Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (78)
  3. Париж на три часа (55)
  4. Начало всех начал (46)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (36)
  8. Омон Ра (34)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (34)
  10. Гнев дракона (33)
  11. Непредвиденные встречи (33)
  12. Тимур и его команда (29)
  13. Любовница на двоих (27)
  14. Свирепый черт Лялечка (24)
  15. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  16. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (19)
  18. Цифровая крепость (19)
  19. Ледокол (18)
  20. Киммерийское лето (15)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  22. Аквариум (13)
  23. Колдун из клана Смерти (12)
  24. Брудершафт с Терминатором (12)
  25. Умножающий печаль (10)
  26. По тонкому льду (9)
  27. Битва за Царьград (9)
  28. Ричард Длинные Руки - воин Господа (9)
  29. Путь Кейна. Одержимость (9)
  30. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Веллер Михаил — > читать бесплатно "Кошелек"


Михаил ВЕЛЛЕР


КОШЕЛЕК



Черепнин Павел Арсентьевич не был козлом отпущения - он был просто
добрым. Его любили, глядя на него иногда как на идиота и заботливо. И
принимали услуги.
Выражение лица Павла Арсентьевича побуждало даже прогуливающего уроки
лодыря просить у него десять копеек на мороженое. Так складывалась
биография.
У истоков ее брат нянчил маленького Пашку, пока друзья гоняли мяч,
голубей, кошек, соседских девчонок и шпану из враждебного Дзержинского
района. Позднее брат доказывал, что благодаря Пашке не вырос хулиганом или
хуже, - но в Павле Арсентьевиче не исчезла бесследно вина перед обделенным
мальчишескими радостями братом.
На данном этапе Павел Арсентьевич, стиснутый толпой в звучащем от
скорости вагоне метро, приближался после работы к дому, Гражданке, причем
в руках держал тяжеловесную сетку с консервами перенагруженного
командировочного и, вспоминая свежий номер "Вокруг света", стыдливо
размышлял, что невредно было бы найти клад. Научная польза и радость
историков рисовались очевидными, - известность, правда, некоторая смущала,
- но двадцать (или все же двадцать пять?) процентов вознаграждения
пришлись бы просто кстати. Случилось так, что Павел Арсентьевич остался на
Ноябрьские праздники с одиннадцатью рублями; на четверых, как ни верти, не
тот все-таки праздник получится.
Он попытался прикинуть потребные расходы, с тем чтобы точнее
определить искомую стоимость клада, и клад что-то оказался таким
пустяковым, что совестно стало историков беспокоить.
Отчасти обескураженный непродуктивностью результата, Павел
Арсентьевич убежал мыслями в предыдущий месяц, октябрь, сложившийся также
не слишком продуктивно: некогда работать было. Зелинская и Лосева
(острили: "Если Лосева откроет рот - раздается голос Зелинской") даже
заболеть наладились на пару, так что когда задымил вопрос о невельской
командировке, к Павлу Арсентьевичу, соблюдая совестливый ритуал,
обратились в последнюю очередь. Тем не менее в Невеле именно он, среди
света и мусора перестроенной фабрики, целую неделю выслушивал ругань и
напрягал мозги: с чего бы у модели 2212 на их новом клее стельки отлетают?
А по возвращении потребовался человек в колхоз. Толстенький Сергеев
ко времени сдал жену в роддом, а "Москвича" в ремонт, вследствие чего
картошку из мерзлых полей выковыривал Павел Арсентьевич. Он служил как бы
дном некоего фильтра, где осаждались просьбы, а предложения застревали по
дороге туда.
Слегка окрепнув и посвежев, он прибыл обратно, когда уже снег шел,
как раз ко дню получки. Получки накапало семьдесят шесть рублей, да премии
десятка.
Среди прочих мелочей того дня и такая затерялась.
В одной из натисканных мехами кладовых ломбарда на Владимирском
пропадала бежевая болгарская дубленка, а в одной из лабораторий
административного корпуса фирмы "Скороход", громоздящегося прямоугольными
серыми сотами на Московском проспекте, погибала в дальнем от окна углу
(как самая молодая) за своими штативами с пробирками ее владелица Танечка
Березенько, - с трогательным и неумелым мужеством. Надежды на день получки
треснули, и завалилась вся постройка планов на них: до Ноябрьских
праздников оставалось четыре дня.
Излишне говорить, что Павел Арсентьевич сидел именно в этой
лаборатории, через стол от Танечки. В дискомфортной обстановке он проложил
синюю прямую на графике загустевания клея КХО-7719, поправил
табель-календарик под исцарапанным оргстеклом и нахмурился.
Молчание в лаборатории явственно изменило тональность, и это
изменение Павел Арсентьевич каким-то образом ощутил направленным на себя.
Дело в том, что дома у него висел удачно купленный за сто рублей
черный овчинный полушубок милицейского образца, а у Танечки в дубленке
заключалось все ее состояние.
Короче, вызвал тихо Павел Арсентьевич Танечку в коридор и, глядя мимо
ее припухшей щеки, с неразборчивым бурчаньем сунул три четвертных.
Увернулся от Сеньки-слесаря, с громом кантовавшего углекислотный баллон, и
торопливо к автомату - пить теплую газировку...
И вот поднимался он на эскалаторе, и жалел жену... Среди толчеи
площади рабочие обертывали кумачом фонарные столбы, а когда Павел
Арсентьевич опустил глаза - на затоптанном снегу темнел прямоугольничек:
кошелек. Только он нагнулся, как трамвай раскрыл двери, толпа наперла и
так и внесла сложенного скобкой Павла Арсентьевича с кошельком. Пока он
кряхтел и штопором вывинчивался вверх, сзади загалдели уплотняться,
вагоновожатая велела освобождать двери, даме с тортом и ребенком придавили
как первый, так и второго, юнцы сцепились с мужиком, передавали на билеты,



трамвай разгонял ход... - момент непосредственности действия как-то
исчезал, а злосчастная застенчивость сковывала Павла Арсентьевича все
мучительнее. Спросил бы кто... А то вот, мол, благородный выискался,
оцените все его честность и кошелечек грошовый... Заалел Павел Арсентьевич
(и то - давка), однако собрался с духом уже, - да раздвинулись двери,
народ вывалился и разбежался в свои стороны, и остался он один на
остановке.
И тут обнаружил, что рука-то с кошельком - в кармане. Тьфу.
Черт ведь... Теперь в бюро находок завтра тащиться...
Кошелечек коричневый, потертый, самый средненький. Срезая пахнущим
по-зимнему соснячком путь к подъезду, Павел Арсентьевич не выдержал -
обследовал... Содержимое равнялось одному рублю, ветхому, сложенному
пополам. Эть, - из-за пустяков...
- Верочка, - сказал он в дверях, улыбнувшись и ясно ощутив движение
лицевых мускулов, создавшее улыбку, - сегодня, знаешь...
Жена была верной спутницей жизни Павла Арсентьевича и настоящим
другом; они делились всем. Она выразила взглядом дежурную готовность мирно
принять известие и помочь найти в нем положительную сторону. Они хорошо
жили.
- Мамочка! бежит! - запаниковала Светка из кухни, грибной дух и
шипение распространились одновременно, Верочка взмахнула руками и исчезла.
Проголодавшийся Павел Арсентьевич стал настраиваться к обеду: разуваться,
переодеваться, мыть руки и попутно растолковывать Валерке, что такое
бивалентность и (поглядев в словаре) амбивалентность, причем соглашался
долговязый Валерка высокомерно, - возрастное...
За столом Павел Арсентьевич, дуя на суп, изложил про дубленку.
Верочка разложила второе, налила кисель, щелкнула по макушке Валерку за
то, что он жареный лук из тарелки выуживал, и умело раскинула высшую
семейную математику, теория которой ханжески прикидывается арифметикой, а
практика сгубила не один математический талант.
После, выставив детей и конфузясь, Павел Арсентьевич чистосердечно
поведал обстоятельства находки и предъявил кошелек. Верочка ознакомилась с
рублем номер ОЕ 4731612, 1961 года выпуска, обязательным к приему,
подделка преследуется по закону, и сказала:
- Бир сом!
- А? - встревожился Павел Арсентьевич.
- Бир манат, - сказала Верочка. - Укс рубла. Адзин рубель. Добытчик
мой!..
Посмеялись...
Назавтра у Верочки после работы проводилось торжественное собрание,
так что Павел Арсентьевич должен был спешить домой - контролировать детей.
В четверг же, следуя закономерности своей жизни, он трудился на овощебазе
(неясно, вместо кого): таскал в хранилище ящики с капустой. Когда
расселись на перерыв, Володька Супрун, начальник второй группы, стал по
рублю народ гоношить. Бутерброды у Павла Арсентьевича были, рубля же -
нет... А Володька ждет, и все смотрят... Плюнул про себя Павел
Арсентьевич, достал найденный кошелек, который потом в бюро сдать
намеревался, и подал рубль, под шуточки компании.
За портвейном с Володькой он же в очереди давился.
Застелили ящики, устроили застолье, встретили предварительно
наступающий праздник 7 ноября. По-человечески, по-свойски; хорошо.
Праздничным утром Павел Арсентьевич еще кейфовал в постели, а
вернувшаяся из универсама Верочка уже варила картошку, перемешивала салат
и наставляла Светку не-мед-ленно поднимать ленивых мужчин. И водочка на
белой скатерти отпотевала, и шпроты, и огурчики, так что Павел Арсентьевич
умильно подивился Верочкиной изворотливости.
Ответ ему был:
- Пашенька... да я у тебя же в кошельке взяла...
Павел Арсентьевич не понял.
- Ну... который ты нашел... В куртке нейлоновой, что для овощебазы,
во внутреннем кармане... лежал...
Павел Арсентьевич совсем не понял. Розыгрыш.
- Двадцать рублей, - растерялась Верочка. - По пятерке. Три
шестьдесят сдачи осталось...
Валерка, паршивец, из туалета голос подал:
- Дед-Мороз принес, чего неясного!..
Насели на Валерку, но он с шумом спустил воду. По телевизору загремел
парад, Светка индейским кличем потребовала своей доли веселья в торжестве,
пожаловал Валерка и нацелился отмерить себе алкоголя, - праздник
раскручивал свое многоцветное колесо: утюжить костюм, ехать гулять на
Невский, из автоматов обзванивать с поздравлениями знакомых, собираться в
гости к Стрелковым на Комендантский аэродром... Возвращаясь ночью,
вспоминали, как Верочка однажды из мешочка пылесоса вытряхнула десятку...
Мало ли забот...
В этих заботах он с легким сердцем пожертвовал жениховствующему,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Утомленные счастьем, или Моя случайная любовь
Шилова Юлия
Утомленные счастьем, или Моя случайная любовь


Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Никитин Юрий - Трансчеловек
Никитин Юрий
Трансчеловек


Бажанов Олег - Герой нашего времени.ru
Бажанов Олег
Герой нашего времени.ru


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.