Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (67)
  2. Путь Кейна. Одержимость (40)
  3. Гнев дракона (36)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Любовница на двоих (25)
  6. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (25)
  7. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  8. Свирепый черт Лялечка (24)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (20)
  11. Цифровая крепость (19)
  12. Роксолана (18)
  13. Умножающий печаль (18)
  14. По тонкому льду (17)
  15. Имя потерпевшего - никто (17)
  16. Начало всех начал (12)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  18. Аквариум (11)
  19. Париж на три часа (11)
  20. Яфет (10)
  21. Непредвиденные встречи (9)
  22. Замок Броуди (9)
  23. Странствующий теллуриец (8)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (8)
  25. Шпион, или повесть о нейтральной территории (8)
  26. Вставай, Россия! Десант из будущего (7)
  27. Колдун из клана Смерти (7)
  28. Омон Ра (7)
  29. Брудершафт с Терминатором (6)
  30. Заклятие предков (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Корепанов Алексей — > читать бесплатно "Раздумья Атланта"


Алексей КОРЕПАНОВ


РАЗДУМЬЯ АТЛАНТА


Дождь барабанил по корпусу "москвича" с таким остервенением, словно
хотел изрешетить его, добраться до меня и вырвать-таки долгожданное
согласие. Дождь лил неспроста, дождь был орудием врагов, поразившим меня
при возвращении в город. Лобовое стекло уцелело, хотя "москвич"
перевернулся раза три, не меньше, а вот стекла обоих задних дверей были
разбиты; кувыркаясь вниз по склону вместе с автомобилем, я слышал их хруст
о прибрежные камни. Ничего, могло быть хуже. Гораздо хуже. И не только
"москвичу". Впрочем, каждое мое движение отдавалось резкой болью в боку, а
левую ногу нельзя было повернуть - похоже, там был даже не вывих, а
перелом...
Я, привалившись к дверце, полулежал на переднем сиденье, смотрел в
темноту, сдавившую мой "москвич", и слушал, как беснуется дождь. Мне
ничего не хотелось. Я готов был сидеть так до скончания веков - что такое
боль? К боли можно привыкнуть, сжиться с ней, перестать ее замечать. К
другому нельзя привыкнуть... Я чувствовал себя беспредельно уставшим. Ни
разу в жизни, ни разу за все тридцать с лишним лет своего существования на
земле я так не уставал. Я был бы рад навсегда слиться с этой темнотой и
этим дождем...
И всего-то, наверное, не больше часа провел я здесь, в своем разбитом
"москвиче", превратившемся после аварии в простое укрытие от непогоды, но
казалось, что уйма времени прошло с тех пор, как я, ни на мгновение не
забывая о необходимости быть предельно осторожным, тащился со своего
"садово-огородного" участка по знакомой до каждой колдобинки проселочной
дороге. Лучше было бы, конечно, вообще не садиться за руль - но
садово-огородные дела надо делать в срок, их не отложишь на зиму.
Так и тащился я со скоростью катафалка мимо пригородных полей, прямо
навстречу заходящему солнцу, и, выехав на очередной холм, уже разглядел
вдалеке, в низине, зеленые сады и домики городской окраины, когда у
"москвича" вдруг заглох мотор. Поломка была не из самых серьезных, но
все-таки я провозился до сумерек, изрядно покопавшись во внутренностях
своего давно достигшего пенсионного возраста и чиненного уже перечиненного
средства передвижения. (Автомобиль достался мне от отца, и сосед мой по
лестничной площадке величал его за дряхлость "Агасфером".) А потом вдруг
налетел ветер, и оказалось, что полнеба закрыла незаметно подползшая
сизо-черная туча - и начало лить, сперва потоками, потом потише, но с
таким самоупоением, что можно было смело утверждать: это на всю ночь. С
натужным гулом проплыл мимо, расплескивая жижу, последний рейсовый
автобус, битком набитый возвращающимися в город садово-огородниками, и я
потихоньку тронулся следом, стараясь не допускать ни малейшей доли риска.
Но ни разу не посещали меня вещие сны, и не было у меня никаких
зачатков ясновидения. И я совершенно не был готов к тому, что целый
участок дороги над откосом, спускающимся к заросшей камышами речушке,
участок, по которому только что успешно прокатил переполненный автобус,
вдруг провалится под колесами моего "Агасфера". Дождь ли был в этом
виноват или что-то другое? Я был уверен, что дело тут отнюдь не в дожде...
Ничего не успел я сообразить, когда мокрая земля в полном смысле
слова разверзлась под колесами и "москвич" нырнул носом в образовавшуюся
промоину. Выскочить я тоже не успел, и ни о чем не думал, оцепенев в
скользящем к откосу автомобиле.
Отделался я все-таки сравнительно легко, и теперь сидел поздним
июньским вечером в помятом своем труженике дорог, который после этих
кувырков въехал в речушку и застрял передними колесами в илистом дне.
Звать на помощь было бессмысленно - некого было звать на помощь в
этой дождливой темноте. Пробираться вдоль речки к городу тоже не имело
смысла, потому что чуть дальше, в излучине, берег превращался в болото; да
и мог ли я пускаться в путь с этой своей то ли вывихнутой, то ли сломанной
ногой? Я ведь не Маресьев... Выбраться на дорогу я тоже вряд ли бы сумел.
В общем, оставалось коротать ночь вдвоем с "Агасфером" и уповать на то,
что все-таки настанет утро и кто-нибудь поедет по этой дороге.
Могло быть хуже, продолжал утешать я себя. Хотя не знаю, можно ли
придумать что-нибудь хуже того положения, в котором я находился с недавних
пор. С очень недавних пор...

В тот день мне на работу позвонила Алена. Было уже около пяти,
производственная деятельность в отделе потихоньку затухала, а я так и
вообще закрыл программу и осваивал новую компьютерную игру, добытую по
бартеру у соседей-конкурентов.
- Привет, Дрюня! - сказал телефонный голос Алены. - Не утомился от
своих компьютеров?
Ничего такого особенного в ее словах не было. Это были обычные слова,
но только их всегда произносил я. "Привет, Алена, - говорил я, позвонив в



ее лабораторию. - Не устала от возни с пробирками?" И мы договаривались о
встрече.
А теперь вдруг позвонила она.
- Могу угостить шампанским, - заговорщицки продолжала Алена. - Если
пригласишь, конечно. Или у тебя какие-то планы?
- Жалованье, наконец, выдали, что ли? - сообразил я.
- Ага, - подтвердила Алена.
- Счастливая! - позавидовал я. - А в нашей конторе жалованьем пока и
не пахнет, так что угостить не могу. А твое распивать... Я же не сутенер
какой-нибудь. И не альфонс. Я простой котяга. - ("Котяга" - это наше
производное от нашего же определения собственной специальности:
"компьютерный работяга".)
- Дурак ты, Андрюша, а не сутенер, - ласково сказала Алена. - С
получки отдашь. Ну так что?
В общем, мы договорились, и по окончании рабочего дня, заскочив в
магазин за хлебом, я поехал забирать Алену. Обгоняя меня, с презрительным
шелестом проносились мимо изящные мощные "иномарки" с мордастыми парнями
за рулем и их златовласыми спутницами. Я не испытывал зависти. У меня был
мой "Агасфер" и меня ждала очаровательная Алена.
Уж не знаю, что такое неотразимое нашла Алена в давно пережившем
сезон молодости и к тому же разведенном котяге. Ситуация, в которой мы
познакомились, не отличалась необычностью; я не вытаскивал ее из морских
глубин, и не спасал от пьяных хулиганов, и не вызволял с балкона пятого
этажа охваченного пламенем дома - мы просто однажды оказались соседями по
купе, как в старом кинофильме. Ничего необычного. Необычным для меня было
то, что Алена, кажется, не собиралась упускать меня из виду, и намерения у
нее, по-моему, были самые серьезные. Миновала зима, и миновала весна, а мы
продолжали встречаться, и совсем неплохо проводили время в моей квартире;
это было уже нечто большее, чем рядовая развлекаловка, я все чаще ловил
себя на том, что мне как будто бы уже и не хватает Алены... И все-таки не
решался переступить черту перемен - имел уже печальные уроки и побаивался
их повторения. Алена тоже не форсировала события, наверняка понимая все
женским своим чутьем. Так пока что и шли мы с ней - вроде бы и рядышком,
но вроде бы и не вместе...
Я затормозил возле скверика, не доезжая до автобусной остановки, и
начал высматривать Алену. Толпа там собралась порядочная, но Алена
выскочила откуда-то сбоку, из-за буйно разросшихся кустов, и быстро
забралась в машину, проскользнув в предусмотрительно открытую мною
переднюю дверцу.
- Привет, - сказал я и поцеловал ее. От ее щеки слабо повеяло
незнакомыми духами. - За тобой гонятся поклонники?
- Ага, целая орава, - подтвердила Алена, перебрасывая на заднее
сиденье довольно плотно загруженный полиэтиленовый пакет.
- Духи зачем-то поменяла, - ворчливо сказал я, отруливая от тротуара.
- Бережешь, что ли?
- Почему берегу? - не поняла Алена.
Я взглянул на нее. Она была чертовски привлекательна, за ней
действительно не грех было погнаться не то что сквозь кусты, но и по
болотищу нехоженому; светлые, в меру подкрашенные чем-то золотистым
волосы, серо-зеленые глаза, умеющие смотреть с какой-то особенной
нежностью... Желтая полупрозрачная блузка в обтяжку давала возможность
убедиться в прелести линий тела, а вот брюки Алена, по-моему, носила
совсем зря - с ее-то ножками! ("Я от ног твоих, Алена, делаюсь
умалишенным", - сам сочинил!)
- Я подарил - потому и бережешь, - ответил я, мимолетно удивившись ее
непонятливости и тут же забыв об этом.
- Ой, берегу, Дрюнечка! - улыбнулась Алена. - Кто знает, когда еще
подаришь, и подаришь ли?
Ничему я тогда, конечно, не придавал значения, да и не мог придавать.
Неожиданный Аленин звонок. Наша встреча не возле ее работы, как обычно, а
у совсем другой остановки. Чуть ли не спринтерский рывок из сквера в
машину. Эти новые духи. А до того - визит сухощавой леди по поводу
анкетирования для "Вечернего вестника". Ни о чем я не подозревал, и только
потом... Случалось, я мог прервать неприятный или просто страшный сон, но
как вынырнуть из вот этого затянувшегося сна - я не знал.
Перебрасываясь фразами о том, о сем, мы оставили позади оживленный
центр, прокатили по мосту, и "Агасфер", кряхтя, полез в гору, упорно
сокращая расстояние до моего жилища, доставшегося мне от родителей; бывшая
моя жена ни словом не обмолвилась о дележе и размене жилплощади, и еще до
развода, забрав дочку, ушла к своей маме, в такую же двухкомнатную
квартиру.
Результатом активной получасовой деятельности Алены на кухне оказался
очень даже неплохой ужин. По телевизору шла очередная серия чего-то
латиноамериканского, мы попивали шампанское - и вдруг одновременно
посмотрели на мой широкий, уже хорошо знакомый Алене диван...



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Лукин Евгений - После нас - хоть потом
Лукин Евгений
После нас - хоть потом


Головачев Василий - Укрощение зверя
Головачев Василий
Укрощение зверя


Суворов Виктор - Тень победы
Суворов Виктор
Тень победы


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.