Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. (14)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Обряд дома Месгрейвов (11)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. Главный противник (8)
  8. Посмертный образ (7)
  9. Бремя власти (6)
  10. Последний завет (6)
  11. Битва за Царьград (6)
  12. Принц Каспиан (5)
  13. Пелагия и красный петух (том 1) (5)
  14. Любовница на двоих (5)
  15. День проклятия (5)
  16. Пощады не будет (4)
  17. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  18. Чары старой ведьмы (4)
  19. Кафедра странников (4)
  20. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (4)
  21. Требуется чудо (4)
  22. Чистильщик (4)
  23. По тонкому льду (4)
  24. Свирепый черт Лялечка (4)
  25. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  26. Горы Судьбы (4)
  27. Круг любителей покушать (4)
  28. Шестая книга судьбы (3)
  29. Отпетые плутовки (3)
  30. Смягчающие обстоятельства (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Логинов Святослав — > читать бесплатно "Миракль рядового дня"


Святослав ЛОГИНОВ


МИРАКЛЬ РЯДОВОГО ДНЯ



День начинался обычный - невеликий праздник святого Стефана, и жизнь
шла будним порядком, только маленький Стефан бегал по случаю именин в
новой, специально для того сшитой рубахе, да Ханна торопилась дошить штаны
Якову. Это тоже был подарок имениннику: старые яковы штаны должны были
отойти Базилю, и тогда базилевы порты, из которых он напрочь вырос, станут
первой мужской одежей Стефана. Еще к вечеру готовился пирог. И ничто
поначалу не предвещало чудес, но к полудню явилось знамение. Тяжко ударило
вдруг в безбрежно голубеющем небе, грохнуло, но не трескучим грозовым
раскатом, а словно сам Антихрист хлопнул единожды в ладоши, или лопнул
туго надутый бычий пузырь, да так лопнул, что качнулись деревья, дрогнули
дома, а улежавшиеся за годы бревна стен заскрипели, укладываясь по-новому.
Разом смолкли птицы, зато собаки со всех дворов завыли, скликая беду. И с
треснувшего неба ответно завыло, ровным утекающим звуком.
Малыши, разбредшиеся между сараев, разом кинулись домой, а Лидия -
старшая дочь Атанаса, оставила колыбель с новорожденным братом и метнулась
зачем-то собирать развешенное после стирки белье. Ханна, кинув рукоделье,
плеснула воды в открытый дворовый очаг, на котором кипела к ужину
похлебка, и принялась сгонять во двор домашнюю птицу. Других взрослых
возле дома не случилось, так что растерянность и испуг Ханны тут же
передались младшим. Несколько малышей разом заревели, добавляя шуму в
общий переполох. Удаляющийся небесный гул растворился в гомоне, но этого
уже никто не замечал.
- Дети, домой! - надрывно крикнула Ханна, распахивая двери.
Но на пороге, загораживая проход, стоял Матфей - глава семьи: отец,
дед и прадед всех живших на хуторе. По старости дед Матфей уже не выходил
из дому, лишь по горнице ковылял, опираясь на палку, но слово его было
законом и для маленьких, и для бородатых. Ханна остановилась было, но
Матфей, сдвинувшись к косяку, проговорил:
- Детей загоняй, а птицу - обожди.
Сам же, приставив ко лбу ладонь, оглядел чистое небо, дорогу со
спящей пылью, двор. Поймал за плечо Лидию, спешащую с ворохом тряпья,
развернул назад.
- Раскудахтались, - проворчал он, хотя при появлении деда все разом
затихли, даже Стефан и прадедов любимец - малыш Матфей-Матюшка примолкли.
- И огонь залила, - продолжал дед, - а народ с поля вернется, чем кормить
будешь? Страхом твоим? Видишь же - нет ничего.
Ханна вернулась к очагу, наклонилась, отыскивая незагашенные угли.
Дед Матфей медленно спустился с крыльца, уселся на завалинке, окидывая
сторожким, не потускневшим с годами взглядом дальние и ближние
окрестности, потому что хоть и отчитал молодуху за переполох, но сам был
неспокоен.
Матфеев хутор казался невелик - два дома, глядящие в утоптанный
переулок, амбар да общий крытый двор. В двух домах жили давно уже
седобородые матфеевы сыновья. Петер и Томас сами имели и детей, и внуков,
но, послушные родительской воле, делиться не смели и жили хотя и в разных
домах, но одним хозяйством. Перед домами бугрился обведенный плетнем
огород, а со стороны двора лежал широкий загон, сейчас отворенный,
поскольку скотину угнали на пастбище. Стадо у Матфея было немаленькое, и
земли нарезано с достатком. Жил хутор крепче иных усадеб и известен был и
в городе, и среди дворянства. Ленную долю Матфей платил монастырю, под
который сам когда-то пошел, понимая, что святые отцы хозяйствуют с умом и
попусту мужиков бездолить не станут. В обители тоже привечали нелицемерно
богомольную семью, каких немного было среди народа недавно перекрещенного
в истинную веру и склонного к отступничеству и еретическим соблазнам.
С таким покровительством можно было жить спокойно, ничего не боясь,
кроме мора и турецкого нашествия, но потому и прожил Матфей жизнь в
достатке, что никогда не ленился поберечься лишний раз.
За домами послышался суматошный крик, хлопанье кнута; перекрывая
возникший овечий разнобой, густо замычала корова. Матфей, гневно стукнув
посохом в землю, распрямился. Стадо идет. Ну куда они, среди бела дня?
Чего испугался Кристиан? Грома небесного? Так тот давно замолк, да и
Кристиан не тот парень, чтобы бояться знамений. А коли серьезная беда:
набег или что еще, то уходить надо в лес, в болото, где всадник на тяжелом
коне вмиг увязнет.
Матфей встал и, кляня больные ноги, зашаркал по проулку. Из-за двора
выбежал Кристиан - Томасов последыш. Было ему восемнадцать лет, а он все
еще гулял в парнях, поскольку ни отец, ни дед не могли подыскать ему среди
соседских невест достойную пару.
- Дед! - закричал он, - смотри, что там!
Матфей дотащился до угла, откуда ожидал увидеть выгон, реку и дальний
заболоченный лес. Замер, не веря глазам, дрожащей рукой наложил на лоб



крест. Позади ахнула подбежавшая Ханна.
Нет, и пастбище, и лес были на месте, но за рекой, где расстилались
монастырские луга, теперь поднимались к небесам светлые башни невиданного
и попросту невозможного города. Весь город, казалось, состоял из одних
башен, любая из которых вздымалась выше соборной колокольни. Что там было
еще, Матфей не мог разглядеть, видел лишь мост через реку и дорогу,
которой прежде тоже не было. По дороге в сторону города, обгоняя друг
друга, мчались мертво-сверкающие чудища. Эта неодушевленная армада,
несущаяся по его земле, напугала старика сильнее всего. Крик Ханны привел
его в себя.
- Детей - в подпол, - распорядился Матфей, - и сама с ними запрись. А
ты скотину гони к болоту, только кружным путем, подальше от этих... И
Лидию в поле пошли, за отцом.
Звать, впрочем, никого не пришлось. Послышался стук копыт, в проулок
влетел сидящий охлюпкой Атанас - старший из матфеевых внуков.
- Ханна! - закричал он. - Ховай детей и пожитки! Светопреставление
началось!

Хвойный Бор считался лучшим местом отдыха, так что детей в группе у
Гелии всегда было много. Случались дни, когда Гелия оставалась одна с
пятнадцатью детьми, что вообще-то не разрешалось, но Гелия не могла
отказать родителям, особенно тем, чьих малышей она знала давно. Дети же
никогда не были ей в тягость. Но сейчас по лужайке перед коттеджем бегало
ровно двенадцать детей: Жанна, Тата, Ирэн, две Марии (одна - Маша, другая
- Мари), Юлия, Борис, требующий, чтобы его звали Бобом, и Робин,
настаивающий на том же имени, белокурый Костик, темноволосый Чен, задира
Максим и новенькая девочка с редкостным именем Пламена.
Час после полдника был самым легким в течении всего дня. Дети
выходили гулять и играли друг с другом, а Гелия делала вид, что ее здесь
нет. Но при этом зорко присматривалась к играм. На самом-то деле не так
много родителей бывают настолько заняты, чтобы отдавать своих детей в
чужие руки, и приходиться быть на высоте, чтобы тебя упрашивали взять
ребенка. Гелии недавно исполнилось двадцать лет, но ее группа, входившая в
свободную педагогическую сеть, была уже известна. Гелия соглашалась побыть
с малышом два-три часа, пока мама управится с неотложными делами, брала
детей и на неделю. А чтобы в этой ситуации дело обходилось без слез и без
зависти (неважно: к уходящим или к остающимся), детей надо знать - каждого
по отдельности и особенно всех вместе, потому что вместе это совсем другие
дети.
Вот сейчас Максим начнет знакомиться с новенькой. Пока они были на
глазах у всех, ему это казалось неудобным. Но ведь он и сейчас не один.
Чен, хоть ему и нет дела до девочек, топчется поблизости, да и сама
Пламена, кажется, умеет защитить себя от любителей знакомств. Придется
вмешиваться, и лучше всего это сделает Тата. Она и постарше и поспокойнее.
- Таточка, отнеси, пожалуйста, Пламенке мячик, а то у нее ничего нет.
Тата взяла мячик, но в этот момент воздух лопнул пронизывающим
сверхзвуковым хлопком. Акустический удар ощутимо толкнул в грудь,
качнулись сосны, кто-то из детей упал, неслышно заплакав. Гелия вскочила,
задрав голову, пытаясь увидеть в небе белый инверсионный след нарушителя.
- Кто посмел?! Летать в небе в атмосфере на скорости! - потом, махнув
рукой - нарушителя все равно найдут и накажут - бросилась успокаивать
детей. И остановилась, словно второй удар, сильнее первого, обрушился на
нее.
Поляна неузнаваемо изменилась. Там, где минуту назад не было ничего,
кроме ухоженного газона и пятен сухой хвойной подстилки под редкими
соснами, теперь поднимались кусты, переплетенные высокой, по грудь,
травой. Макушки разбежавшихся детей были почти не видны среди скрещенных
стеблей. Слава богу, судя по возгласам, с детьми было все в порядке,
случившееся они восприняли как новую интересную игру.
- Ребята, бежим на крыльцо! - крикнула Гелия. - Отсюда все лучше
видно!
Должно быть, голос подвел ее, потому что дети появились на крыльце
сразу и непривычно серьезные. А Пламена по дороге сердито пнула вылезшую
на самые ступени ракиту, и Гелия увидела, как кулачок девочки прошел
сквозь кривой ствол.
Так это голограмма! - вместе с успокоением Гелия ощутила азартную
злость. - Ну она покажет этим шутникам, когда доберется до них! Она их
отучит и от быстрой езды, и от оптических эффектов. А пока используем
выгоды момента и продолжаем гулять, но уже в сказочном лесу...
Лес действительно напоминал декорации к сказочному или
приключенческому фильму. Спуск с пригорка, на котором стоял дом, покрылся
обломками скал и гниющим буреломом, лишь в одном месте, где случилось
меньше камней, кем-то был расчищен проход. Внизу, где в реальности до
самой реки продолжалась роща с разбросанными по полянам коттеджами, теперь



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
РЕКЛАМА
Ильин Андрей - Слово дворянина
Ильин Андрей
Слово дворянина


Сертаков Виталий - Дети сумерек
Сертаков Виталий
Дети сумерек


Афанасьев Роман - Принцесса и чудовище
Афанасьев Роман
Принцесса и чудовище


Ковальчук Вера - Гибельный мир
Ковальчук Вера
Гибельный мир


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.