Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. (14)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Обряд дома Месгрейвов (11)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. Главный противник (8)
  8. Посмертный образ (7)
  9. Бремя власти (6)
  10. Последний завет (6)
  11. Битва за Царьград (6)
  12. Принц Каспиан (5)
  13. Пелагия и красный петух (том 1) (5)
  14. День проклятия (5)
  15. Любовница на двоих (5)
  16. Пощады не будет (4)
  17. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  18. Чары старой ведьмы (4)
  19. Кафедра странников (4)
  20. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (4)
  21. Требуется чудо (4)
  22. Чистильщик (4)
  23. По тонкому льду (4)
  24. Свирепый черт Лялечка (4)
  25. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  26. Горы Судьбы (4)
  27. Круг любителей покушать (4)
  28. Шестая книга судьбы (3)
  29. Отпетые плутовки (3)
  30. Смягчающие обстоятельства (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Логинов Святослав — > читать бесплатно "Соленые огурчики"


Святослав ЛОГИНОВ


СОЛЕНЫЕ ОГУРЧИКИ


Алина! сжальтесь надо мною.
Не смею требовать любви:
Быть может, за грехи мои,
Мой ангел, я любви не стою!
Строки Пушкина звонко разносились под сводами Стеклянного рынка,
удивительно контрастируя с гулом обыденных рыночных разговоров.
Заинтригованный, я поспешил на голос, но когда добрался, представление уже
закончилось. Во всяком случае, ничего необычного я не увидел. Перед
прилавком с надписью "Соленья" топтались люди, а одинокий парнишка по ту
сторону прилавка взвешивал покупательнице соленые огурчики.
Огурчики были небольшие, усеянные аккуратными пупырышками. Даже
отсюда видно, какие они упруго хрусткие. И запах от бочки шел несказанный.
Ароматы укропа и тмина, горького перца, чеснока и листьев хрена,
соединившись вместе, создавали сказочный эффект и вызывали настоятельную
потребность встать в очередь и приобрести.
Впрочем, людей в очереди стояло немного. Оно и понятно, цена на
огурчики нынче такая, что перешибет любой аромат. Хотя, ценника возле
продавца не было.
- Спасибо, - сказала покупательница и отошла.
К прилавку придвинулась дородная дама в ярком платье.
- Моя очередь, - произнесла она.
Парнишка одернул белую казенную курточку и ожидающе посмотрел на
даму. Та вдруг покрылась пунцовыми пятнами и закричала:
- Хватит глупостей! Говорите толком - почем ваш товар?
- Меняю на стихи, - негромко ответил продавец. - За одно
стихотворение, не входящее в школьную программу - полкило огурцов.
- Вот что, - подвела итог дама. - На Кузнецком рынке огурцы идут по
три рубля. Пусть у вас будет также. Мне два килограмма.
- За три рубля поезжайте на Кузнецкий.
- Да он издевается! - взвизгнула дама, но очередь, поднажав, оттерла
ее.
К весам протиснулась маленькая старушка и сходу затараторила:
Дети, овсяный кисель на столе!
Смирно сидеть, рукавов не марать.
Читайте молитву...
- Кто автор? - уважительно спросил продавец, когда старушка замолкла.
- Ну, милый, этого не скажу. Сколько лет прошло, как учила. Где
упомнить...
- Видите?.. - закричала из-за спин дама. - Это программное! Просто
программа изменилась. Не давайте ей!
- Если вы расскажете из программы церковно-приходского училища - тоже
получите огурцов, отрезал продавец, запуская в бочку огромный
эмалированный дуршлаг.
Народу в очереди было немного, и я, после секундного колебания, встал
в конец.
- Я еще Чуковского помню, и Агнию Барто, и Дядю Степу; у меня
правнуков девять душ... - доказывала старушка, пряча в сумку огурцы, но на
нее шикнули и заставили молчать - пришла пора расплачиваться следующему
покупателю.
Очередь двигалась медленно, особенно, когда попадалось длинное
стихотворение, но покупатели не роптали. Выступившие смешивались с толпой
и сами становились слушателями.
Никто больше не пытался и получить огурцы за деньги, лишь какой-то
дядька испитого вида то и дело вклинивался в очередь, невнятно произносил
что-то и отходил прочь. Было видно, что у него нет ни стихов, ни денег, но
огурцов ему хочется.
Спортивного вида парень прочел по-французски апполинеровский "Мост
Мирабо", а потом повторил его в переводе Кудинова. Вытряхнул из
пластикового мешка несколько тетрадок, зажал их под мышкой, переложил
огурчики в мешок и быстро ушел, смущаясь чего-то.
Бойкая школьница вдохновенно проскандировала Асадова и получила в
награду десяток кривобоких пупырчатых уродцев.
Следующей была моя очередь, но тут вновь появился испитой гражданин.
На этот раз он решился.
- Я тоже знаю! - гаркнул он:
Спасибо партии родной,
Что нету водки в выходной.
Но ты не плачь, моя Маруся:


Одеколону, но напьюся!
- Рассолу могу налить, - предложил продавец.
Дядька возмущенно крякнул и ретировался. Взгляды повернулись ко мне.
Я вздохнул и произнес:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.
- Хорошо... - неуверенно сказал продавец.
- Но мало, - подсказал я.
- Да нет, дело не в количестве строк...
Мне стало жаль паренька, и я сказал:
- Дайте один огурчик, но такой, чтобы был достоин этих строк.
Я шел по рынку, хрустел свежепросольным чудом и думал, что старик
Хайям не обиделся бы на меня за такой обмен. Уж он-то прекрасно понимал,
что людям равно нужны и стихи, и огурцы. Да и другие поэты, наверное, тоже
не в претензии. Ведь их помнят, учат наизусть...
У входа в рынок я заметил даму в цветастом платье. Двумя холеными
пальчиками она держала купленную в газетном киоске поэтическую однодневку.
В глазах дамы застыло отчаяние.
























































Страницы: [1]
РЕКЛАМА
Сертаков Виталий - Даг из клана Топоров
Сертаков Виталий
Даг из клана Топоров


Ильин Андрей - Государевы люди
Ильин Андрей
Государевы люди


Сертаков Виталий - Рудимент
Сертаков Виталий
Рудимент


Корнев Павел - Путь Кейна. Одержимость
Корнев Павел
Путь Кейна. Одержимость


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.