Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (22)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Следователь по особо важным делам (16)
  4. Чужие зеркала (12)
  5. Посмертный образ (11)
  6. Под солнцем останется победитель (10)
  7. Великий лес (9)
  8. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  9. На осколках чести (7)
  10. Шестая книга судьбы (7)
  11. Продам твою мать (7)
  12. Леннар. Книга Бездн (6)
  13. Любовница на двоих (6)
  14. Ученик (6)
  15. Горы Судьбы (6)
  16. Рыцарь из ниоткуда (6)
  17. Обряд дома Месгрейвов (5)
  18. Анастасия (5)
  19. Бремя власти (5)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  21. Калигула (5)
  22. Главный противник (5)
  23. Огромный черный корабль (5)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  25. Круг любителей покушать (4)
  26. Чистильщик (4)
  27. Чары старой ведьмы (4)
  28. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (3)
  29. Требуется чудо (3)
  30. Вещий Олег (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Козинец Людмила — > читать бесплатно "Полеты на метле"


Людмила КОЗИНЕЦ


ПОЛЕТЫ НА МЕТЛЕ


Дочке Ольге


..."Тара-рам-тара-рам, та-рарара-а!" - и так далее. Это гремит
"Прощание славянки", от перрона отчаливает поезд, заполошные голуби
бросаются с карнизов старого вокзала в плотный жаркий воздух. Девушка,
которая только что целовалась у вагона с плохо скрывающим скуку молодым
человеком, медленно побрела прочь, размахивая на ходу букетом темных
пряных роз. Она остановилась у фонтанчика, приподнявшись на цыпочки,
пристроила букет в верхней чаше каскада, посмотрела на цветы неприязненно
и отчужденно.
Во ненормальная, да восемь раз мне начхать бы на этого малохольного,
а цветы-то, да еще такие, зачем бросать? Хотя, тут у них на юге они не в
диковинку, вон даже фонарные столбы у вокзала заплетены ползучими
стеблями. И бело-розовые грозди мелких роз, и оранжевые кисти каких-то
невиданных колокольцев, и лиловые кудри глицинии. Красота! И мороженое
вкусное, и солнышко шпарит вовсю, и диплом запакован в чемодане, да
здравствует свобода!
Ну так. Пломбир я съела, разбитного таксиста шуганула - еще чего, я
желаю ваш город в подробностях рассмотреть, желаю ножками, ножками эту
землю попробовать, так что кати-ка ты, друг... Эй, подожди! Скажи, как на
Сиреневую пройти? Ага... понятно, второй поворот направо... Мерси и чао!
А теперь сумку на плечо, чемоданчик в руку и марш-марш под затихающие
звуки "Славянки".
Буквально в сотне метров от разноцветного бедлама привокзальной
площади начались тишайшие улочки, белые домики под красной черепицей,
живые стены винограда, роскошные цветники. Я напилась воды над замшелой
каменной раковиной чешимы - татарского источника, вырубленного в меловом
откосе холма, помыла там абрикосы, подобранные у изгороди сада. Дела-а...
Абрикосы на улицах валяются. А вот Светка, бедная, распределение на
Воркуту получила. Ей там, небось, не видать абрикосов. Ну ничего, я ей
сушеных пошлю, вот только бы добраться до улицы Сиреневой, бросить вещи и
переодеться. Джинсы мои превратились в какие-то раскаленные латы. И в
кроссовках горячо.
Свернула с улицы Тюльпанной на Фруктовую, а через квартал вышла на
Сиреневую. Дом номер двадцать пять...
Он прятался в глубине замощенного желтым кирпичом двора. Я поставила
чемодан, уселась на него и, ощутив историчность момента, принялась
разглядывать дом, где мне предстояло прожить долго... Может быть, и всю
жизнь.
Домишко был славный. Первый этаж сложен из кремового ракушечника,
немного потемневшего от времени, второй - обшит узкой доской. Выше -
мансарда, куда прямо со двора вела деревянная лестничка в два оборота.
Возле лестнички на кирпиче двора лежал плетеный половичок. На перилах
укреплены ящички с настурциями. В мансарде распахнуто плохо промытое окно,
с подоконника свешиваются кружевные заросли душистого горошка. По карнизу
гуляет горлица, горделиво поводя украшенной переливающимся ожерельем
шейкой. На крыше - две трубы (печное отопление, прелесть какая!) и
телеантенна, почти сплошь заплетенная хмелем. Ну и ну... А я-то думала,
что таких домишек нынче и не существует.
В окне мансарды показался какой-то человек, на носу которого
поблескивали старомодные очки в круглой железной оправе. Он свесился вниз,
примят красные цветы горошка, внимательно посмотрел на меня и неприятным
голосом сказал:
- Ну чего расселась? Заходи...
Я поволокла чемодан наверх. Значит, обитать я буду в этой живописной
мансарде. Здорово! Вот только лестница скрипит, но это мы в два счета
поправим. Найдутся же там молоток и гвозди?
Комната оказалась очень большой и светлой, хотя и запущенной до
безобразия. Ну только что грибы по углам не росли. Пыль там не вытирали,
по-моему, со времен постройки.
Я бухнула чемодан на пол и опять уселась на него, разглядывая комнату
и ее хозяина. Вернее - бывшего хозяина. Я же приехала.
Он сидел на единственном в комнате стуле самой мною нелюбимой породы
мебели. Знаете эти канцелярские чудища с прямыми дерматиновыми спинками...
Впрочем, хозяин был не лучше. Давно пенсионного возраста, этакая мышь
белая. Вокруг лысины седенькие клочки, глаза красные, длинный подвижный
нос в характерных лиловых прожилках. Усики мушкой. Одет в полотняную
рубаху, какой-то гибрид толстовки с френчем. Накладные карманы, в одном из
которых торчит вечное перо. Подпоясан узеньким ремешком с металлическими
бляшками, штиблеты на босу ногу. Прямо ильфопетровский персонаж,



сохранился же до наших дней. Музей по нему плачет...
Глядел он на меня скорбно и неодобрительно. Ну, еще бы. Вам время
тлеть, а нам цвести. Гони-ка, бывший хозяин, ключи и выметайся-ка отсюда.
Я мыть стану.
Он словно прочитал мои мысли. Пожевал губами, тяжко вздохнул, мол,
что поделаешь, начальству виднее, а вот попомните его слово, провалят эта
пигалица всю работу...
- Значит, так, - проскрипел он. - Жить будешь здесь. Горячей воды
нету. Газ. Удобства. Телефон. Там - кухня. Здесь - картотека. Советую
отнестись со вниманием, я двадцать лет собирал. Все они, голубчики, тут. А
вот эти - особо... - он замялся.
Явно чуть не сказал "опасные", но просто махнул рукой, передавая мне
брезентовую сумку, набитую бумагами и перетянутую кожаными ремешками.
- Найдешь их легко, они нынче не скрываются, не то, что раньше.
Каждый вечер либо на Пушкинской болтаются, либо в кофейне на Архивном
спуске околачиваются. А через них и на остальных запросто выйдешь, они все
кучкой держатся, как идиоты непуганые. Ты не в потолок смотри, ты меня
слушай!
- Да ладно, разберусь я...
- Ишь ты, "разберусь"... Годов-то тебе сколько?
- Ну, двадцать два. А что?
- Присылают кого ни попадя. У нас район сложный, я же сигнализировал!
- Я вам не нравлюсь?
- Это ты мальчикам нравься. А я должен пост на надежного человека
оставить. Молода ты, и вижу я, что ветер у тебя в голове. Что ж, в Лицее
никого постарше и посерьезнее не нашлось? Сюда мужика бы надо...
- Ничего, справлюсь. Будьте благонадежны. Можете себе спокойненько
оставлять свой пост.
- А ты не груби старшим. Думаете, как у вас лицейское образование,
так уже можно нос драть. Мы в свое время Лицеев не кончали, а работали не
за страх - за совесть, пользу приносили. Так нет же - пожалте на пенсию, а
на ваше место - пигалицы с дипломами. Вы наработаете... Вот ты, к примеру,
у тебя чего в дипломе написано?
- Обыкновенно, как у всех...
- А покажь, покажь...
Я пожала плечами и полезла в чемодан. Извлекла на свет темно-синюю
книжицу и подала ее старику. Он повертел диплом в руках, раскрыл и
внимательно прочитал.
- Ишь ты... Лицей Муз... окончила полный курс... присвоена
специальность "Маргарита". Это как же понимать?
- А что?
- Ну вот у меня в документе все четко написано - старший
уполномоченный. Все ясно. Потом, в шестидесятые, присылали тут какую-то, у
ней в дипломе специальность "Муза". Так тут семидесятые начались, она
вещички собрала, арфу запаковала и уехала, я опять же на пост заступил. А
ты... что это за новости - "Маргарита"?
- Долго объяснять. Устала я и есть хочу.
- Ничего, ничего... ты в двух словах.
- В двух? Попробую. Вот эта ваша знакомая муза - у нее какие задачи
были?
- Обыкновенно, как от века ведется. Вдохновлять этих вот всех,
которые у меня в картотеке записаны.
- Ну вот. А нынче времена другие, дядя, их вдохновлять не требуется.
Им помогать нужно. А "Маргарита"... это из Булгакова позаимствовали, для
краткости и полноты определения. Маргаритой я буду работать, понятно?
- А хоть лешим, мне-то что... Навыдумывают тоже... Булгаков...
Он мне страшно надоел, а потому я решительно подошла к старенькой
кушетке возле покатой стены мансарды и сбросила с нее тюфяк и подушку. Не
могу я спать на матрасе, на котором спал этот... старший уполномоченный.
Он правильно понял намек. Встал, расправил свою толстовку, сгоняя
складки на спину. Вояка тоже...
Скрипучая лестница сыграла отходную прежнему хозяину мансарды. А я
пошла на кухню, раскрыла там все шкафчики, но обнаружила только две кружки
с отбитой эмалью, полкило сушеного гороха и пачку соли. Да уж, быт
придется начинать воистину с нуля. Ну ничего, мы запасливые. В чемодане у
меня батон сухой колбасы, кулек конфет, хлебцы и чай. Пока в кружке
закипала вода, я сидела на подоконнике и обирала крупную черную шелковицу,
которой оказались усыпаны ветви старого дерева, заглядывающие прямо в окно
кухни. Ей-богу, обед получается совсем неплохой.
- Эй, привет!
Среди листвы появилось веселое лицо, украшенное рыжими вихрами.
- Привет...
- Ты теперь здесь жить будешь? Я видел, ты с пожитками пришла. А
этот... где?
- Слушай, ты влезай сюда, карниз там хлипкий, я видела.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
РЕКЛАМА
Головачев Василий - Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия
Головачев Василий
Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия


Роллинс Джеймс - Амазония
Роллинс Джеймс
Амазония


Сапковский Анджей - Башня шутов
Сапковский Анджей
Башня шутов


Андреев Николай - Третий уровень. Тени прошлого
Андреев Николай
Третий уровень. Тени прошлого


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.