Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (78)
  3. Париж на три часа (55)
  4. Начало всех начал (46)
  5. Гнев дракона (39)
  6. Покер с акулой (39)
  7. Имя потерпевшего - никто (37)
  8. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (36)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (34)
  10. Омон Ра (34)
  11. Тимур и его команда (29)
  12. Свирепый черт Лялечка (29)
  13. Любовница на двоих (27)
  14. Цифровая крепость (24)
  15. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  16. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  17. Непредвиденные встречи (22)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (19)
  19. Ледокол (18)
  20. Киммерийское лето (15)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  22. Аквариум (13)
  23. Брудершафт с Терминатором (12)
  24. Колдун из клана Смерти (12)
  25. Ричард Длинные Руки - воин Господа (11)
  26. По тонкому льду (11)
  27. Умножающий печаль (9)
  28. Битва за Царьград (9)
  29. Путь Кейна. Одержимость (9)
  30. Прозрачные витражи (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Казменко Сергей — > читать бесплатно "Послание"


Сергей КАЗМЕНКО


ПОСЛАНИЕ


Рано или поздно это все равно произошло бы.
Не со мной - так с кем-то еще.
Так было предписано.
Наверняка я не был первым. Мы ничего не слышали о моих возможных
предшественниках - но это еще не говорит ни о чем. И я наверняка не буду
последним. Если не случится катастрофы, которая сотрет с лица Земли
комплекс Анангаро или же вообще уничтожит человечество, кто-то повторит
мой путь.
Я ему не завидую.
А началось все еще в детстве. Мы с Вернелом были очень дружны. Его
родители переехали на нашу окраину, когда нам было лет по семь, купив дом
как раз через улицу. Вернел тогда бредил космосом, и никто из знавших его
не поверил бы, что из этого очкарика, увлеченного до безумия всякой
техникой, со временем вырастет один из ведущих археологов страны.
Возможно, отчасти в крутом повороте в его судьбе виноват был я - у
родителей была богатейшая библиотека, и я с детства жил в атмосфере,
которую она создавала в доме. Это трудно описать словами, но книги и их
герои как бы были членами нашей семьи - все разговоры так или иначе
вращались вокруг них. Отец был историком, профессором в университете, и
героями моего детства стали не столько сказочные персонажи, сколько
реальные исторические лица. Это не было каким-то насилием надо мной, меня,
конечно же, ни в коей мере не лишали ни сказок, ни приключенческих книг -
но история, особенно в изложении моего отца, оказывалась неизменно
интереснее самых замечательных сказок и приключений. В те годы, когда все
дети читают Купера, Дюма и Майн Рида, я столь же увлеченно раскрывал
толстенные тома "Истории государства Эгро" Бангера или "Анналы" Тацита.
От меня и Вернел заразился страстью к истории. И в восемнадцать
неожиданно поступил на исторический.
А я... Я никогда не жалел о своем выборе. То, что я не пошел по
стопам отца - его это не обидело, а мнение остальных меня мало волновало.
В сущности, он сам предопределил мой выбор, когда помогал организовывать
ту самую первую выставку. Раньше меня он, наверное, почувствовал, что
именно станет делом моей жизни, хотя далеко не все мои картины - уж это-то
я прекрасно вижу, хотя он редко высказывает свое мнение определенно - ему
нравятся.
Тем летом я надолго уезжал - сначала был в Европе, потом летал на
конгресс в Аргентину - и вернулся домой только в сентябре. За время моего
отсутствия кое-что изменилось. Не стану вдаваться в подробности, я не
склонен к описанию личных переживаний и к тому, чтобы плакаться в жилетку
всем и каждому. Но происшедшие перемены существенно изменили мое
восприятие окружающего. Именно смятенное состояние, в котором я оказался,
и повлекло за собой все случившееся. Будь я в полном порядке, в обычном
своем довольно благодушном состоянии - и послание не нашло бы в моей душе
ровно никакого отклика, как остается оно практически непонятным всем
остальным людям. Но судьбе было угодно, чтобы в нужный момент я оказался
нужном месте как раз в нужном - кому? - состоянии души.
Короче, оставаться в городе я не мог. Сначала я попытался продолжить
работу в мастерской, как-то заглушить обуревавшие меня чувства работой. Но
оказалось, я только растравляю себя этим. Краски ложились на холст как
никогда быстро, линии, казалось, сразу находили свое, изначально
предназначенное им место, так что ничего не хотелось ни изменять, ни
подправлять - но никакого удовлетворения от проделанной работы я не
испытывал. Наоборот, картины мои растравляли душу и делали еще невыносимее
то унизительное положение, в котором я оказался.
Я не выдержал и недели такой жизни.
Не знаю, чем бы все это закончилось, не получи я письма от Вернела.
Он был в экспедиции далеко на юге, где уже несколько лет руководил
раскопками в Анангаро. Мы не виделись почти год, но переписывались
регулярно, и в общих чертах я знал, чем он сейчас занят.
Но в тот момент это меня мало волновало.
Помню, как вскрыл конверт, вынул пару листков, исписанных мелким,
корявым почерком - его принтер, наверное, опять сломался, потому что летом
в районе раскопок весь воздух был насыщен пылью, и даже из конверта
выпорхнуло крохотное облачко, когда я доставал письмо - прошел из
мастерской на кухню и стал варить кофе. Потом поставил перед собой чашку и
начал читать, отхлебывая кофе мелкими глотками. Я еще не знал, что
какая-то высшая сила вмешалось в мою судьбу. Я еще не знал, что это письмо
все изменит в моей жизни. Лишь дочитав его послание до середины, я понял:
произошло нечто поразительное, и скоро весь мир заговорит о сделанном в
Анангаро открытии.
Они раскопали легендарный зал правителя Кьерра.
В это трудно было так сразу поверить. Легендам, дошедшим к нам из



глубины веков, свойственно сильно приукрашивать действительность.
Небольшую стычку разведывательного отряда с бандой грабителей они
преобразуют в кровавую битву войска тирана с восставшим народом, грозу,
обрушившуюся в неурочное время да еще накануне какого-нибудь морового
поветрия - в ужасающее проявление гнева богов и так далее. В этом нет
ничего противоестественного и хоть в малейшей степени унижающего устное
народное творчество - просто такова логика его развития. Народу
свойственно в создаваемых им преданиях идеализировать и возвышать
действительность, и к этому надо относиться спокойно и с должным
пониманием, но неизменно делать поправку при интерпретации устных или даже
письменных преданий, пришедших из далекого прошлого.
И вот вдруг оказывалось, что одно из этих преданий оправдывалось едва
ли не в мельчайших деталях.
Я перечитал письмо. Да, если только Вернел не преувеличивал - а за
ним водился этот грех - предание о правителе Кьерре и Менаре находило
материальное подтверждение. Мне не нужно было брать с полки толстый том
Альдареса, чтобы проверить себя - я и так все слишком хорошо помнил. Со
времени донесенных преданием событий прошло около восемнадцати столетий,
но описание зала правителя совпадало с тем, что раскопал Вернел, даже в
мельчайших деталях! Поразительно, но даже колонн, что поддерживали
когда-то пятикупольный свод гигантского зала, было ровно шестнадцать -
Вернел раскопал их основания, расположенные крестом вокруг углубления под
центральным куполом. И стены - стены, несмотря на все разрушения
сохранившиеся местами на высоту в два человеческих роста, были покрыты
потрясающим даже теперь воображение каменным резным узором. Как гласит
предание, правитель сам, позабыв обо всем на свете, оставив все
государственные заботы врубался в эти стены молотком и зубилом, по
сантиметрам перенося в узор безумные мысли, которые овладели его
сознанием. Да что тут объяснять, почти все, наверное, читали роман
Райманда, навеянный этой легендой, или по крайней мере смотрели
великолепный фильм Карпинского с Эйни Каренгом в главной роли.
Но на самом деле все было не так!
Все было гораздо грустнее и гораздо страшнее. Хотя, конечно, сцены из
фильма, когда войска Нандува берут приступом горящий Анангаро, надолго
западают в память, и ужасна сцена гибели правителя Кьерра, но все было не
так. Все было еще страшнее, потому что к тому моменту, когда Нандув
подошел к городу, Кьерр давно уже был мертв. Я-то знаю это...
Впрочем, буду последователен.
Письмо Вернела было переполнено восторгом. Открытие того стоило, это
меня нисколько не удивило. Что действительно удивило, когда я перечитывал
письмо в третий или четвертый раз - это странное ощущение тревоги, которое
оно рождало. За восторженными эпитетами по поводу открытых чудес я
различал какое-то недоумение, порожденное увиденным. Об этом не было
сказано явно, но я достаточно хорошо изучил Вернела за долгие годы дружбы,
чтобы это недоумение, рождающее возможно еще им самим не осознанную
тревогу, почувствовать. Однако догадаться, в чем причина этого недоумения,
я не мог.
Одно я знал определенно - мне нужно лететь туда, на юг. Не потому,
конечно, что Вернел как-то нуждался в моей помощи или поддержке - он был
натурой цельной и целеустремленной, и из этого рождались его спокойствие и
уверенность во всех жизненных обстоятельствах, которым я всегда завидовал.
Поэтому я ни в малейшей степени не беспокоился за него самого. Тревога в
его письме могла иметь следствием лишь еще большую мобилизацию интеллекта
- и только.
Я думал тогда о себе. Только о себе. Я ясно понял, что мне не удастся
найти успокоения в работе, что мне требуется срочно сменить обстановку,
наполнить жизнь какими-то новыми мыслями и ощущениями, и открытие Вернела
давало для этого великолепный повод. Тем более, что он приглашал меня на
остаток сезона - просто глупо было бы отказываться при таких
обстоятельствах. Я заказал по телефону авиабилет, и в начале ночи уже
сидел в кресле самолета, отравляющегося на юг.
Дорога заняла больше двух суток, но мне это все пошло только на
пользу. Усталость - естественная физическая усталость - заглушила
психическое напряжение последних дней и отодвинула на второй план тяжкие
мысли. За все время пути мне удалось поспать, наверное, не больше двух
часов, да и то в самолете - а спать в самолете толком невозможно. Не знаю,
как другие, но я почему-то ощущаю страшное неудобство, когда пытаюсь
пристроить голову в самолетном кресле, шея моя как-то неестественно
сгибается и находится постоянно в напряжении, так что заснуть
по-настоящему просто невозможно. А летать приходится довольно часто и на
большие расстояния...
Но, впрочем, все это не о том.
От Эглади, где расположен аэропорт, до Анангаро прямых и удобных
дорог, конечно, нет. В принципе, если верить карте, мне следовало бы
лететь местной авиалинией еще километров двести на юг, а там попытаться



Страницы: [1] 2 3 4 5
РЕКЛАМА
Злотников Роман - Правило русского спецназа
Злотников Роман
Правило русского спецназа


Посняков Андрей - Из варяг в хазары
Посняков Андрей
Из варяг в хазары


Шилова Юлия - Курортный роман, или Звезда сомнительного счастья
Шилова Юлия
Курортный роман, или Звезда сомнительного счастья


Шилова Юлия - Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока
Шилова Юлия
Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.