Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Обряд дома Месгрейвов (11)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  6. Вещий Олег (9)
  7. (8)
  8. Главный противник (8)
  9. Битва за Царьград (6)
  10. Принц Каспиан (6)
  11. Бремя власти (6)
  12. Свирепый черт Лялечка (6)
  13. Последний завет (6)
  14. Начало всех начал (6)
  15. День проклятия (5)
  16. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (5)
  17. Человек со Звезды (5)
  18. Чистильщик (4)
  19. По тонкому льду (4)
  20. Кафедра странников (4)
  21. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  22. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  23. Пощады не будет (4)
  24. Любовница на двоих (4)
  25. Горы Судьбы (4)
  26. Круг любителей покушать (4)
  27. Чары старой ведьмы (4)
  28. Требуется чудо (3)
  29. Мое прошлое (3)
  30. Пиковый валет (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Логинов Святослав — > читать бесплатно "Жил-был..."


Святослав ЛОГИНОВ


ЖИЛ-БЫЛ...


Если в комнату заходит Гриша Гришелин - работы не будет. Говорят,
группа матобеспечения держит Гришелина только для того, чтобы
дезорганизовывать деятельность других отделов. Гришелин появляется, и
сотрудники чужой лаборатории собираются вокруг него, никто уже не
работает. Причем Гришелин никогда не заходит просто поболтать, у него
всегда "дело". И сейчас он вошел в лабораторию Цуенбаева решительным шагом
и с выражением лица, какое бывает только у очень занятых людей. В руках он
держал авторучку и чистый лист бумаги.
- Больше минуты не отниму, - предуведомил Гришелин, - у меня
небольшой социологический опрос. Представьте, что вы идете по лесу и
несете курицу...
- Какую? - тотчас спросил Саша Глебов. Саша был у Цуенбаева
лаборантов и учился в университете на вечернем и потому считал необходимым
в каждую проблему вникать обстоятельно.
- Ощипанную, второй категории, - ответил Гриша.
- Не понимаю, как меня может занести в лес с ощипанной курицей в
руках.
- Вот привязался!.. - не выдержал новоявленный социолог. - Ну, дачу
ты снял на лето в деревне и теперь идешь туда через лес. А курицу купил в
городе и несешь, чтобы сварить суп. С лапшой. Теперь доволен?
- Я не ем лапши.
- Тогда - бульон или еще что-нибудь. Короче, идешь по лесу, с
курицей, а навстречу тебе лисица. Настоящая, с хвостом. И она говорит тебе
человеческим голосом: так, мол, и так - отдай мне курицу, а то у меня
лисята малые плачут, есть просят. Твои действия?
- Ущипну себя покрепче, - сказал Гриша.
- Хорошо, ущипнул, синяк получил, а лиса по-прежнему просит.
- Тогда, отдам.
- А ты, Верунчик?
- Конечно, отдам... - растерянно сказала Верунчик. - А что,
кто-нибудь отвечает по-другому?
- Изредка, - произнес довольный Гришелин. - Два человека, причем, обе
женщины. Первая сказала, что у нее тоже малые дети кушать хотят, а
поскольку второй курицы с собой нет, то предложила эту пополам делить. А
одна - вы ее знаете - из группы ПМР, которая по утрам за полставки полы
моет, так знаете, что она ответила? Я, говорит, лисе курицу протяну, а
потом как дам по башке и буду и с курицей, и с лисьим воротником.
- Да что же она? - не выдержала Верунчик. - У лисы ведь дети
останутся!
- Вот и я это сказал, а она мне, что никаких там лисят нет, лисы врут
всегда. Каково?
- Логично, - произнес Саша, - но противно.
- Ладно, - подвел итог Гришелин. - Ваша комната меня оригинальными
ответами не обогатила. Стандартно мыслите.
- Ты на всех не говори, - обиделась за коллектив Верунчик. -
Подкузьмил двух лаборантов - и рад. Я, может, и стандартно мыслю, а ты бы
Олега спросил или самого Цуенбаева, - Верунчик кивнула на стеклянную дверь
профессорского кабинета.
- Ваш господин и повелитель - опасный человек, - сказал Гришелин. -
Он горд и властолюбив, словно он не бай, а по меньшей мере хан. Подходить
к нему с вопросами не рекомендуется. А Олега я спрошу, хотя он и зануда, и
все его ответы можно предсказать на год вперед. Он будет долго
выспрашивать подробности, а потом отдаст курицу.
Открылась дверь, и в лаборатории появился герой разговора: Олег
Савервальд. Относился Олег к несчастливой породе вечных МНСов. Уже много
лет он сочинял кандидатскую диссертацию, делал замеры, собирал их в
бесчисленные таблицы, обрабатывал на ЭВМ. Органические диамагнетики,
которые Савервальд нагревал и охлаждал в самодельном термостате, изменяли
в зависимости от температуры свои свойства, но диссертации из этого
почему-то не получалось. Что же касается Цуенбаева, то он ценил сотрудника
за способность блестяще отрабатывать стандартные методики, а с
диссертацией не торопил, хотя и не мешал.
- Вот он! - обрадовалась Верунчик. - Ну-ка, Гришуля, давай тест.
Гришелин начал излагать с самого начала. Савервальд внимательно
выслушал, а потом произнес:
- Я бы попросил лисицу сбегать к математикам и больно укусить
товарища Гришелина за самое нежное место, чтобы он не болтался где попало
и не отвлекал людей от дела. И отдал бы ей за это две и даже три курицы.
- Викинг неотесанный, - сказал Гриша. - Срываешь социологический
опрос.
- Какой опрос? - возмутился Савервальд. - Тоже мне, психолог,
придумал глупость и бегает с ней. Скажи, какую информацию ты извлечешь из



своего опроса? И куда ее денешь? Никакой и никуда! Вот и дуй отсюда.
- Я же говорю - викинг, - повторил Гришелин и поспешно вышел.
- Что ты на него взъелся? - спросил Саша.
- Дурак он, - отозвался Савервальд. - Лезет с вопросами, а сам ни
черта не понимает. Можно подумать, что кто-нибудь ему всерьез ответит.
- А почему бы и не ответить? - раздался голос.
Все обернулись. Возле распахнутой стеклянной двери стоял Цуенбаев.
- Ой, - пискнула Верунчик, - разве вы не...
- Я - не... - ответил Цуенбаев. - Я все слышал и не понимаю, почему
не надо отдавать курицу. Если просит - надо дать. Или вам, Олег, жалко
курицы, но стыдно признаться в этом?
- Вы не поняли! - закричал Савервальд. - Гришелин задурил всем головы
своей курицей, а здесь главное - лисица! Говорящая лисица, ведь это
великое открытие. Я этой лисе сто кур отдам, но только, чтобы она вместе с
лисятами из лесу ушла в город, к ученым.
- Не понимаю. Говорящая лисица - чудо, а не открытие.
- Это почти одно и то же. Чудо - это открытие не предугаданное
заранее и потому не запланированное.
- Как интересно! - воскликнул Цуенбаев. - Вы в самом деле полагаете,
что чудо чревато открытиями? Почему же в древности, когда все казалось
чудом, сделано так мало открытий?
- Научное мышление было неразвито, - отпарировал Савервальд, - а
открытия, кстати, все равно делали, и какие! Огонь, колесо, лодка... Делал
открытие тот, кто не восхищался чудом, а изучал его.
- И все-таки неясно, какие открытия может принести говорящая лиса?
Говорит - и все. Интеллект у нее низкий, словарный запас маленький, что
она может вам сообщить?
- Важны не сведения, а сам факт разговора. Важно, что такое явление
существует. А извлечь из него научные факты - дело техники.
- Крайне интересная точка зрения, - повторил Цуенбаев и исчез в
кабинете.
Олег пожал плечами и повернулся к ванне с антифризом. Сегодня он
делал замеры при минус сорока градусах, и термостат никак не мог выйти на
режим. Только к вечеру, когда Саша, уходивший на час раньше, убежал на
лекции, и Верунчик тоже начала посматривать на часы, лишь тогда ртутный
столбик опустился достаточно низко.
Савервальд привычно остался в лаборатории один. Спешить ему было
некуда, и как убежденный холостяк он считал свое положение естественным.
Об утреннем разговоре он забыл, и о Цуенбаеве не думал: из кабинета был
отдельный выход, а профессор обычно уходил не попрощавшись.
Но на этот раз Цуенбаев тоже задержался допоздна. Олег услышал в
кабинете шум, словно там двигали мебель, потом сдавленное восклицание.
Дверь приоткрылась, и Цуенбаев позвал его:
- Олег, вы не поможете мне немного?
Оказывается профессор пытался передвинуть огромный шкаф, набитый
книгами, оттисками статей и старыми отчетами - тем научным хламом, что
годами скапливается в любом НИИ. Сдвинуть шкаф было не под силу даже
двоим, и Олег принялся разгружать полки, время от времени отбегая к
установке, чтобы поправить начавшую бить мешалку или провести замеры.
Вдвоем им удалось вытолкать пустой шкаф в коридор и сдвинуть к стене
широкий письменный стол, освободив таким образом почти весь кабинет. Все
это время Савервальда не покидало ощущение неуместности происходящего.
- Прекрасно, - сказал Цуенбаев, когда посреди кабинета остался лишь
старый, до пролысин вытоптанный ковер, - это, Олег, вам незапланированное
открытие, называется: ковер-самолет.
Цуенбаев проговорил что-то, рассыпавшееся цепочкой гортанных звуков,
и ковер плавно поднялся на полметра вверх. Савервальд, чувствуя подвох в
голосе руководителя, заглянул в просвет. Там не было ничего, кроме ржавой
кнопки, вдавившейся в линолеум. Цуенбаев присел на корточки, нажал руками
на середину ковра. Вниз посыпалась пыль, ковер выгнулся, сопротивляясь, но
все же профессор прижал его к полу.
- Старая вещь, - сказал Цуенбаев, отпустив ковер, - летать уже не
может. Ни грузоподъемности, ни высоты. Но явление демонстрирует. Вам ведь
больше ничего не надо? Вот и изучайте.
- Откуда он у вас? - выдавил Савервальд.
- Наследство. Прабабка была мастерица. Говорят, она и выткала. А мне
ковер от бабушки достался. Память. Так что я его не насовсем дарю. Как
изучите - вернете.
- А почему вы сами за него не взялись? - спросил все еще не вышедший
из шока Савервальд.
- У меня взгляды старомодные. Я полагаю, что на ковре-самолете надо
летать, а если он не летает, его надо на пол постелить. Но если хочется,
то можно и изучать. Заклинания я перепишу, а остальное сами как-нибудь.
Завтра я в отпуск ухожу, можете обосноваться в моем кабинете.
Домой Савервальд шел переполненный странными детскими мечтаниями.



Страницы: [1] 2
РЕКЛАМА
Бажанов Олег - Времени нет
Бажанов Олег
Времени нет


Шилова Юлия - Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви
Шилова Юлия
Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви


Лукин Евгений - После нас - хоть потом
Лукин Евгений
После нас - хоть потом


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.