Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (157)
  2. Умножающий печаль (127)
  3. Пелагия и красный петух (том 2) (91)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  5. Гнев дракона (77)
  6. Начало всех начал (72)
  7. Цифровая крепость (70)
  8. Битва за Царьград (65)
  9. Имя потерпевшего - никто (61)
  10. Омон Ра (60)
  11. Путь Кейна. Одержимость (59)
  12. Шпион, или повесть о нейтральной территории (45)
  13. Свирепый черт Лялечка (37)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Аквариум (31)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  17. Роксолана (23)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Тимур и его команда (21)
  20. Париж на три часа (21)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  22. Колдун из клана Смерти (20)
  23. По тонкому льду (16)
  24. К "последнему" морю (14)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Киммерийское лето (14)
  27. Любовница на двоих (14)
  28. Ледокол (13)
  29. Яфет (13)
  30. Брудершафт с Терминатором (12)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Звягинцев Василий — > читать бесплатно "Право на смерть"


Василий ЗВЯГИНЦЕВ


ПРАВО НА СМЕРТЬ



...Не избегнешь ты доли кровавой,
Что живым предназначила твердь.
Но молчи! Несравненное право -
Самому выбирать свою смерть.
Н.Гумилев

1
Пожалуй, все-таки правы те, кто сравнивает космический полет с
тюремным заключением. Сам я, правда, не отбывал - знающие люди
рассказывали, зато весь последний год я не видел ничего, кроме пещер и
куполов базовой станции на бескислородной планете, кают и отсеков
десантных крейсеров, а то и автоматических транспортов. И ни одного глотка
нормального, естественного воздуха, и переменная гравитация, и все тому
подобное...
Отвыкший от нормального, единственного земного "же", от того, что
бывает больше двух метров свободного пространства над головой, неуверенной
походкой я спустился по трапу посадочного модуля на желтый пенобетон
Критского космопорта и задохнулся от горячего, пыльного, но все же
пахнущего близким морем ветра.
Утреннее солнце чуть не прожгло меня насквозь августовской мощью
своих лучей, сорокаградусная жара показалась невыносимой после неизменных
кондиционированных двадцати двух.
К счастью, в пассажирском павильоне температура оказалась нормальной,
и я смог перевести дух.
Увы, я, оказывается, отвык не только от земного климата. Умственные
способности за время межзвездных скитаний тоже ощутимо ослабли, иначе
отчего же я не меньше минуты беспомощно водил глазами по расписанию,
тщетно пытаясь сообразить, как быстрее и удобнее добраться до Москвы.
Чтобы четко совпали все стыковочные рейсы. В конце концов я просто ткнул
пальцем в кнопку информатора, и он выдал серию оптимальных вариантов.
Оставалось только решить, что для меня важнее - цена, количество пересадок
или время в пути.
Чтобы не ждать, я выбрал вариант с пересадкой в Стамбуле, отправлялся
через полчаса.
Стамбульский аэропорт отнял остатки моей физической и нервной
энергии. Казалось, весь Ближний Восток вкупе с Балканами сорвался с места,
спасаясь от неведомой опасности - столько здесь было мужчин, женщин и
детей всех возрастов, рас и национальностей. Со всеми вытекающими отсюда
последствиями в виде шума, суматохи, жары и запахов.
На последний сегодня московский экраноплан билетов не было ни в
туристском, ни в первом классе. Что позволило без душевных терзаний взять
люкс. Платить за двухчасовой перелет тройную цену, конечно, абсурдно, но
не пешком же идти!
Стараясь держаться с достоинством и невозмутимостью арабского шейха,
я прошел в свой персональный салон номер два, растекся в обширном кресле,
подрегулировал температуру и аромат, взял с подноса у склонившейся в
полупоклоне очаровательной турчанки рюмку коньяка, попросил принести самый
крепкий из возможных кофе и, едва допив его, мгновенно заснул, не
дождавшись даже взлета.
И лишившись тем самым всех остальных положенных особе моего ранга
благ.
Ничего существенного мне не снилось, проснулся я абсолютно свежим;
взглянув налево, увидел турчанку с подносом, направо, в иллюминатор -
стремительно приближающуюся землю и родные подмосковные рощи.
Возвращаясь, я всегда испытываю легкое приятное возбуждение и
приподнятость духа, а сегодня вдобавок Москва встречала меня такой
погодой...
Ярко-синее прозрачное небо, светлое золото берез и густой багрянец
канадских кленов, свежий, чуть знобящий ветерок, пахнущий лесной сыростью
и прелыми листьями, горьковатый дым далеких костров, серебристый блеск
летящих паутинок.
Бабье лето в своем самом что ни на есть классическом воплощении.
И сразу вдруг далеко-далеко отодвинулось все, чем я жил долгих
четыреста с лишним дней, словно еще не сегодня утром Земля выглядела лишь
голубоватой туманной звездочкой на стереоэкранах.
Мысли сразу нахлынули чересчур прагматические, и потребовалось
определенное усилие, чтобы не смазать первые, самые яркие и чистые
ощущения. Ведь что ни говори, а вернулся, живой (что бывает не со всеми и
не всегда), здоровый (тьфу-тьфу, не сглазить бы), впереди три месяца



отпуска и Алла... Как это она изящно выразилась: "Отчего мы с тобой так
редко встречаемся и так часто расстаемся?"
Таможню я без задержки прошел зеленым коридором, а выйдя в зал,
невольно рассмеялся.
Над дверями банковских офисов полстены занимала новая красочная
реклама: "Русская золотая Гривна - лучшее помещение капитала!" И
означенная Гривна в облачении Ильи Муромца по уши вгоняла в землю шипастой
палицей, худосочный, видимо, страдающий язвой желудка Крюгеранд.
А рядом - табло с ежечасно меняющейся котировкой валют.
Взгляд на него доставил мне дополнительное удовольствие. В гривны я
свой капитал еще не поместил, но и обычный червонец стоил так, что за счет
разницы в курсе я мог позволить себе двухнедельный бесплатный отдых в
экзотических странах.
Кстати, Алла как-то намекала, что неплохо бы, мол, на Гавайях, к
примеру... Что я тут же и осуществил, заказав по телефаксу двухместный
номер в отеле "Вайкики Холидей Инн" с оплатой вперед.
Как говорится - лови момент.
И тут же набрал из соседней кабинки (городского интеркома у меня с
собой не было, естественно) заветный номер, ощутимо волнуясь и торопливо
конструируя в уме первую, непременно небрежно-остроумную фразу. Лишь
секунд через двадцать я осознал, что на вызов она не отвечает. Такое могло
быть лишь в двух случаях: или ее нет в пределах прямой связи - а это
тысяча километров, - или интерком отключен.
Неизвестно, что для меня на данный момент хуже...
Настроение поехало вниз. Не потому, что я сразу подумал о чем-то уж
слишком неприятном, а так - от несовпадения ожиданий с реальностью.
Что она явится встречать меня с цветами к трапу - я не слишком
рассчитывал, но хоть дома-то ждать с нетерпением могла?
Еще на прошлой неделе я дал ей по гиперсвязи телеграмму с датой
возвращения, а вот смотри ж ты...
Уже не в столь радужном расположении духа я вышел на кольцевую
галерею, убеждая себя, что драматизировать не стоит, мало ли что случиться
могло... Длительная командировка, предположим, или коллективный выезд за
грибами...
"Ага, на Шпицберген", - ехидно подсказал внутренний голос.
...За время моего отсутствия кое-что в порту изменилось. Слева за
белоствольной рощей воздвигалось некое ребристое сооружение, отсвечивающее
плоскостями густо-медного стекла, и исчезла наконец архаическая решетчатая
платформа монорельсовой станции вместе с уходящими вдаль дугообразными
опорами. Сколько лет шли разговоры, что пора ликвидировать это техническое
чудо начала века, и вот, значит, дошли руки. Еще что-то исчезло из жизни
постоянное, с детства привычное...
Вместо монорельса в глубину леса уходила тонкая серебристая полоска
волновода, над которой бесшумно скользили плоские, с закругленными гранями
вагоны на гравимагнитной тяге, или, как их называют во всем мире,
"эмбрусы".
Проходя через площадь, и потом, стоя на посадочной аппарели, я, чтобы
отвлечься, занялся своим любимым делом - наблюдением за окружающими,
систематизацией и анализом. Кто эти люди, куда и откуда едут, зачем...
Игра, конечно, но отнюдь не бесполезная. Тренировка воображения и
проницательности. Да вдобавок та или иная колоритная фигура может в
будущем стать необходимым элементом очерка или рассказа.
Вот, к примеру, немолодой седеющий мужчина, кирпично-загорелый, с
массивной изогнутой трубкой в зубах - скорее всего бизнесмен средней руки
из Южной Африки. Брахман в бежевом костюме - не иначе как представитель
Юнеско, плотная группа японцев - просто туристы...
При таком экспресс-анализе все идет в ход: обрывки разговора, манера
поведения, наклейки на чемоданах, покрой одежды...
А это уже интереснее - две откровенно русские девушки в
ярко-красочных, абсолютно прозрачных платьях. Безусловно, последний крик
моды. Когда я улетал, такого еще не было. Причем вся хитрость в том, что
ткань преломляет свет очень специфически - видно все и в то же время
ничего, как если бы созерцать Венеру Милосскую через колеблющуюся газовую
накидку. Так сказать, не конкретные тела, а обобщенные образы. Но -
весьма! Куда интереснее, чем на самом деле...
Впрочем, мне сейчас, после года-то, все в этом смысле интересно. Вон
тоже великолепный экземпляр, а вот еще..... Я проводил взглядом очередную,
вызывающе роскошную красавицу, чуть даже повернулся, чтобы не выпускать из
поля зрения ее окруженных пышной бело-лиловой юбкой ног и...
То, что я увидел, напрочь отбило все грешные мысли.
Он стоял шагах в десяти-двенадцати от меня, в центре сгущающейся к
краю перрона толпы, удивительным образом не сливаясь с ней.
Наверное, прежде всего меня удивил его костюм. Не то чтобы слишком
необычный, но здесь неуместный. Грязноватый, оливково-желтый, похожий
покроем на тропическую ооновскую униформу, хотя и без погон и нашивок,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
РЕКЛАМА
Орлов Алекс - Золотой пленник
Орлов Алекс
Золотой пленник


Андреев Николай - Первый уровень. Кровавый рассвет
Андреев Николай
Первый уровень. Кровавый рассвет


Афанасьев Роман - Оборотень
Афанасьев Роман
Оборотень


Василенко Иван - Общество трезвости
Василенко Иван
Общество трезвости


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.