Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (70)
  3. Париж на три часа (43)
  4. Начало всех начал (41)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Непредвиденные встречи (33)
  8. Омон Ра (29)
  9. Любовница на двоих (28)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (27)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (24)
  12. Тимур и его команда (24)
  13. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  14. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  15. Гнев дракона (22)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (20)
  17. Цифровая крепость (19)
  18. Свирепый черт Лялечка (16)
  19. Киммерийское лето (15)
  20. Ледокол (13)
  21. Аквариум (13)
  22. Колдун из клана Смерти (12)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (10)
  24. Умножающий печаль (10)
  25. Битва за Царьград (9)
  26. Путь Кейна. Одержимость (9)
  27. По тонкому льду (9)
  28. Брудершафт с Терминатором (9)
  29. Прозрачные витражи (8)
  30. Признания авантюриста Феликса Круля (7)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Логинов Святослав — > читать бесплатно "Смирный Жак"


Святослав ЛОГИНОВ


СМИРНЫЙ ЖАК



И рыцарь Ноэль, Сеньор де Брезак, вышел
против чудовища и сразил его.
И Господь взял де Брезака.
Хроника луанского рыцарства


Ночью то и дело принимался хлестать дождь, ветер налетал порывами,
но, не сумев набрать силы, гас. Однако к утру непогода стихла, лишь
косматые клочья облаков проносились по измученному небосклону. Главное же
- града не было, а дождь не повредит ни хлебу, ни виноградникам, разве что
вино в этом году получится чуть кислей и водянистей обычного.
Но о вине пусть печалится господин барон, Жаку до него дела нет, а
капусте, которой у Жака много, дождь пойдет даже на пользу.
Как обычно, Жак поднялся до света и вышел посмотреть на небо. Ночное
буйство еще давало себя знать, но уже было видно, что день окажется
погожим. Среди разбегающихся туч глаз уловил мелькнувшую серую молнию.
Верно, то Ивонна - деревенская ведьма пролетела верхом на черном коте и,
разъяренная неудавшимся колдовством, канула в дымоход своей лачуги. Можно
понять злость колдуньи: всю ночь накликать бурю и в результате всего лишь
полить мужицкие огороды.
Первым делом Жак пошел проверить поле. Тропка через заросли крапивы и
лопухов вывела его к посевам.
Хлеб в этом году родился на диво богатый. Колосья высоко несли
тяжелый груз, и дождевая влага, запавшая между щетинками усов, казалась
каплями живого серебра.
Жак быстро прошел чужие полосы. Его клин был крайним, ближним к лесу
и потому особенно часто страдал от нашествия непрошенных гостей. Вот и
сейчас Жак издали увидел, что его худшие опасения сбылись. Край пашни был
смят, истоптан, изрыт.
Жак подбежал к посевам и опустился на корточки, разглядывая землю.
Уже достаточно рассвело, и на потемневшей от дождя почве были отчетливо
видны следы кабанов. Значит, не помогло верное средство, купленное у
прохожего монаха, зря он целый день разбрасывал вдоль межи цветы и корни
майорана, повторяя, как учил продавец: "Прочь, свинья, не для тебя мое
благоухание!" Кабаны с легкостью перешагнули эфемерную преграду, и теперь
с ними ничего не поделаешь: повадившись, они будут являться каждую ночь,
пока не стравят весь урожай. И гнать их нельзя - мужик не смеет тревожить
благородную дичь господина барона.
В иные дни Жак скрепя сердце пошел бы на псарню и передал бы
доезжачим, что появились кабаны. Разумеется, барон не усидел бы дома, и,
хотя охотничья кавалькада выбила бы хлеб ничуть не хуже, чем град, дикие
свиньи после побоища зареклись бы выходить на поле, принадлежащее Жаку.
Но теперь охотников распугали слухи об огромном змее, облюбовавшем
скалы Монфоре. Сам барон сидел в четырех стенах и держал мост поднятым.
Значит, с кабанами придется бороться самому, хотя это и грозит
виселицей. И даже не виселицей - браконьеров вешают на дереве в лесу.
Страшно, конечно, но отдавать хлеб на разграбление - страшнее. Жак
готовился к войне с кабанами с того самого дня, как впервые увидел следы,
хотя и надеялся, что майоран отпугнет разбойников.
Вернувшись с поля, Жак прошел за дом, где дымилась на утреннем солнце
приберегаемая к осенней пахоте навозная куча. Из самой ее середины Жак
вытащил длинную чуть изогнутую палку. Палка как палка, с двумя зарубками
по краям. С ней можно пройти через всю деревню, и никто не заподозрит
дурного. Поди определи сквозь слой грязи, что она вытесана из сердцевины
старого клена, и попробуй узнай, для чего нужны две зарубки. Просто идет
человек с палкой, а закона, запрещающего крестьянам иметь оружие, - никто
не нарушает.
Дома Жак обмыл распаренный в навозе стержень, осторожно согнул его и
привязал жилу, обмотав ее по зарубкам. Готовый лук он оставил сохнуть на
чердаке неподалеку от теплой печной трубы.
За день кленовая древесина высохла и распрямилась, туго натянув
тетиву. Такой лук не всякому под силу согнуть, зато выстрелом из него
можно пробить закованного в сталь латника. Секрет лука вместе с легендой о
латнике Жак получил от отца, участвовавшего в Большом бунте. Теперь секрет
пригодился.
Стрелы Жак хранил дома под мучным ларем. Их всего две, зато это
настоящие кипарисовые стрелы со стальным четырехгранным наконечником и
густым оперением. Стрелы Жак нашел в лесу после одной из осенних облав, на
которые съезжалось дворянство всей округи.
Жак завернул оружие в мешковину и, когда стемнело, отправился на



поле.
На самой опушке леса рос огромный бук. Жак устроился на развилке
толстых ветвей и принялся ждать. Ночь была безветренной и теплой. У края
земли порой вспыхивали зарницы, но здесь было тихо. Ивонна, утомившись
прошлой ночью, верно, спала, и вместе с ней на время уснули беды и
несчастья.
Деревни Жаку не было видно, зато замок черной громадой темнел на
берегу озера. В одном из окон горел свет, казалось, что замок смотрит
красным глазом на затаившегося преступника. Птичий хор, переполнявший лес
вечером, постепенно затих, зато в полную силу вступили цикады и кузнечики.
Особенно цикады - серебряные бубенчики их голосов будоражили кровь,
навевали мысли о чем-то давнем, молодом, ушедшем навсегда.
Над мохнатыми от леса горами медленно поднялась желто-оранжевая луна.
Этой ночью она была безупречно кругла и чиста. Луна поднималась, блеск ее
усилился, свет залил долину, звезды отлетели ввысь, а красный луч в окне
башни побледнел и уже не всматривался так пристально.
Колокол на деревенской церкви пробил час. Над застывшим полем
пронеслась в исступленной пляске распластанная летучая мышь. Потом, не
тревожа колосьев и не приминая травы, поле пересекла полупрозрачная
неоформившаяся фигура.
Даже не разглядеть, зверь это или человек. Видение прошло, не оставив
следа, и уже через секунду вжавшийся в дерево Жак не мог определить, был
ли здесь призрак или все только померещилось усталым глазам в обманчивом
лунном свете.
Жак хотел перекреститься, но замер, не донеся руку до лба. Его слуха
коснулся отчетливый и давно ожидаемый звук. Зашуршали кусты, раздалось
тихое повизгивание и хрипловатое хрюканье вожака. На поле показалось стало
кабанов. Их было не меньше дюжины, свиней, окруженных полосатыми тощими
поросятами, шумливых подсвинков всех возрастов, молодых кабанов, которых
вожак терпел, поскольку они еще не вошли в силу. Вел стадо огромный секач,
возвышавшийся среди всех словно глыба черного камня. Изогнутые ножи клыков
белели в свете луны.
Вепрь остановился на краю нивы, несколько раз мотнул головой,
принюхиваясь, и разрешающе хрюкнул. Свиньи высыпали на поле, давя колосья,
взрывая землю, громко чавкая. Вожак несколько времени постоял у кустов, но
успокоенный тишиной, тоже двинулся на кормежку.
...А строже того возбраняется пугать дичь на корме криками и огнем и
метанием камня и дерева...
Жак наложил стрелу, прицелился. Коротко свистнув, стрела вонзилась
под левую лопатку зверя. Ноги его подломились, и он, не хрюкнув, не
взвизгнув, ткнулся опущенной мордой в чернозем.
Кабаны, встревоженные непонятным звуком, сгрудились вокруг
неподвижного секача, ожидая распоряжений и переговариваясь короткими
нутряными повизгиваниями.
Жак выбрал кабанчика покрупнее и наложил вторую стрелу. Она вошла ему
в бок, погрузившись до основания перьев. Кабан упал на спину, дрыгнул
ногами, но вдруг вскочил и, дико вереща, метнулся к лесу. Стадо ринулось
за ним, оглашая воздух нестройными воплями, круша кусты и частый подлесок.
На поле осталась лишь туша убитого секача.
Жак спрыгнул с дерева, держа нож наготове, подошел к вепрю. Ткнул
ножом в ноздрю, проверяя. Тот был мертв.
Стрелу Жак трогать не стал; если вепря найдут, то пусть думают, что
просто ему удалось уйти во время недавней охоты. А вот убрать тушу с поля
нужно.
Зверь весил не меньше десяти пудов. Утащить его в кусты и спрятать
там в случайно найденной яме было делом нелегким. Луна клонилась к закату,
свет бледнел, но все же Жак вытащил припасенную заранее мотыгу и перекопал
то место, куда пролилась кровь вепря и раненого кабана.
Стояла глубокая предутренняя тишина. Кабанов уже не было слышно, и
даже цикады, притомившись, не гремели хором, а лишь иногда пускали
мелодичную, затихающую трель.
Все спало, только красный глаз замка все еще мерцал. Жак вспомнил,
что в том крыле здания находится молельня. О чем может просить бога
господин барон?
Издалека над вершинами деревьев пронесся тонкий, жалобный, волной
нарастающий звук: "У-у-у!.." - словно невиданной величины волк выл на
исчезающую луну. Вой оборвался неожиданно на самой высокой ноте резким
перхающим звуком. Жак торопливо закрестился. Значит, рассказы о страшном
змее не бабий брех, а настоящая жуткая правда. А вдруг змей сейчас
появиться здесь? Куда бежать посреди поля? Хотя, судя по вою, он там у
себя в скалах. Жак хорошо знал скалы посреди леса и мрачную расщелину,
где, по слухам, поселился дракон. Если чудовище действительно так велико,
как это рассказывают, то оно станет настоящим бедствием для всего края.
Тогда неудивительно, что в замке всю ночь служат молебен.
Жак вернулся домой, поел сухого хлеба. В доме было пусто и неуютно.



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Сертаков Виталий - Рудимент
Сертаков Виталий
Рудимент


Контровский Владимир - Вкрадчивый шепот Демона
Контровский Владимир
Вкрадчивый шепот Демона


Роллинс Джеймс - Последний оракул
Роллинс Джеймс
Последний оракул


Доценко Виктор - Обратись к Бешенному
Доценко Виктор
Обратись к Бешенному


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.