Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Обряд дома Месгрейвов (12)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  6. (9)
  7. Вещий Олег (9)
  8. Главный противник (8)
  9. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  10. Чары старой ведьмы (7)
  11. Битва за Царьград (6)
  12. Последний завет (6)
  13. Начало всех начал (6)
  14. Бремя власти (6)
  15. Принц Каспиан (6)
  16. Свирепый черт Лялечка (6)
  17. День проклятия (5)
  18. Человек со Звезды (5)
  19. Два демона (5)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  21. Горы Судьбы (4)
  22. По тонкому льду (4)
  23. Кафедра странников (4)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  26. Любовница на двоих (4)
  27. Пощады не будет (4)
  28. Чистильщик (4)
  29. Пиковый валет (3)
  30. Кредо (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Злотников Роман — > читать бесплатно "Смертельный удар"


Роман Злотников


Смертельный удар



ПРОЛОГ
Квадрига медленно спускалась по крутому склону холма. Это был самый опасный
участок Дороги Богов, славящейся своими непредсказуемыми спусками, подъемами и
поворотами. Каждую осень, во дни Семиртерия, праздника, посвященного богине смерти
Магр, на этой дороге, ведущей из столицы к комплексу зданий главного храма Магр,
проходили гонки квадриг. И редко когда до конца дистанции доходило более четверти
колесниц, возницы которых, зная об этом, выходили на старт в белых одеждах, ибо
белый цвет ¬ цвет смерти. Однако, хотя сегодня было обычное весеннее утро, а
прицепленная к упряжке колесница была не гоночной, повинующейся малейшему
движению пальцев возницы, а крепкой и несколько неуклюжей, дорожной, судя по пене,
высыхающей на раздувающихся конских боках, возница этой квадриги также показал, на
что способны и кони, и он сам. И все же спуск, на который вынесли колесницу
взмыленные кони, был-таки слишком крут, чтобы продолжить демонстрацию своего
искусства и мощи великолепных коней. А Вграр, Верховный жрец Магр, держащий
поводья, при всем своем буйном характере обладал и достаточным умом, чтобы
понимать, как бы невзрачно ни выглядел его пассажир: человека, приехавшего с самого
Острова, не стоит сильно раздражать. Особенно если он носит титул Хранителя Порядка.
Жрец кинул взгляд на человечка, скрючившегося у бортика колесницы. Тот в очередной
раз перегнулся через поручни и выкашлял на дорогу остатки обильного завтрака, а потом
обессилено свалился на пол колесницы. Вграр обеспокоено повел широкими плечами. Не
перестарался ли он, столь рьяно демонстрируя свое искусство колесничего? Хранитель
выглядел не очень крепким. Но жрец с младых ногтей привык относиться к Хранителям
как к высшим существам, во всех отношениях превосходящим людей. И хотя разумом он
давно уже понял, что это не так и что они обычные люди, со своими слабостями,
страстями и болезнями, где-то в глубине души еще таился со времен послушничества
страх перед теми, кого именовали Хранителями. И несмотря на то что с той поры он
сумел возвыситься настолько, что сам стал внушать страх и благоговение, от того
могущества, которым обладали Хранители, захватывало дух и кружилась голова. Вграр
страстно мечтал достигнуть той ступени, когда любой властитель счел бы за честь стать
твоим слугой, а одно мановение твоей руки приводило в движение неисчислимые армии
и целые народы. Но жрец уже достаточно знал об Ордене, чтобы быть в курсе, что здесь
не было принято поощрять откровенных карьеристов. Хотя, понятно, приветствовалось
то, что называлось здоровым честолюбием. Причем где пролегала грань между первым и
вторым, в отношении людей его ранга определяли сами Хранители, которые,
естественно, не были особо заинтересованы в появлении сильных конкурентов. Жрец
давно пришел к выводу, что ему нужен серьезный союзник из их среды. Так что эта лихая
гонка была не столько даже следствием буйного нрава Вграра, сколько попыткой
показать, так сказать, товар лицом. Положение Ордена в Горгосе было стабильным уже
не одно столетие, и Хранитель не хуже его самого понимал, насколько простираются
границы могущества посвященных на этой земле. А потому жрец справедливо рассудил,
что, для того чтобы заинтересовать Хранителя, нужна не демонстрация власти и
богатства, а что-то еще, и со свойственной ему самоуверенностью решил
продемонстрировать собственную силу, мощь и лихость, предположив, что уж такой-то
мозгляк должен оценить, насколько важен будет для него столь могучий союзник. Вграр
бросил на своего пассажира осторожный взгляд. Человечек издал слабый стон. В этот
момент крутой спуск закончился и кони начали резво набирать ход, но Вграр натянул
поводья, не давая коням разогнаться. Его гостю уже было довольно. Еще пара миль ¬ и
они въехали в ворота, прорубленные в храмовой стене.
Некоторое время спустя оба уютно устроились в небольшом, увитом плющом
павильоне, скрытом в густых зарослях дальнего угла храмового сада, примыкавшего к
задней стене дарохранилища. Хранитель Порядка, желудок которого до сих пор не
пришел в спокойное состояние после сумасшедшей гонки, неизвестно зачем затеянной
этим идиотом, тоскливо окинул взглядом столик, заставленный вазами с фруктами, и
протянул слабую руку к кубку с соком. После нескольких глотков он почувствовал себя
немного лучше и, поставив кубок, откинулся на спинку плетеного стула.
¬ Значит, вы считаете, что ваш план принесет успех?
Вграр шумно захохотал:
¬ Конечно, Хранитель. Этот Измененный оказался довольно крепким орешком, и я
думаю, что прямое давление ничего не даст. Пока. Но того, что обсуждалось, тоже
недостаточно. Я думаю, к настоящему моменту всем уже стало ясно, что наша самая
большая угроза не Lгрязные знанияv, которые он несет, и не то, что он держит под своей
рукой обширные земли. В конце концов, все это непотребство не будет продолжаться
слишком долго. Наша самая большая угроза ¬ сам Измененный. Сама Магр не знает,
какие трюки у него еще припасены. И наш основной удар надо направить именно на него.
¬ Он гыкнул, довольный собой. ¬ Судя по тому, чем окончились наши прежние попытки
его нейтрализации, он был в своем мире не последним человеком. ¬ Жрец сгреб своей
лапищей кубок с дожирским и, уполовинив его одним глотком, продолжил, довольно
крякнув: ¬ Сказать по правде, он достоин восхищения. Я полистал книги и могу сказать,
что не нашел ни одного его предшественника, которому удалось сделать так много за
столь короткое время. Признаться, кое-что из его нововведений мы применили и у себя.
¬ Он бросил в сторону собеседника испытующий взгляд, но Хранитель Порядка остался
невозмутим.



Еще несколько лет назад Хранитель, носивший тогда имя брата Эвера из Тамариса и
имевший самый низший в Ордене ранг ¬ Наблюдателя, пришел бы в ужас от одной
мысли, что Орден хотя бы просто оставит в своих рядах кого-нибудь, соприкоснувшегося
с Lгрязным знаниемv, принесенным в мир Измененным, но сейчас... Последние два
Совета Хранителей были проведены в основном для того, чтобы официально выразить
одобрение некоторым нововведениям, которые хотя и именовались привнесенными
Творцом, но реально были переняты у Измененного.
¬ Так вот, ¬ продолжал Вграр, ¬ как это ни прискорбно, сейчас я не только не вижу
силы, которая могла бы очистить землю, оскверненную Измененным, но и не вижу в этом
особой необходимости. Еще раз повторю, что главное ¬ сам Измененный. ¬ Он сделал
паузу, влил в глотку остатки вина и поставил кубок на место. Хранитель в свою очередь
пригубил сок, успев поймать еле заметный отблеск презрения, мелькнувший во взгляде
собеседника. Брат Эвер из Тамариса вряд ли бы смог обратить внимание на едва
уловимый отблеск, но жизнь в резиденции Ордена очень быстро учит замечать малейшие
оттенки в поведении тех, с кем сводит тебя судьба. Человечек усмехнулся про себя. Этот
дюжий, высокомерный мужлан хочет его использовать? Что ж, посмотрим, кто, в конце
концов, от этого использования больше приобретет.
¬ И как вы хотите это сделать? ¬ Вграр подался впер°д и яростно заговорил,
обдавая собеседника брызгами слюны:
¬ У каждого человека, Хранитель, даже у меня и у вас, за спиной болтаются...
поводья. Как у коней, запряженных в квадригу. И сила Измененного не столько в нем
самом, сколько в том, что он сумел запрячь в свою квадригу сильных Lконейv и искусно
управляет ими. Мы должны просто перехватить эти поводья из его рук, а если получится
¬ взнуздать и его самого. А разве есть в этом мире кто-то, кто умеет делать это лучше,
чем Орден? В конце концов, разве не этим мы занимаемся на протяжении всего своего
существования? ¬ И он оглушительно захохотал.
Человечек по возможности незаметно обтер рукавом забрызганное слюною лицо и на
мгновение стиснул зубы. Брат Эвер успел проникнуться крайней неприязнью к этому
грубому, потному мужлану, пользующемуся любой возможностью продемонстрировать
свое физическое превосходство, но он уже достаточно долго пробыл Хранителем, чтобы
научиться хорошо скрывать свои истинные чувства. Поэтому он дождался момента, когда
его собеседник наконец замолчал, и, изобразив вежливую улыбку, спросил:
¬ Значит, вы предполагаете, что этого Измененного тоже можно взнуздать?
¬ А почему бы и нет? ¬ Вграр пожал плечами. ¬ У него есть жена, дети, какие еще
нужны поводья для человека?
¬ До сих пор он демонстрировал поразительные способности ускользать из наших
самых хитроумных ловушек, ¬ возразил Хранитель. ¬ Так что я не был бы столь
самоуверен и в этом случае.
Вграр сграбастал крупное, крепкое яблоко и, с хрустом откусив, широко осклабился.
Так, что изо рта торчала белая яблочная плоть.
¬ Что ж, очень может быть. Но я не думаю, что это будет совсем уж бесполезно. По
моим сведениям, он искренне привязан к своей семье. В конце концов, если не получится
так, как я... как мы планируем, то хотя бы это просто причинит ему боль.
Хранитель несколько мгновений смотрел на жреца, потом коротко кивнул и протянул
руку к своему кубку с соком. Вграр отвернулся и облегченно смахнул пот со лба.
Несмотря на всю демонстрируемую им самоуверенность, он сильно нервничал. Но,
благодарение Магр, свершилось. Его план одобрен, а это значит, что именно он
становится первым среди посвященных высшего ранга. Ибо именно он будет острием
копья, которое Орден вонзит в Измененного. Что ж, не зря говорят, что времена смуты
топят неудачников и выносят наверх обреченных властвовать. Он стал самым молодым
Верховным жрецом Магр за всю историю Храма и сейчас получил шанс стать самым
молодым Хранителем за всю историю Ордена.
Часть I
БИТВА МОРСКИХ ДРАКОНОВ
Грон стоял у дворцового окна и смотрел во двор. Последние четыре года он проводил
в Эллоре пять зимних лун, а как только открывались перевалы ¬ отправлялся на север, в
Атлантор. Основные события разворачивались именно там. Там был Корпус, там были
новые заводы, там был флот. Здесь, в Эллоре, мало кто знал, что делает на севере герой
войны с Горгосом и супруг Базиллисы, по каким-то неясным для всех, но, видимо, важным
для него причинам, отказавшийся от коронации. Но к этому уже привыкли. И вот сегодня
он в который раз подумал о том, что к исходу четверти пора отправляться в дорогу. Толла
тоже знала об этом, и потому эти последние ночи были настоящим неистовством. Однако
вот уже третий день Грон, несмотря на усталость после столь бурных ночных ласк,
просыпался с первыми лучами солнца и больше не мог заснуть. Эта весна начиналась
стремительно, солнце светило ярко, но ему казалось, что на ослепительно голубое небо
наползает какая-то зловещая тень. И именно она не давала ему спать. Как бы невероятно
это ни звучало ¬ Великий Грон, для многих являющийся символом отчаянной смелости и
неукротимой отваги, в одиночку проникнувший за стены занятого горгосцами Акрополя, а
потом с боем прорвавшийся сквозь легионы горгосцев к воротам и открывший их для
своих воинов, боялся наступающей весны.
Более пятнадцати лет назад Казимир Янович Пушкевич, сын польского шляхтича и
воспитанницы Смольного института, внук приват-доцента Киевского университета, волею
случая или судьбы ставший офицером НКВД и вышедший на пенсию в звании полковника
КГБ, известный всем спецслужбам мира под агентурной кличкой LКлыкиv и собравший
под разными псевдонимами мантии почетных членов нескольких всемирно известных



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Королева отморозков, или Я женщина, и этим я сильна!
Шилова Юлия
Королева отморозков, или Я женщина, и этим я сильна!


Афанасьев Роман - Чувства на продажу
Афанасьев Роман
Чувства на продажу


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - маркграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - маркграф


Свержин Владимир - Марш обреченных
Свержин Владимир
Марш обреченных


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.