буржуазном обществе, как твердо
усвоил Степа, закон всегда на стороне богатых, а значит подозрений у
вездесущей полиции будет меньше. Собственно, никакой опасности он покуда
не чувствовал и после нескольких дней плавания отбросил настороженность,
научился вежливо отвечать на приветствия пассажиров и начал скучать.
Дело было труднопоправимым. На пароходе играли в бильярд, в карты и
даже - как понял Степа, полулегально - в рулетку. Рулетку он отбросил
сразу. В карты, благодаря фронтовому опыту, он был не прочь перекинуться
разок-другой, но джентльмены и леди играли в такие сложные и непонятные
игры, что привыкший к "очку" и "железке" Степа решил не рисковать.
Оставалось набивать руку на бильярде, чем Косухин и занимался в
нескончаемо долгие вечера после ужина. Правда, на корабле имелась
библиотека, но книжки там были на каких угодно языках кроме русского.
Единственно, что обнаружил там Косухин, - это свежий, вышедший в прошлом
году в Лондоне, альбом Николая Ингвара. Некоторые из картин были уже
знакомы, и Степа часами просиживал на палубе, разглядывая странные, ни на
что не похожие работы художника. Одна из скучающих дам попыталась вовлечь
Косухина в искусствоведческую беседу, но говорила она по-французски,
вдобавок излишне громко. Степа ограничился тем, что сходил в каюту и
достал из чемодана несколько рисунков, подаренных Николаем
Константиновичем. Увидев их, дама обомлела, произнесла: "О-о!" - и
поспешила отстать, почтительно поглядев на таинственного русского
миллионера, - ценителя современной живописи...

Итак, "Маргарита" подходила к Марселю. Степа стоял на верхней палубе
и глядел на надвигавшийся берег. Пароход отклонился вправо, а затем резко
повернул влево, на запад, обходя огромный искусственный мол. Пора было
собирать вещи и подумать о дальнейшем.
Впрочем, все что можно Степа уже успел предусмотреть. Для этого не
потребовалось ни малейших усилий. За несколько дней до того как на
горизонте показался Марсель, русскоговорящий помощник капитана специально
зашел к "мистеру Косухину", дабы узнать, чем пароходная компания может
услужить своему уважаемому пассажиру. Вначале Степа решил проявить
бдительность и отказаться от всяких услуг, но затем представил себя на
марсельской пристани, в чужом городе, вдобавок без малейшего знания
французского языка и решился. Узнав, что "мистеру Косухину" необходимо в
Париж, причем как можно быстрее, помощник капитана сообщил, что закажет по
радио билет, который доставят прямо на пристань, где "мистера Косухина"
будет ждать такси, дабы отвести его аккурат на вокзал. Осмелевший Степа
попросил помочь составить телеграмму Валюженичу. Помощник капитана помог и
в этом, так что теперь особых забот у Степы не оставалось, по крайней мере
до Парижа.
Марселя он так и не увидел. У трапа Косухина встретил юркий молодой
буржуй в клетчатом костюме, оказавшийся агентом железнодорожной компании,
вручил ему билет и усадил в такси. Надо было спешить: поезд отходил через
полчаса...
Степа пришел в себя только в купе. За окном уже мелькали белые
аккуратные домики марсельских предместий, с вершин окрестных холмов
потянуло вечерним холодком, колеса равнодушно отстукивали километр за
километром, а Косухин все не мог поверить, что земля, по которой несет его
чистый, новенький, не в пример российским, поезд, - та самая Франция, о
которой он столько слыхал и побывать в которой мог надеяться только в
составе Красной армии, несущей освобождение пролетариям всех стран. Все
это было для Степы слишком - Синцзян, Тибет, Индия, бескрайний зеленый
океан - и теперь Франция. Косухин подумал, что едва ли товарищ Смирнов,
руководитель Сиббюро, посылавший Степу в иркутсткую тайгу, одобрит его
маршрут. Косухин еще раз перебрал пункты своего плана: встретиться с
Тэдом, заехать на улицу Гош-Матье к Карлу Бергу: и, если удастся,
встретиться с Наташей. Впрочем, о Наташе Степа старался вспоминать как
можно реже. Он знал, что где-то по Парижу бродит поганец и трус Гастон
Сен-Луи - законный Наташин жених, да и ему самому надо спешить домой, в
Россию, где Степу давно уже, вероятно, сочли пропавшим без вести, если не
чего хуже. Но, конечно, не это было главным. Главное - это повидаться с
братом, если, конечно, таинственный "Пространственный луч" не подвел и
полковник Лебедев, командир эфирного корабля "Владимир Мономах-2", сумел
вернуться с неведомой Тускулы на родную землю. Большего Степе и не надо -
увидеть Николая, узнать, что все у него в порядке, и вернуться в Россию.
...Он проснулся ночью - мгновенно, словно от толчка. Было жарко.
Степа поспешил вытереть вспотевший лоб и испуганно оглянулся. В купе было



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
РЕКЛАМА
Грабб Джеф - Драконы Войны Душ
Грабб Джеф
Драконы Войны Душ


Сертаков Виталий - Рудимент
Сертаков Виталий
Рудимент


Афанасьев Роман - Два нуля
Афанасьев Роман
Два нуля


Акунин Борис - Нефритовые четки
Акунин Борис
Нефритовые четки


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.