Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (78)
  3. Париж на три часа (55)
  4. Начало всех начал (46)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (36)
  8. Омон Ра (34)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (34)
  10. Гнев дракона (33)
  11. Непредвиденные встречи (33)
  12. Тимур и его команда (29)
  13. Любовница на двоих (27)
  14. Свирепый черт Лялечка (24)
  15. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  16. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (19)
  18. Цифровая крепость (19)
  19. Ледокол (18)
  20. Киммерийское лето (15)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  22. Аквариум (13)
  23. Брудершафт с Терминатором (12)
  24. Колдун из клана Смерти (12)
  25. Умножающий печаль (10)
  26. По тонкому льду (9)
  27. Битва за Царьград (9)
  28. Ричард Длинные Руки - воин Господа (9)
  29. Путь Кейна. Одержимость (9)
  30. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Казменко Сергей — > читать бесплатно "Водопой"


Сергей КАЗМЕНКО


ВОДОПОЙ


Я очнулся.
Было темно. Я лежал на кровати, накрывшись одеялом. В комнате было
тихо, только где-то за окном ветер шелестел листьями деревьев. В окно
светила здешняя луна - маленькая и красная. Занавеска медленно колыхалась
от дыхания кондиционера.
Я постепенно приходил в себя.
Понемногу возвращались видения из разбудившего меня кошмара, но
теперь я знал, что это только сон. Теперь я мог без страха, спокойно
вспомнить все увиденное. Мне это снится все реже и реже, но бывает. Ночь.
Пустыня. Наш лагерь у водопоя. И ужас, надвигающийся из темноты. Обычно
здесь я просыпаюсь и не вижу того, что должно случиться. Обычно, как и
сегодня, я успеваю проснуться раньше, чем начинается самое страшное.
Если бы и тогда все закончилось именно так!
Спать больше не хотелось. Я высветил циферблат на потолке - середина
ночи. Тишина, и только шелестит трава за окном, только откуда-то издали
доносятся чуть слышные крики ночных птиц. Тут хорошо и спокойно, тут почти
как дома, тут можно наконец отдохнуть. Недаром я так стремился попасть
сюда.
Тут почти как дома.
Но тут нет тебя. И никогда уже не будет.
Ты всегда была категорична, всегда шла напролом. Я говорил тебе -
девочка, зачем ты так изводишь себя? Время идет и все меняется, и мы
меняемся вместе со временем. Но ты не желала признавать это. Наверное, ты
хотела, чтобы из нас двоих изменялся один я. Я старался - ты это знаешь.
Но как ни старайся, в конечном счете каждый из нас остается самим собой.
Тебе нужно было все или ничего, ты не понимала, что ничего - это ничего и
для меня тоже. Ты не шла ни на какие компромиссы, и в конце-концов у меня
не осталось другого выхода.
Зачем я приехал сюда? Чтобы снова разговаривать с твоей тенью, как
разговаривал с ней много ночей подряд, лежа на койке в своей каюте? Чтобы
снова и снова изводить себя этим бесплодным разговором? Каких только слов
не говорил я твоей тени! Я говорил, что доброта и любовь могут победить
все, что именно это главное, а все остальное вторично. Я говорил, что нам
все равно не будет жизни друг без друга - разве я был не прав? Но тень
твоя была твоим подобием, и все слова были бесполезны. Она не отвечала,
как и ты замыкалась в себе, и у меня не оставалось слов, потому что сердце
разрывалось от любви, жалости и злости. А потом я все-таки засыпал и, если
мне снова не везло, то опять видел во сне лагерь у водопоя и просыпался в
холодном поту.
Но здесь! Почему это видение преследует меня и здесь? Неужели оно
никогда не оставит меня в покое?
И тут я услышал. Не гудение, нет, лишь намек на него. Короткое и еле
слышное. Но этот звук сказал мне все. А я-то еще удивлялся, почему кошмар
настиг меня в этом доме.
Я сел, спустил ноги на пол. Ничего сейчас во мне не было, кроме
злобы. Попадись только мне сейчас эта тварь, думал я. Они, правда, живучи,
но я бы уж постарался. Наверное, его притащила сюда какая-нибудь старая
дева. Их очень любят старые девы - мягкий белый мех, умилительная
физиономия, почти полное отсутствие мозгов. Именно то, что надо. С тех
пор, как я впервые увидел эту тварь на поводке в парке, я не могу спокойно
думать о ней. Собственно, я и увидел-то это лишь один раз, с меня хватило.
Больше я никогда не возвращался домой.
Теперь, значит, они и досюда добрались.
Ну нет, если так, то я здесь больше не живу. Я вскочил, не зажигая
света стал одеваться. Раскрыл шкаф, покидал вещи в чемодан. Немного у меня
вещей. К чему вещи, если нет дома? А дом без тебя мне все равно не нужен.
Потом я остановился. Взглянул на часы.
Уходить не имело смысла.
Ближайший транспорт только на рассвете.
Я сел в кресло и стал слушать.
Тогда мы тоже сидели и слушали. И смотрели в огонь. Нам просто нечего
было больше делать. Нас забросили для того, чтобы приготовить лагерь, но
через два дня грузовик, который вез нам оборудование, потерял управление и
рухнул в океан. С грузовиками это иногда случается. Мы не очень переживали
- Эндем-жи оказался неплохим местом, здесь можно было ходить без
респираторов и не бояться подхватить какую-нибудь новую заразу. С "Алдана"
передали, что нам вышлют новый грузовик как только сумеют его
укомплектовать, и на том все успокоились. Им там было не до нас, они
накинулись на Эндем-жи. До них было триста восемьдесят миллионов
километров - триста восемьдесят миллионов километров до ближайших людей.
Меня вообще-то это совсем не волновало. Чем дальше, тем лучше. Я
вообще по возможности старался быть один в то время, а если уж совсем не



было выбора, то по крайней мере видеть поменьше лиц. И я специально
попросился на Эндем-жи. Нас было четверо на планете - я, Ланкар, Данро и
Илла. Потом я узнал случайно, что Илла попросилась в эту группу из-за
меня. Но тогда я не задумывался над такими вещами. Я думал тогда только о
тебе.
Мы разбили лагерь в пустыне, недалеко от водопоя. Вообще, половина
Эндема-6 - это пустыня. Жаркая у экватора, холодная у полюсов. А другая
половина - океан. Если бы сместить ось планеты всего на пять-шесть
градусов - я знаю, мы считали это еще до высадки - система ветров
изменилась бы, над континентами пошли бы дожди, и здесь снова расцвела бы
жизнь. Так было миллионов двадцать лет назад, пока два праконтинента не
сомкнулись в один современный континент. В ту эпоху планета выглядела
совершенно иначе. Но теперь жизнь на поверхности исчезла, ушла вглубь
песка, приспособилась к новым условиям, и мы не имели права менять
что-либо на планете. Мы всегда признаем за другими право на такую жизнь,
которую они ведут.
Источник выбивался из-под россыпи камней на склоне холма, заполнял
небольшую, метров десять в поперечнике каменную чашу и тонкой струйкой
утекал в пески. К утру он успевал промочить землю вдоль сухого русла
метров на двести, но уже к полудню солнце жарило с такой силой, что ни
струйки не выливалось за край каменной чаши, и русло снова высыхало.
Днем в пустыне не было жизни. Если подняться по склону холма над
источником, то от горизонта до горизонта простирались белые барханы под
белым непрозрачным небом. Лишь к северо-западу поднималась гряда
каменистых холмов, местами поросших черной растительностью. Вниз по сухому
руслу тоже кое-где росли черные кусты с мясистыми выростами вместо
листьев. Днем они казались мертвыми и давно высохшими, но ночью начинали
почему-то шелестеть и издавали тонкий, едва уловимый смолистый аромат.
Утром, пока было еще не слишком жарко, мы купались в каменной чаше и
загорали на ее берегу. Вода была чистая и в центре доходила до пояса. Но к
полудню она слишком нагревалась, и приходилось уходить в палатки под
защиту кондиционеров. С полудня до заката мы спали - все, кроме дежурного.
А на закате начинались наблюдения.
Собственно говоря, особого смысла в этих наблюдениях не было. Вся
аппаратура рухнула в океан, и единственное, что мы могли делать - это
смотреть и регистрировать появление у водопоя обитателей пустыни. Монитор
внешнего обзора справился бы с этим занятием и без нашего участия, но нам
требовалось хоть какое-то осмысленное занятие, чтобы жизнь на Эндеме-6 не
надоела слишком быстро. Илла, правда, имела при себе переносную
биохимическую лабораторию и все свободное время возилась с ней, пытаясь
выявить энергетику местных организмов, у остальных же не было никаких
постоянных занятий, кроме этих ночных наблюдений.
Едва садилось солнце, как пустыня оживала. Наверное, так было только
вблизи от водопоя, но контраст с дневной безжизненностью был разителен.
Заря еще не успевала погаснуть, как буквально из песка возникали всякие
мелкие твари и устремлялись к воде. Потом отяжелевшие, напившиеся они
отползали, уступая место новым тварям, спешащим на водопой. Они шли со
всех сторон, и лишь те, которые натыкались на периметр лагеря, на
мгновение замирали, пораженные, но потом поворачивали и двигались к воде в
обход.
Примерно через час наступало время более крупной дичи. Из темноты
приползали на брюхе песчанки, взметая песок всеми своими восемью лапами,
приползали какие-то многометровые многоножки, прибегали размеренным шагом
сразу по десять-пятнадцать особей грациозные паанки. Бедняга Ланкар
прямо-таки изводился от невозможности работать, а мне было все равно. Я
сидел на теплом еще песке, смотрел на ночную суету у водоема и старался не
думать о тебе. Единственное, что меня тогда беспокоило, так это прочность
нашего периметра, не рассчитанного на песчаных волков.
Они появлялись вскоре после полуночи, извещая о своем приближении
слышимым за много километров воем. Собственно, из-за этого воя их и
назвали волками. Внешне они скорее походили на расплющенных крокодилов с
приподнятой головой и вертикальной щелью рта. Пространство у водоема
пустело задолго до того, как мы начинали слышать их завывание, и для
песчаных волков в этом был определенный смысл, потому что к тому времени
чаша у источника была уже наполовину пуста.
Обычно вся стая, двадцать пять-тридцать животных, прибегала сразу, но
иногда появлялись поодиночке или парами отставшие и присоединялись к уже
пьющим волкам. Без аппаратуры мы не могли даже определить, прибегают ли
каждую ночь одни и те же животные, или же они приходят на водопой лишь раз
в несколько суток. Обычно они приходили с севера, а уходили - отяжелевшие,
с надувшимися животами, ставшие какими-то неповоротливыми и неуклюжими -
на юг или на запад. Но однажды два песчаных волка прибежало с
северо-запада. Они мчались во весь опор и нарвались на периметр. Конечно,
они прорвали его, и хорошо еще, что на их пути через наш лагерь ничего не
оказалось - эти громадины спокойно раздавили бы и палатку, и все, что в



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8
РЕКЛАМА
Корнев Павел - Горючка
Корнев Павел
Горючка


Шилова Юлия - Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное
Шилова Юлия
Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


Андреев Николай - Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть
Андреев Николай
Четвертый уровень. Любовь, несущая смерть


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.