Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (157)
  2. Умножающий печаль (127)
  3. Пелагия и красный петух (том 2) (91)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  5. Гнев дракона (77)
  6. Начало всех начал (72)
  7. Цифровая крепость (70)
  8. Битва за Царьград (65)
  9. Имя потерпевшего - никто (61)
  10. Омон Ра (60)
  11. Путь Кейна. Одержимость (59)
  12. Шпион, или повесть о нейтральной территории (45)
  13. Свирепый черт Лялечка (37)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Аквариум (31)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  17. Роксолана (23)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Париж на три часа (21)
  20. Тимур и его команда (21)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  22. Колдун из клана Смерти (20)
  23. По тонкому льду (16)
  24. Киммерийское лето (14)
  25. Любовница на двоих (14)
  26. К "последнему" морю (14)
  27. Прозрачные витражи (14)
  28. Яфет (13)
  29. Ледокол (13)
  30. Брудершафт с Терминатором (12)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Казменко Сергей — > читать бесплатно "Комментарий к легенде"


Сергей КАЗМЕНКО


КОММЕНТАРИЙ К ЛЕГЕНДЕ



Попробуйте найти человека, который ничего не слышал бы о джингах.
Попробуйте отыскать хоть кого-то, кто считал бы рассказы о чудесных
свойствах джингов чем-то, кроме красивой легенды.
Подобных легенд ходит великое множество. Большинство из них
действительно представляют собой не что иное, как многократно искаженный
пересказ чьего-то явного вымысла или же, напротив, вполне серьезного и
обоснованного рассказа. В первом случае вымысел дополняется подробностями,
делающими его достоверным для слушателя, а во втором - некими
фантастическими деталями, приводящими к невероятной интерпретации реальных
событий и явлений. Зачастую одно-единственное событие, описание которого
распространяется по нескольким независимым каналам, уже через несколько
десятков лет порождает целый поток легенд, разительно отличных одна от
другой. Но лишь малая доля этих легенд проходит проверку временем и
намертво впечатывается в общечеловеческую культуру. Как показали
классические исследования фольклористов эпохи Второй волны расселения, в
памяти человеческой прочно запечатлеваются лишь те легенды, корни которых
восходят ко вполне реальным событиям и явлениям.
Легенда о джингах поэтому - в силу того, что она входит в
общечеловеческую культуру уже многие тысячи лет, несмотря на все различие
отдельных человеческих культур - имеет право на самое серьезное к ней
отношение.
Хотя как можно относиться серьезно к сказке, которую ты знаешь едва
ли не с самого рождения? Ведь по всей Галактике в любой самой захудалой
сувенирной лавке можно набить полные карманы самыми настоящими, со
стопроцентной гарантией подлинности джингами. А потом хоть до одурения
ощупывать их замысловатые выступы и углубления, вглядываться в глубины
полупрозрачного материала, из которого они сделаны, и, рассматривая
смутные многоцветные тени, пытаться уверить себя, что держишь в руках не
дешевую поделку, сработанную на близлежащей фабрике игрушек, а самую
настоящую чудесную вещь, доставленную по случаю из немыслимых далей, вещь,
наделенную колдунами и провидцами с загадочного Джинга некоей магической
силой.
В общем, годам к восьми нормальный человек легенду о джингах числит
где-то между сказками о Бабе-яге и рассказами о жизни марсиан.
Я, впрочем, нормальным человеком никогда, видимо, не был.
Правда, долгое время я был не в состоянии понять это и считал себя
вполне нормальным. Во всяком случае, нормальным в допустимых пределах. И
мне это неплохо удавалось, если учесть, что первые двадцать восемь лет
жизни я провел в Кандуонне, достаточно широко известном университетском
центре Галактики, учиться в который прилетают из очень отдаленных миров. А
когда видишь вокруг столько разнообразных представителей иных культур,
поневоле перестаешь придавать какое-то значение своим собственным отличиям
от окружающих, воспринимаешь эти отличия как нечто естественное, как
закономерное продолжение той общности, что до сих пор объединяет ставших
столь разными людей в единое, в общем-то, человечество.
И только когда моя первая жена вдруг заявила, что не может больше
жить с сумасшедшим, я раскрыл глаза и понял, что кое в чем она,
несомненно, права.
Хотя не могу сказать, чтобы эта мысль хоть в какой-то степени
облегчила мое тогдашнее существование. Я понял, что не вписываюсь должным
образом в свое окружение, но изменить в себе что-то, чтобы исправить это
положение, был не в состоянии. Хотя и старался изо всех сил. Единственное,
что явилось результатом этих стараний - это обретение способности махнуть
на все рукой, смириться с неудачами и начать жизнь заново.
Что я и сделал.
Правда, если разобраться, то такая способность была лишь
свидетельством, симптомом моей ненормальности. Но это уже тема для другого
разговора.
В общем, в возрасте двадцати восьми лет я вдруг потерял почву под
ногами и какую-либо цель в жизни. Не берусь судить, как в подобной
ситуации повел бы себя нормальный человек - наверное, он просто не мог
оказаться в таком положении. Я же пустился во все тяжкие - бросил все, к
чему был привязан, раздарил друзьям свою коллекцию гиперкерамики, которую
собирал с детства, оставил дом и отправился как можно дальше прочь от
Кандуонна - тем более, что возможностей для этого было предостаточно. Не
особенно стремясь выбрать какой-то лучший вариант - я ведь и представления
не имел, что в моем положении окажется наилучшим - я устроился
разнорабочим в экспедицию, которую организовал известный кандуоннский
этнолингвист Бьенг Дигроиз Ткабунго. Тех, кто интересуется вопросами
этнолингвистики, я могу отослать к его многочисленным, но, по правде
сказать, весьма скучным трудам, которые достаточно полно охватывают как



историю, так и современное состояние этой дисциплины. Значительную часть
своей жизни профессор Ткабунго посвятил изучению проблемы происхождения
общечеловеческого праязыка времен Первой волны расселения - проблемы,
которая будет кормить бесчисленные поколения исследователей до тех пор,
пока исследовательские фонды будут склонны вкладывать деньги в решение в
принципе неразрешимых задач. Во всяком случае, мой собственный вклад в эту
науку - тоже, должен сказать, немалый - ни на шаг не приблизил
человечество к разрешению проблемы праязыка. То же самое я берусь
утверждать и о вкладе всех других исследователей.
Но так или иначе, общение с профессором Ткабунго оказало решающее
воздействие на всю мою дальнейшую жизнь. Долгие годы я склонен был видеть
в нем родственную душу, ибо даже тогда сознавал, что только совершенно
ненормальный может посвящать большую часть своего времени решению в
принципе неразрешимой задачи. Однако ненормальность профессора имела, как
оказалось, свои пределы, в чем я убедился, когда лет двадцать назад он
неожиданно для многих вдруг обзавелся семейством на одной из планет
Райского пояса, бросил свою прежнюю работу, живет теперь счастливо в
окружении многочисленных родственников и вполне добродушно посылает к
черту всех, кто пытается заговорить с ним об этнолингвистике.
Этот случай убедил меня, что и я еще не все потерял в жизни. Пока
возможна такая резкая смена жизненных ориентиров, существование, наверное,
не теряет смысла. Обретение новых жизненных ценностей немыслимо без потери
старых. Для кого-то это - трагедия. Я же склонен видеть в этом источник
оптимизма.
Но все эти мысли, конечно, пришли мне в голову много позже. Пока же я
отправился странствовать с экспедицией профессора Ткабунго не имея перед
собой каких-либо отчетливых жизненных целей, не строя планов на будущее и
не стараясь к чему-либо привязаться. По природе своей я фаталист, и
оказавшись в такой вот ситуации, счел за лучшее просто плыть по течению,
надеясь на то, что рано или поздно меня прибьет к какому-нибудь берегу.
Возможно, я выбрал не худший вариант. Кто может судить о том, что с
нами не случилось? Хотя обыденному сознанию свойственно видеть в
несбывшемся как правило лишь упущенные возможности, нереализованные планы,
потерянные надежды и закрывать глаза на многочисленные несчастья и беды,
которые также не реализуются, все же почти каждый понимает, что одно то,
что он дожил до настоящего момента и сохранил способность размышлять о
том, что не сбылось - уже одно это лучше многого из того, что могло бы
произойти. Так что тот берег, к которому, образно говоря, прибило меня
течением, был далеко не худшим из возможных.
Но все же жизнь приготовила для меня немало тяжких мгновений и не
слишком-то радостных встреч. Одна из этих встреч произошла совсем недавно
- но произошла она потому, что давным-давно черти занесли меня с
профессором Ткабунго на тот самый Джинг.
Если вы поинтересуетесь местоположением Джинга, заглянув, например, в
Новейший Справочник Обитаемых Миров (восемьдесят четвертое, переработанное
и дополненное издание) или же в девяносто шестой том Краткого Ежегодника
по Планетной Навигации, то маловероятно, что вы когда-либо на Джинг
попадете. Ибо в совокупности оба этих авторитетных руководства перечисляют
более трех сотен обитаемых человеческих миров, носящих это название - это
если не считать временных, зачастую уже многие столетия заброшенных из-за
неблагоприятных условий поселений. Миры эти разбросаны по Галактике
довольно равномерно, и посетить их все, если даже и придет вам в голову
столь безумная идея, не сможет и богатый бездельник-долгожитель на
сверхскоростной яхте. Но и он в случае удачи не стал бы, скорее всего,
обладателем настоящего джинга. Легенда, как и следовало ожидать, породила
непрекращающийся спрос на джинги, а спрос, как известно, рождает
предложение. И само-собой разумеется, что мир, носящий название "Джинг"
считает себя вправе производить эти предметы и называть их подлинными.
Если это и обман, то обман не слишком большой, поскольку свойства
подлинных джингов слишком расплывчаты и различаются в разных вариантах
легенды, и некоторые из этих легендарных свойств - чего только не
достигнет технология - люди научились воспроизводить. Но, конечно, не те,
что делают настоящий джинг джингом. И то, что наша экспедиция ненароком
попала на тот самый, настоящий, породивший легенду о джингах Джинг,
следует расценить не иначе, как издевку судьбы.
Или ее подарок.
К тому времени, надо сказать, многое во мне уже успело измениться.
Как-то понемногу обрел я душевное равновесие, стал более оптимистично
смотреть на мир и на свое возможное будущее, строить кое-какие планы. В
конечном счете, именно это и сыграло со мной злую шутку. Ведь попади я на
Джинг тем человеком, каким три года назад вылетел с Кандуонна, и все в
жизни пошло бы по-другому, и не пришлось бы мне недавно пережить столь
тягостную встречу. Но, с другой стороны, если бы не эта встреча, я
оказался бы способным совершить ошибку, исправить которую уже никто не был
бы в состоянии.



Страницы: [1] 2 3 4 5
РЕКЛАМА
Куликов Роман - На осколках чести
Куликов Роман
На осколках чести


Панов Вадим - Продавцы невозможного
Панов Вадим
Продавцы невозможного


Акунин Борис - Ф.М. (том2)
Акунин Борис
Ф.М. (том2)


Контровский Владимир - Колесо Сансары
Контровский Владимир
Колесо Сансары


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.