Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (54)
  2. Путь Кейна. Одержимость (45)
  3. Гнев дракона (41)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (28)
  6. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  7. Свирепый черт Лялечка (24)
  8. Любовница на двоих (24)
  9. Цифровая крепость (24)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (23)
  11. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  12. Имя потерпевшего - никто (20)
  13. Умножающий печаль (18)
  14. По тонкому льду (17)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (13)
  16. Начало всех начал (12)
  17. Непредвиденные встречи (12)
  18. Париж на три часа (11)
  19. Яфет (10)
  20. Аквариум (10)
  21. Колдун из клана Смерти (9)
  22. Роксолана (9)
  23. Замок Броуди (9)
  24. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  25. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  26. Омон Ра (7)
  27. Вставай, Россия! Десант из будущего (6)
  28. Заклятие предков (6)
  29. Брудершафт с Терминатором (6)
  30. Чудовище без красавицы (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Видар Гарм — > читать бесплатно "Коммунальный триптих"


Гарм ВИДАР


КОММУНАЛЬНЫЙ ТРИПТИХ

(КОРИДОР - 2)



1. ГНОМЫ
Гулко печатая шаг, по коридору шли гномы. Маленькие, сантиметров
тридцать в высоту, с противными зелеными рожами, как у соседа Кузякина из
второй комнаты, когда он выходит на кухню пить воду по утру. Но после
вчерашнего.
Гномов было штук восемь, они освещали себе путь крошечными до одури
вонючими факелами, потому, что свет в коридоре все равно не горел из
экономии и из-за бабки Дюдиковой, которая постоянно выкручивала лампочки и
торговала ими на базаре.
Мадам Хнюпец, из восьмой комнаты, имевшая счастье наблюдать весь этот
процесс рекогносцировки удивительных человечков в суверенно-общественном
коридоре, громко сказала чарующим контральто, ни к кому конкретно не
обращаясь:
- Развели, сволочи, здесь всякую мерзость! Я давно говорила, что этот
гадючник надо хорошенько протравить дустом, начиная с тараканов и кончая
каждым жильцом в отдельности.
Выглянувший из четвертой комнаты на внезапно возникший ажиотаж поэт
лирик-экстремист О.Бабец шумно потянул большим мясистым носом и грустно
заметил:
- И в такой вонище должны прозябать потенциальные классики
отечественной литературы...
- А ты, - вмешался, тоже выглянувший в коридор сосед Кузякин, который
хоть и был на удивление относительно трезв в данную минуту, но как всегда
выказывал безотносительную агрессивность. - Ты бы, рифмоплет чертов, лучше
зашел бы хоть раз в гости: мы бы с тобой тяпнули по сто грамм - сразу
зябнуть бы перестал, а о потенции и вовсе забыл!
- Богохульник! - крикнула из-за своей двери бабка Дюдикова, которая
как всегда подслушивала и подсматривала, хотя клялась и божилась, что
плохо видит и не черта не слышит при этом.
Мадам Хнюпец брезгливо поморщилась и пробормотала в сердцах:
- Вам бы кобелям только про потенции языком чесать, а как до дела
дойдет - сразу начинаете торопиться на работу.
Мадам знала, что говорила. В прошлом году от нее сбежал шестой муж,
красавец Гоги, уехавший на свою историческую родину поправлять
пошатнувшееся здоровье мандаринами.
- И не говорите! - мрачно поддержала мадам Хнюпец из общественного
душа Эльвира Кручик, в принципе, атлетически сложенная девица,
непоколебимо уверенная, что жизнь таки дается человеку только один раз, и
ее прожить надо так, чтоб другим тошно было.
- А почему вы, как всегда, молчите, Марк? - строго спросила мадам
Хнюпец под дверью комнаты номер три.
- Я думаю, что сказать, за вас за всех, - негромко откликнулся Марк
Абрамыч Зомбишвилли, молодой человек лет сорока, почти не лысый, но с
иными неизгладимыми признаками ума на землистом лице, на котором крупными
буквами было написано, что это лицо принадлежит инвалиду умственного
труда, а точнее, писателю-фантасту, одним словом, по удивительному
стечению обстоятельств, нечаянному коллеге по инструменту поэта О.Бабца.
- Если есть, что сказать, то зачем думать? - резонно возразила мадам
Хнюпец.
- Если есть чем думать, то об этом надо сказать, - загадочно изрек
сосед Кузякин.
- Пусть лучше скажет, кто у меня из-под стола пол-литровую банку
стибрил! - подала противный голос бабка Дюдикова.
Сосед Кузякин хотел опять что-то прибавить, но не вспомнил что и лишь
мрачно сплюнул в сторону бабкиной двери.
- Порой мы все ж не властны над словами! - со знанием дела
продекламировал поэт О.Бабец. - А власть у слова безгранична! Мы щас
печально лишь киваем головами. А раньше все хихикали столично!
- Талант! - сказал сосед Кузякин, ковыряя грязным пальцем в носу.
- Зануда, - прорвался сквозь плеск льющейся воды проникновенный голос
Эльвиры Кручик.
Гномы потоптались в дальнем конце коридора и пошли обратно.
- Сволочи, - непонятно про кого сказала мадам Хнюпец. - Марк, ну
почему вы опять молчите?!
- Он небось думает о том, как у меня еще одну банку стибрить! - басом
сказала бабка Дюдикова.
- Не тибрил я ваших банок!!! - в отчаянии воскликнул из-за закрытых



дверей Марк Абрамыч Зомбишвилли. - У меня, между прочим, творческий
климакс! Мне и без ваших банок - забот по самые уши.
- Это точно! - подтвердила из душа Эльвира. - И про уши, и про
климакс...
Гномы дошли до противоположной стены и... исчезли.
Мадам Хнюпец пожала плечами и скрылась в своих апартаментах.
Сосед Кузякин плюнул ей вслед и нырнул в свою берлогу.
Поэт О.Бабец прокрался к дверям душа и начал настойчиво в нее
скрестись.
- Пошел ты!!! - донеслось из душа, и поэт тоже пошел.
Коридор вновь опустел и даже кажется при этом вздохнул облегченно.


2. ИСКУССТВО - ЖУТКАЯ СИЛА!
Писатель-фантаст Марк Абрамыч Зомбишвилли сидел у окна и обдумывал
сюжет нового рассказа, в котором жуткий сексуальный маньяк Семен Органидзе
тайком прокравшись в районную библиотеку с неприглядной целью надругаться
над уборщицей Марианной. После встречи с прекрасным (Семен случайно
попадает на читательскую конференцию посвященную выходу в свет очередного
умопомрачительного шедевра, принадлежащего перу и всему остальному, что к
нему прилагается, известнейшего писателя фантаста Дарт Вейдера - нового
романа "Не блуди!"), Семен стремительно перевоспитывается и возвращается в
семью к жене Изауре, женщине скромной, но тем ни менее обладающей, кроме
самого Семена еще рядом достоинств, бальзамом изливающихся на мятущуюся
душу Органидзе; и детям Изауры от первого брака с красавцем Васей,
эмигрировавшим к началу повествования в Запорожье.
Но от сладостного творческого процесса Марка Абрамовича постоянно
отвлекала нарочно гулко топающая под дверью бабка Дюдикова из пятой
комнаты, которая то и дело выбегала в коридор, чтобы проверить, не вкрутил
ли кто-нибудь новую лампочку в замен той, что она выкрутила на прошлой
неделе.
У бабки Дюдиковой было, в принципе, безобидное хобби - стоило на
секунду отвернуться и она тут же приватизировала безнадзорные лампочки,
продавая их затем на базаре, с целью накопления первоначального капитала.
Короче, не даром (ох, не даром!) она любила повторять, что ей вся эта
"жисть" - до лампочки.
Наконец в коридоре послышалось негромкое пение соседа Кузякина,
воротившегося из традиционного, ежедневно - обязательного турне по всем
ближайшим точкам, где торгуют на разлив. В текст грустной песни были
затейливо и обильно вплетены разнообразные идиоматические выражения,
свидетельствующие о недюжинной эрудиции исполнителя, по крайней мере в
популярной ныне сфере взаимоотношения полов, а так же жизнедеятельности
всего организма в целом.
Бабку Дюдикову словно ветром выдуло из коридора. Кроме мадам Хнюпец,
только сосед Кузякин оказывал на нее столь благотворное влияние.
- Эхххх! - почти членораздельно сказал сосед Кузякин и задумчиво
ткнулся головой в двери комнаты номер четыре.
- Муза, это ты? - с надеждой из-за двери спросил поэт
лирик-экстремист О.Бабец.
То что ему ответил сосед Кузякин, заставило поэта надолго погрузиться
в размышления о судьбе отечественной словесности.
- Что ж ты, гад, - раздался в коридоре вкрадчивый голос мадам Хнюпец
из восьмой комнаты, - песни поешь, которые нам не жить, а только строить
помогают и то, исключительно, не выше третьего этажа?
- Виноват, мадам, - искренне сказал сосед Кузякин и порывисто склонил
голову на грудь, но грудь мадам Хнюпец предательски спружинила и голова
соседа Кузякина вновь угодила в дверь, на этот раз комнаты номер три.
- Занято! - печально сказал Марк Абрамыч Зомбишвилли, напряженно
обдумывая очередной поворот сюжета, в котором Семен Органидзе,
окончательно перевоспитавшись, несет в массы то, что он раньше оттуда
исключительно выносил, но еще не окончательно созревшие массы отторгают
приносимое Семену в зад, чем провоцируют конфликт в духовно неокрепшем
организме Органидзе, толкая его туда же, одновременно заставляя читателя
глубоко задуматься о месте интеллигенции в отечественной истории: неужели
настолько же глубоко?!
- Мадам, что вы с ним цацкаетесь, - внесла свою лепту в проистекающие
события девица Эльвира Кручик, традиционно направляющаяся в душ. Ей было
настолько же глубоко плевать на место интеллигенции в отечественной
истории, как и на другие места, кроме места под солнцем, которая она сама
лично занимала, так как девушка она была скорей спортивная - и по внешнему
исполнению, и по внутренней консистенции.
- Ну, милочка, он все таки, как-никак мужчина, - резонно возразила
мадам Хнюпец.



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Березин Федор - Встречный катаклизм
Березин Федор
Встречный катаклизм


Прозоров Александр - Посланник
Прозоров Александр
Посланник


Каменистый Артем - Сердце мира
Каменистый Артем
Сердце мира


Афанасьев Роман - Огненный дождь
Афанасьев Роман
Огненный дождь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.