Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (133)
  2. Гнев дракона (124)
  3. Начало всех начал (93)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (83)
  5. Умножающий печаль (83)
  6. Шпион, или повесть о нейтральной территории (77)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (73)
  8. Цифровая крепость (72)
  9. Битва за Царьград (58)
  10. Омон Ра (55)
  11. Имя потерпевшего - никто (55)
  12. Путь Кейна. Одержимость (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (48)
  14. Ледокол (33)
  15. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (32)
  16. Тимур и его команда (30)
  17. Покер с акулой (29)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (23)
  19. Журналист для Брежнева (22)
  20. Париж на три часа (21)
  21. Аквариум (20)
  22. Киммерийское лето (18)
  23. Колдун из клана Смерти (18)
  24. Роксолана (15)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Брудершафт с Терминатором (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. По тонкому льду (11)
  29. Истребивший магию (10)
  30. Один на миллион (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Лукины Любовь, Евгений — > читать бесплатно "Разрешите доложить!"


Любовь ЛУКИНА, Евгений ЛУКИН


РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ!


Солдатская сказка


О воин, службою живущий!
Читай Устав на сон грядущий.
И утром, ото сна восстав,
Читай усиленно Устав.


1
- Рядовой Пиньков!
- Я!
- Выйти из строя! - скомандовал старшина, с удовольствием глядя на
орла Пинькова.
Рядовой Пиньков любил выполнять эту команду. Не было тут ему равных
во всем полку. Дух захватывало, когда вбив со звоном в асфальтированный
плац два строевых шага, совершал он поворот через левое плечо.
Но, видно, вправду говорят, товарищ старший лейтенант, что все имеет
свой предел - даже четкость исполнения команды. А Пиньков в этот раз,
можно сказать, самого себя превзошел. Уж с такой он ее точностью, с такой
он ее лихостью... Пространство не выдержало, товарищ старший лейтенант.
Вбил рядовой Пиньков в асфальт два строевых шага, повернулся через левое
плечо - и исчез.
То есть не то чтобы совсем исчез... Он, как бы это выразиться, и не
исчезал вовсе. В смысле - исчез, но тут же возник по новой. Причем в
совершенно неуставном виде, чего с ним отродясь не бывало. Стойка - не
поймешь какая, на сапогах почему-то краска зеленая, челюсть отвалена - аж
по третью пуговицу. И что самое загадочное - небритая челюсть-то!..
Виноват, товарищ старший лейтенант, самоволкой это считаться никак не
может. Какая ж самоволка, если рядовой Пиньков ни секунды на плацу не
отсутствовал! Другой вопрос: где это он присутствовал столько времени, что
щетиной успел обрасти?
Разрешите продолжать?
Значит, так...
Повернулся рядовой Пиньков лицом к строю, душу, можно сказать, в
поворот вложил, глядь! - а строя-то и нет! И плаца нет. Стоит он на дне
ущелья посреди какой-то поляны, а поляна, что характерно, квадратная...
Никак нет, по науке это как раз вполне допустимо. Есть даже мнение,
товарищ старший лейтенант, что в одном и том же объеме пространства
понапихано миров - до чертовой матери!.. Почему не сталкиваются? Н-ну
образно говоря... в ногу идут, товарищ старший лейтенант, потому и не
сталкиваются...
Остолбенел рядовой Пиньков по стойке "смирно". Молодцеватости,
правда, не утратил, но что остолбенел - то остолбенел. Однако нашелся -
скомандовал сам себе шепотом: "Вольно! Разойдись!" - и стал осматриваться.
Местность незнакомая, гористая и какая-то вроде сказочная... Никак
нет, в прямом смысле. Взять хоть поляну эту квадратную: четыре угла, в
каждом углу - по дереву. Что на трех дальних растет - не разобрать, а на
том, что поближе, разрешите доложить, банки с тушенкой дозревают.
Пятисотграммовые, без этикеток...
Так точно, на мясокомбинате... Но это у нас. А там - вот так, на
деревьях. Растительным путем... Вот и я говорю, непредставимо, товарищ
старший лейтенант...
Смотрит Пиньков: за стволом шевеление какое-то. Сменил позицию, а там
- волк не волк, крокодил не крокодил... Короче, пупырчатый такой... И
землю роет. Воровато и быстро-быстро. Передними лапами. А на травке стоят
рядком четыре банки с тушенкой. И, надо полагать, свежесорванные - в
смазке еще...
Изготовился рядовой Пиньков для стрельбы стоя и двинулся к дереву. А
тот - роет. То ли нюх потерял, то ли просто не ждет опасности с этой
стороны. Потом поднял морду, а Пиньков уже - в трех шагах.
Как пупырчатый присядет, как подскочит! Вскинулся и обмер - ну чисто
собачка в цирке на задних лапках. Стоит и в ужасе ест Пинькова глазами.
Глаза - маленькие, желтые, нечестные...
- Вольно! - враз все смекнув, говорит рядовой Пиньков и вешает
автомат в положение "на плечо". - Кто командир?
Даже договорить не успел. Хотите верьте, хотите нет, а только
пупырчатый делает поворот кругом на два счета, да так ловко, что все
четыре банки летят в яму, а сам - опрометью куда-то, аж гравий из-под лап



веером...
Откуда гравий? Да, действительно... Поляна же... А! Так там еще,
товарищ старший лейтенант, дорожки были гравийные от дерева к дереву! Ну а
на самих-то полянках, понятно, трава. Причем с большим вкусом
подстриженная: коротко, но не под ноль.
Ну вот...
Наклонился Пиньков над рытвиной - даже номер на них какой-то изнутри
выдавлен. Разница в чем - у каждой по ободку вроде бы брачок фабричный. А
на самом деле - след от черенка.
Обошел Пиньков дерево, смотрит: а листочки-то кое-где к веткам -
пришиты. Для единообразия, стало быть. Кто-то, значит, распорядился. А то
на одной ветке листьев мало, на другой - много... Непорядок.
"Однако, - ужасается вдруг Пиньков, - мне ж сейчас в караул
заступать!.."
И тут, слышит, за спиной у него как бы смерчик теплый с фырчанием
крутнулся. Оборачивается, а там пупырчатый начальство привел. Начальство
такое: дед... Да нет! Дед - в смысле старенький уже, пожилой! Хотя крепкий
еще, с выправкой... На отставника похож... А с дедовщиной мы боремся, это
вы верно сказали, товарищ старший лейтенант!..
- Осмелюсь доложить, - рапортует. - Премного вашим внезапным явлением
довольны!
И тоже, видать, кривит душой - доволен он! Оробел вконец, не поймет,
то ли это рядовой Пиньков перед ним, то ли ангел небесный откуда-то там
слетел...
Никак нет, никакое не преувеличение. Вы рядового Пинькова по стойке
"смирно" видели? Незабываемое зрелище, товарищ старший лейтенант! Стоит по
струнке, глазом не смигнет, оружие за плечиком сияет в исправности,
подворотничок - слепит, надраенность бляхи проверять - только с
закопченным стеклышком. А уж сапог у Пинькова... Да какой прикажете,
товарищ старший лейтенант. Хоть левый, хоть правый... Кирза ведь, а до
какого совершенства доведена! Глянешь с носка - честное слово, оторопь
берет: этакая, знаете, бездонная чернота с легким, понимаете, таким
млечным мерцанием... Галактика, а не сапог, товарищ старший лейтенант!
- Рядовой Пиньков! - представляется рядовой Пиньков по всей форме. А
сам ненароком возьми да и скоси глаз в сторону ямы. Ну, дед, понятно,
всполошился, тоже туда глаз метнул. А там пупырчатый на задних лапах
елозит - не знает, от кого теперь банки заслонять: от Пинькова или от
дедка от этого.
- А ну-ка, любезный, - подрагивающим голосом командует дедок, -
подвинься-ка в сторонку...
Пупырчатый туда-сюда, уши прижал, лоб наморщил, но видит, податься
некуда, - отшагнул.
Смотрит дед: банки. Оглянулся быстро на Пинькова - и с перепугу в
крик.
- Шкуру спущу! - кричит. - Смерти моей хочешь? Перед кем опозорил!
Пятно на всю округу!..
Откуда ни возьмись - еще четверо пупырчатых. Точь-в-точь такие же,
никакой разницы - тоже, небось, банки тайком прикапывали, и не раз. Сели
вокруг первого, готовность номер один: пасти раззявлены, глазенки горят. И
смотрят в предвкушении на деда - приказа ждут.
И еще гномики какие-то... Как выглядят? Н-ну, как вам сказать,
товарищ старший лейтенант... Гномики и гномики - пугливые, суетятся.
Похватали банки и полезли с ними на дерево - на место прикреплять.
- Взять! - визжит дед.
Как четверо пупырчатых на первого кинутся! Шум, грызня, клочья
летят... А дед берет культурно Пинькова под локоток и уводит в сторонку от
этого неприятного зрелища. А сам лебезит, лебезит, в глаза заглядывает.
- Нет, но каков подлец! - убивается. - Ведь отродясь не бывало... В
первый раз... Как нарочно...
- Разорвут ведь, - говорит Пиньков, останавливаясь.
- У меня так! - кровожадно подтверждает дед, от усердия выкатывая
глаза. - Чуть что - в клочья!.. Вы уж, когда докладать будете... об этом,
с банками, не поминайте, сделайте милость...
И уводит Пинькова все дальше, в глубь оврага... Горы? Виноват,
товарищ старший лейтенант, какие горы? Ах, горы... Разрешите доложить, с
горами у Пинькова промашка вышла. Не горы это были, а самый что ни на есть
овраг. Просто Пиньков его поначалу за ущелье принял...
Да и немудрено. Ведь что есть овраг, товарищ старший лейтенант? Тот
же горный хребет, только наоборот.
- Ты погоди, дед, - говорит Пиньков. - Ты кто будешь-то? Звание у
тебя какое?
Дед немедля забегает вперед, руки по швам, глаза выкачены.
- Колдун! - рапортует.
"Эх, мать!" - думает Пиньков.
И пока он так думает, выходят они из овражного отростка в центральный



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8
РЕКЛАМА
Корнев Павел - Черные сны
Корнев Павел
Черные сны


Конан-Дойль Артур - Приключения бригадира Жерара
Конан-Дойль Артур
Приключения бригадира Жерара


Злотников Роман - Леннар. Сквозь Тьму и… Тьму
Злотников Роман
Леннар. Сквозь Тьму и… Тьму


Корнев Павел - Путь Кейна. Одержимость
Корнев Павел
Путь Кейна. Одержимость


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.