Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (146)
  2. Гнев дракона (108)
  3. Начало всех начал (92)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (83)
  6. Умножающий печаль (82)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (60)
  10. Битва за Царьград (58)
  11. Имя потерпевшего - никто (55)
  12. Омон Ра (55)
  13. Свирепый черт Лялечка (48)
  14. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (32)
  15. Ледокол (32)
  16. Покер с акулой (32)
  17. Тимур и его команда (28)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Киммерийское лето (22)
  20. Ричард Длинные Руки - 1 (22)
  21. Париж на три часа (20)
  22. Аквариум (20)
  23. Колдун из клана Смерти (18)
  24. Роксолана (15)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Брудершафт с Терминатором (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. По тонкому льду (11)
  29. Яфет (11)
  30. Истребивший магию (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Лукины Любовь, Евгений — > читать бесплатно "А все остальное - не в счет"


Любовь ЛУКИНА, Евгений ЛУКИН


А ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ - НЕ В СЧЕТ


Счастливый человек - он был разбужен улыбкой. Ну да, улыбнулся во
сне, почувствовал, что улыбается, и проснулся. А проснувшись, вспомнил:
Вчера он вынул из кладовки все свои сокровища, построил их в шеренгу
и учинил генеральный осмотр. Два корня он отбраковал и, разломав на куски,
сбросил в мусоропровод, а остальные отправил обратно, в кладовку. Все,
кроме одного.
Это был великолепный, трухлявый изнутри корень с четко выраженным
покатым лбом и шишковатой лысиной. Шероховатый бугор вполне мог сойти за
нос картошкой, а из-под изумленно приподнятого надбровья жутко зиял
единственный глаз. Вдобавок вся композиция покоилась на неком подобии
трехпалой драконьей лапы.
Прелесть что за корешок!
Все еще улыбаясь, он встал с постели и вышел босиком в большую
комнату, где посреди стола на припорошенной древесной трухой газетке
стоял, накренясь, тот самый комель. С минуту они смотрели друг на друга. И
было уже очевидно, что остренькая шишка на сбоку лысины - вовсе не шишка,
а рог. Ну да, маленький такой рожок, как у фавна.
- Ты - леший, и зовут тебя - Прошка, - с удовольствием сообщил он
куску трухлявого дерева. - И страшным ты только прикидываешься. Ты -
хитрый и одноглазый. Коготь я тебе, конечно, укорочу, а вот что правая
щека у тебя вислая - это ты зря...
Тут он почувствовал беспокойство и оглянулся. Из большой комнаты
очень хорошо просматривалась коротенькая - в три шага - прихожая, тупо
упершаяся во входную дверь. Где-то там, далеко-далеко за дверью, его,
должно быть, уже ждали. Хмурились, поглядывали на часы и, поджав губы,
раздраженно постукивали ногтем по циферблату.
Он повернулся к комлю и, как бы извиняясь, слегка развел руками.
Наскоро умывшись, наскоро одевшись и наскоро позавтракав, он влез в
пальто, нахлобучил шапку и взял с неудобной, причудливой, но зато
самодельной подставки потертый до изумления портфель из настоящей кожи.
Перед самой дверью остановился, решаясь, затем сделал резкий вдох, открыл,
шагнул...
...и произошло то, что происходило с ним изо дня в день: захлопнув за
собой дверь, он обнаружил, что снова стоит все в той же прихожей, правда,
уже малость подуставший, что портфель стал заметно тяжелее и что на
воротнике пальто тает снег. Видимо, там, за дверью, была зима. Да, зима.
Недаром же три дня назад стекла заволокло льдом почти доверху.
- Ну вот... - с облегчением выдохнул он. - Уже все...
В портфеле оказались продукты. Он перебросал их в холодильник и,
чувствуя, как с каждой секундой усталость уходит, подошел к столу с
комлем, посмотрел справа, слева...
- Нет, - задумчиво сказал он наконец. - Все-таки второй глаз тебе
необходим...
Он перенес комель в кухню, зажег газ и, ухватив плоскогубцами
толстый, в синеватой окалине гвоздь, сунул его острым концом в огонь, а
сам, чтобы не терять времени, выбрал из груды инструментов на подоконнике
заточенный в форме ложечки плоский напильник и со вкусом, не торопясь
принялся выскабливать труху из полостей комля.
Когда закончил, гвоздь уже наполовину тлел вишневым. Осторожно вынув
его из огня плоскогубцами, он убедился, что рука не дрожит, и приступил.
Раскаленное железо с шипением входило в древесину, едкие синеватые
струйки дыма взвивались к потолку, вытягивались легким сквозняком в
большую комнату и плавали там подобно паутинкам перед коричневыми с
истертым золотым тиснением корешками книг, путались в хитрых резных
подпорках полок.
И тут - нечто небывалое - взвизгнул дверной звонок. Рука с
плоскогубцами замерла на полдороги от конфорки к комлю. Ошиблись дверью?
Несколько мгновений он сидел прислушиваясь.
Вишневое свечение, тускнея, сползло к острию гвоздя и исчезло. Да,
видимо, ошиблись... Он хотел продолжить работу, но звонок взвизгнул снова.
Пожав плечами, он отложил остывший гвоздь, отставил комель и,
отряхивая колени, вышел в прихожую. Все это было очень странно.
Открыл. На пороге стояла искусственная каштановая шубка с поднятым
воротником. Из кудрявых недр воротника на него смотрели блестящие, как у
зверька, смеющиеся глазенки.
- Чай кипела? - шаловливо осведомилось то, что в шубке, бездарно
копируя не то кавказский, не то чукотский акцент.
Опешив, он даже не нашелся что ответить. Шубка прыснула:
- Ну чо ты блынькаешь, как буй на банке? На чашку чая приглашал?
Оглушенный чудовищной фразой, он хотел было собраться с мыслями, но
гостья впорхнула в прихожую, повернулась к нему кудрявой каштановой спиной
и, судя по шороху, уже расстегивала толстые пластмассовые пуговицы.



Решительно невозможно было сказать, где кончаются отчаянные завитки
воротника и начинаются отчаянные завитки прически.
- Как... что? - упавшим голосом переспросил он наконец, но тут шубка
была сброшена ему на руки.
- Моргаешь, говорю, чего? - стремительно оборачиваясь, пояснила
гостья. Она улыбалась во весь рот. Круглые щечки подперли глаза, превратив
их в брызжущие весельем щелки.
- Можно подумать, не ждал!
- Нет, отчего же... - уклончиво пробормотал он и с шубкой в руках
направился к хитросплетению корней, служившему в этом доме вешалкой. Кто
такая, откуда явилась?.. Узнать хотя бы, в каких отношениях они - там, за
дверью...
Когда обернулся, гостьи в прихожей уже не было. Она уже стояла
посреди большой комнаты, и ее блестящие, как у зверька, глазенки, что
называется, стреляли по углам.
- А кто здесь еще живет?
- Я живу...
- Один в двух комнатах? - поразилась она.
Ему стало неловко.
- Да так уж вышло, - нехотя отозвался он. - В наследство досталось...
Разом утратив стремительность, гостья обвела комнату медленным цепким
взглядом.
- Да-а... - со странной интонацией протянула она. - Мне, небось, не
достанется... Ой, какая мебель старая! Ой, а что это за полки такие -
никогда не видела!..
- Своими руками, - не без гордости заметил он.
Уставилась, не понимая.
- Что ли, денег не было настоящие купить?.. Ой, и телевизора
почему-то нету...
Счастливый человек - он был разбужен улыбкой. Ну да, улыбнулся во
сне, почувствовал, что улыбается, - и проснулся.
За окном малой комнаты была оттепель. Свисающий с крыши ледяной
сталактит, истаивая, превращался на глазах из грубого орудия убийства в
орудие вполне цивилизованное и даже изящное. Леший по имени Прошка,
утвердившись на трехпалой драконьей лапе, грозно и насмешливо смотрел с
табурета.
- Что же мне, однако, делать с твоей щекой? Не подскажешь?
Леший Прошка загадочно молчал. Впрочем, щека - ладно, а вот из чего
бы придумать нижнюю челюсть? Он вскочил с постели и уставился в угол, где
были свалены теперь все его сокровища. Потом выстроил их в шеренгу и,
отступив на шаг, всмотрелся. Нет. Ничего похожего...
Тут он опомнился и взглянул на закрытую дверь комнаты. Там, за
дверью, его наверняка уже ждали. С дребезгом помешивали чай в стакане,
нервно поглядывая на стену, где передвигали секундную стрелку новенькие
плоские часы, переваривающие в своих жестяных внутренностях первую
батарейку.
Он оделся, подошел к двери и щелкнул недавно врезанной задвижкой.
Затем сделал резкий вдох, открыл, шагнул...
...и произошло то, что происходило с ним изо дня в день: прикрыв за
собой дверь, он снова очутился в малой комнате, но голова была уже тяжелая
и мутная, а щеки горели, словно там, за дверью, ему только что надавали
пощечин.
А может, и впрямь надавали, кто знает...
С трудом переведя дыхание, он заставил себя улыбнуться. Потом запер
дверь на задвижку и подошел к комлю.
- Ну-с, молодой человек, - сказал он, потирая руки. - Так как же мы с
вами поступим?
Он присел перед табуретом на корточки и тронул дерево кончиками
пальцев. Ну, допустим, полщеки долой... И что будет? Он прикрыл ладонью
нижнюю половину Прошкиной щеки и остался недоволен. Не смотрится... Стоп!
А если...
Мысль была настолько дерзкой, что он даже испугался. Ну да, а если
взять и спилить щеку вообще? Тогда вместо скособоченного рта получается
запрокинутая отверстая пасть, а спиленный кусок...
Он выпрямился, потрясенный.
В спиленный кусок - это и есть нижняя челюсть.
Он кинулся к кровати и выгреб из-под нее груду инструментов - искал
ножовку по металлу. Найдя, отвернул барашковую гайку, снял полотно, а
ненужный станок вернул под кровать. Снова присел перед табуретом и,
прищурив глаз, провел первый нежный надпил.
Древесный порошок с шорохом падал на расстеленную внизу газетку.
Работа была почти закончена, когда в дверь постучали. Нахмурясь, он
продолжал пилить. Потом раздался еле слышный хруст, и, отняв от комля то,
что было щекой, он внимательно осмотрел срез. Срез был гладкий, как
шлифованный.



Страницы: [1] 2
РЕКЛАМА
Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Пехов Алексей - Основатель
Пехов Алексей
Основатель


Головачев Василий - Ведич
Головачев Василий
Ведич


Шилова Юлия - Душевный стриптиз, или Вот бы мне такого мужа
Шилова Юлия
Душевный стриптиз, или Вот бы мне такого мужа


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.